ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Г. Николаев) (Бизнес-адвокат, 2004, n 24) Реакция Вассермана в России дала положительный результат

В N 9 за текущий год "БА" уже рассказывал о предъявлении гражданином Вассерманом интересной жалобы против России, которую весной признал приемлемой Европейский Суд по правам человека. Как и следовало ожидать, привычные для россиян особенности местного правосудия не встретили понимания не только у иностранного туриста, у которого таможня прямо на въезде в нашу гостеприимную страну изъяла деньги, но и у страсбургских судей, без труда давших надлежащую квалификацию промыслу властей.
Районный суд довольно быстро - через каких-то полтора года - обязал таможню вернуть иностранному товарищу присвоенную федеральным бюджетом сумму, хотя и отказал в возмещении морального вреда как не имеющем основы в национальном законодательстве. В отношении изъятых таможенниками денег Вассерман обрадовался слишком рано - исполнительный лист, высланный в адрес 2-го межрайонного отдела службы судебных приставов по ЦАО г. Москвы (на территории которого находится федеральное казначейство), по мнению государства-ответчика, был направлен ненадлежащему исполнителю. Статья 110 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2001 год" от 27 декабря 2000 г. N 150-ФЗ обязывала направлять исполнительные листы в Министерство финансов РФ, которое будет принимать по ним меры в соответствии с процедурой, установленной правительством; таким образом, судебным приставам в отношения взыскателей и наиболее махрового из всех злостных должников - российского государства - вмешиваться никак не полагалось. Это же подтверждали Правила взыскания на основании исполнительных листов судебных органов средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета от 22 февраля 2001 г. N 143, согласно которым кредитор (не забыв копию судебного решения) должен обращаться в то отделение казначейства, где должник имеет счет. Вероятно, юридическая безграмотность потерпевшего, воспринