ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-Г05-114 от 24.11.2005 В удовлетворении заявления о признании незаконным решения избирательной комиссии и обязании принять решение о регистрации кандидата в депутаты отказано правомерно, поскольку недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных или недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, является основанием для отказа в регистрации кандидата.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 ноября 2005 года
Дело N 5-Г05-114
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Манохиной Г.В.,
судей Харланова А.В.,
Еременко Т.И.
рассмотрела в судебном заседании 24 ноября 2005 г. гражданское дело по кассационной жалобе С. на решение Московского городского суда от 11 ноября 2005 г., которым С. отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным решения окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Московской городской Думы четвертого созыва одномандатного избирательного округа N 3 от 28 октября 2005 г. N 10/10 и об обязании принять решения о регистрации кандидатом.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения С., представителей окружной избирательной комиссии Скоробогатова Б.А., Канатниковой О.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
С., в порядке самовыдвижения выдвинутая кандидатом в депутаты Московской городской Думы четвертого созыва, обратилась в суд с заявлением о признании незаконным решения ОИК N 3 от 28.10.2005 N 10/10 об отказе в регистрации кандидатом в депутаты.
В обоснование требований указала, что для своей регистрации кандидатом в депутаты представила в ОИК N 3 необходимые документы: первый финансовый отчет, нотариально удостоверенные сведения о лицах, собиравших подписи избирателей, протокол об итогах сбора подписей, а также 4670 подписей избирателей. Однако своим решением об отказе в регистрации кандидатом в депутаты ОИК посчитала, что два экземпляра протокола об итогах сбора подписей представлены не были, не были представлены сведения о лице, собиравшем подписи, - Лежепековой М.К. Избирательная комиссия необоснованно признала недействительными подписи избирателей.
Представители С. в судебном заседании пояснили, что проверке подлежали 1161 представленная подпись, из них комиссия признала недействительными 524 подписи и 3 подписи признала недостоверными. Оспаривают вывод комиссии в отношении 437 подписей, признанных недействительными. Поскольку 50 подписей избирателей из города Зеленограда содержали в графе адрес избирателя сведения "дом" вместо номера корпуса в городе Зеленограде. Считают, что отсутствие наименования "корпус" не могло являться основанием к признанию подписей недействительными, поскольку адрес переписан из паспорта граждан. Комиссией 30 подписей были признаны недействительными как содержащие исправления, однако неоговоренные исправления в графах отсутствовали, графы были перечеркнуты черным фломастером, что не может являться исправлением. Две из них необоснованно признаны недействительными и по другим основаниям. Комиссией признаны недействительными 27 подписей избирателей как содержащие исправления в различных графах, однако исправления отсутствуют. Необоснованно комиссией признаны недействительными 314 подписей: 179 и 9 подписей сборщиков из Рязани, а также 126 подписей сборщиков из Владимира, в связи с неполным указанием сведений о месте жительства сборщика. По мнению представителей заявителя, адрес сборщика указан правильно, а, кроме того, отсутствие каких-либо сведений об адресе сборщика не является основанием к признанию подписей избирателей недействительными. Считают, что также незаконно были признаны недействительными 16 подписей, собранных сборщиком из Зеленограда, не указавшим в адресе "город Москва". Таким образом, незаконно были признаны недействительными 437 подписей.
Считают, что неправильным является вывод комиссии о непредставлении кандидатом двух протоколов об итогах сбора подписей, поскольку разное содержание данных протоколов не свидетельствует об их непредставлении, что сведения о сборщике Лежепековой М.К. были представлены, поскольку печать нотариуса на подписном листе присутствовала.
Представители ОИК N 3 просили отказать в удовлетворении заявления С., указывая на то, что выдвинутый кандидат в депутаты может быть зарегистрирован, если он не позднее, чем за 45 дней до дня выборов представит указанные в законе документы и подписи избирателей в свою поддержку. С. представила два различных протокола об итогах сбора подписей, которые не могут считаться представлением протокола об итогах сбора подписей избирателей на бумажном носителе в двух экземплярах, не представила нотариально удостоверенных сведений о сборщике Лежепековой М.К., поскольку тот факт, что нотариус удостоверила на подписном листе ее подпись, не может считаться выполнением требований закона. Считают, что избирательной комиссией обоснованно признаны недействительными оспариваемые заявителем подписи избирателей в ее поддержку, поскольку все выводы комиссии основаны на законе.
Решением Московского городского суда от 11 ноября 2005 г. С. в удовлетворении заявления отказано.
В кассационной жалобе С. поставлен вопрос об отмене решения суда в связи с нарушением норм материального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.
Как видно из материалов дела и установлено судом, постановлением Московской городской Думы от 31 августа 2005 г. N 220, опубликованным в газете "Тверская, 13", N 107, 06.09.2005, на 4 декабря 2005 г. назначены выборы депутатов Московской городской Думы.
С. 26.09.2005 выдвинула себя кандидатом в депутаты Московской городской Думы четвертого созыва по одномандатному избирательному округу N 3 и представила документы для своего выдвижения.
Для своей регистрации 19.10.2005 она представила первый финансовой отчет, протокол об итогах сбора подписей, сведения о лицах, осуществлявших сбор подписей, а также подписные листы, о чем ей было выдано подтверждение.
Решением окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Московской городской Думы по одномандатному избирательному округу N 3 от 29.10.2005 С. было отказано в регистрации кандидатом в депутаты Московской городской Думы по одномандатному избирательному округу N 3. В обоснование принятого решения ОИК N 3 указала на пункт 3 и 5 части 20 статьи 37 Избирательного кодекса города Москвы.
Суд пришел к правильному выводу о том, что комиссия обоснованно приняла решение об отказе С. в регистрации кандидатом в депутаты Московской городской Думы четвертого созыва по основаниям, указанным в пункте 3 части 20 статьи 37 Избирательного кодекса города Москвы, предусматривающим, что основанием к отказу в регистрации является отсутствие среди документов, представленных для регистрации, документов, необходимых в соответствии с настоящим Кодексом для регистрации кандидата.
Как было установлено в судебном заседании и следует из материалов дела, С. представила в избирательную комиссию два протокола об итогах сбора подписей, в одном из которых содержится 7 заполненных строк, в другом - 8 строк, в первом экземпляре отсутствует расшифровка подписи. Во втором имеется. Таким образом, как правильно указал суд, С. представила в избирательную комиссию два различных протокола об итогах сбора подписей, в одном экземпляре каждый. Вместе с тем нормами приведенного выше Избирательного кодекса города Москвы устанавливается, что в избирательную комиссию для регистрации должен быть представлен протокол об итогах сбора подписей избирателей на бумажном носителе в двух экземплярах по форме.
То есть в избирательную комиссию представляется один протокол, но в двух экземплярах, заявитель же представила два различных документа. Следовательно, вывод ОИК N 3 о непредставлении указанного в п. 2 ч. 2 ст. 35 Кодекса документа, необходимого для регистрации кандидатом, является правильным.
Суд пришел к выводу, что в судебном заседании нашел свое подтверждение факт непредставления С. нотариально удостоверенных сведений в отношении лица, собиравшего подписи Лежепековой М.К.
Пунктом 7 ст. 37 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" предусматривается, что законом может быть предусмотрено, что кандидат, избирательное объединение, инициативная группа по проведению референдума обязаны составить список лиц, осуществлявших сбор подписей избирателей, участников референдума, а также нотариально удостоверить сведения о лицах, осуществлявших сбор подписей, и подписи этих лиц.
Как указывалось выше, Законом города Москвы предусмотрена необходимость представления для регистрации нотариально удостоверенных сведений о лицах, собиравших подписи избирателей, и их подписи (если в поддержку выдвижения кандидата производился сбор подписей).
Из материалов дела видно, что заявитель С. представила в избирательную комиссию два подписных листа, содержащих 20 подписей избирателей, собранных Лежепековой Маргаритой Константиновной. Подписные листы прошиты, к ним прикреплена надпись нотариуса следующего содержания: "Я, Кабыш Татьяна Николаевна, нотариус города Москвы, свидетельствую подлинность подписи Лежепековой Маргариты Константиновны".
Подпись сборщика выполнена 15.10.2005, а удостоверена нотариусом не 15.10.2005, а 18.10.2005, что не является удостоверением сведений о лице, собиравшем подписи, и подписи сборщика.
Таким образом, суд пришел к правильному выводу о том, что С. предусмотренные Избирательным кодексом города Москвы нотариально удостоверенные сведения о лицах, собиравших подписи, и их подписи не представила.
В связи с изложенным, как правильно указал суд, у ОИК N 3 имелись основания к отказу С. в регистрации кандидатом в депутаты Московской городской Думы четвертого созыва по одномандатному избирательному округу N 3 по п. 3 части 20 статьи 37 Избирательного кодекса города Москвы.
Суд пришел к правильному выводу о том, что ОИК N 3 обоснованно принято решение об отказе в регистрации С. по основанию, указанному в пункте 5 части 20 статьи 37 Избирательного кодекса города Москвы, предусматривающему, что основаниями для отказа в регистрации могут быть недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки.
Как видно из материалов дела и установлено судом, в одномандатном избирательном округе N 3 решением МГИК было определено, что необходимым для регистрации кандидатом по данному округу является представление 4644 подписей.
Решениями ОИК N 3 от 26.10.2005 N 4/3 и N 4/4 было определено, что проверке будут подлежать 25% от числа подписей избирателей, необходимого для регистрации, т.е. 1161 подпись, а также определена схема выборки подписей для проверки.
С. были представлены 8 папок с подписями избирателей, заявленные в протоколе об итогах сбора подписей, в количестве 4670, представленных, как было установлено при пересчете, в количестве 4844.
20.10.2005 была проведена жеребьевка представленных С. подписей и определены подписи, подлежащие проверке. В судебном заседании С. пояснила, что на процедуре жеребьевки она присутствовала и правильность проведения жеребьевки не оспаривала.
По результатам проверки подписных листов с подписями избирателей в поддержку выдвижения кандидатуры С. избирательной комиссией была составлена ведомость и протокол рабочей группы. Из ведомости следует, что недостоверными были признаны 3 подписи, недействительными - 524.
Заявитель оспаривала правильность выводов комиссии о признании недействительными по различным основаниям 437 подписей.
В судебном заседании установлено, что ОИК N 3 были признаны недействительными 50 подписей в связи с неуказанием необходимых в соответствии с законом сведений об избирателе.
Такими подписями были признаны недействительными содержащиеся в папке N 6 листы 62, 63, 66 и в папке N 7 - листы 6, 9, 7, содержащие каждый по 10 подписей.
Как следует из обозревавшихся подписных листов, в графе избирателя "адрес места жительства" в отношении каждого из избирателей, являющихся жителями города Зеленоград, указан адрес: "г. Москва, г. Зеленоград", далее "дом", его номер и номер квартиры.
В соответствии с п. 3 ч. 7 ст. 37 Избирательного кодекса города Москвы недействительными считаются подписи избирателей без указания каких-либо из требуемых в соответствии с настоящим Кодексом сведений либо без указания даты внесения.
В соответствии с ч. 14 ст. 34 Избирательного кодекса избиратель ставит в подписном листе свою подпись и дату ее внесения, а также указывает свои фамилию, имя, отчество, год рождения, серию, номер паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, а также адрес места жительства, указанный в паспорте или документе, заменяющем паспорт гражданина.
Согласно справке паспортно-визового отдела УВД Зеленоградского административного округа, направленного в адрес ОИК N 3 факсимильным сообщением 20.10.2005, варианты указания места жительства граждан, зарегистрированных на территории Зеленоградского АО г. Москвы: - г. Москва, Зеленоград, корпус, квартира; г. Москва, Зеленоград, улица, дом, квартира; г. Москва. УВД Зеленоградского АО г. Москвы (л.д. 65).
Эти обстоятельства, по мнению суда, позволяли ОИК N 3 признать недействительными 50 подписей избирателей.
Между тем с выводом суда в этой части согласиться нельзя, поскольку он основан на предположениях.
Избирательная комиссия и суд не учли того, что избиратели указывали в подписном листе адрес своего места жительства, содержащийся в паспорте, как того и требует закон.
Доказательств того, что эти паспортные данные избирателей не соответствуют действительности (данным об их регистрации), избирательной комиссией суду представлено не было.
Справка паспортно-визового отдела доказательством недействительности подписей не является, а лишь указывает на возможные варианты определения места жительства.
Таким образом, 50 подписей Судебная коллегия полагает необходимым признать действительными.
Вместе с тем данное обстоятельство не свидетельствует о незаконности решения суда, так как оставшегося количества недействительных и недостоверных подписей достаточно для отказа С. в регистрации.
Кроме того, является правильным вывод суда о наличии у избирательной комиссии оснований для отказа в регистрации по другой норме, содержащейся в ст. 37 Избирательного кодекса г. Москвы.
По основаниям, изложенным в решении, суд правильно согласился с выводом ОИК N 3 о признании недействительными 30 подписей как содержащих неоговоренные исправления.
Довод кассационной жалобы о действительности этих подписей основан на неправильном толковании норм материального права.
Также, по изложенным

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-Г05-111 от 24.11.2005 В удовлетворении заявления об отмене решения избирательной комиссии отказано правомерно, поскольку регистрация другого кандидата в депутаты не нарушает прав заявителя как кандидата в депутаты по тому же избирательному округу, поскольку заявитель был зарегистрирован окружной избирательной комиссией на основании списка, выдвинутого избирательным объединением, а не путем сбора подписей избирателей.  »
Общая судебная практика »
Читайте также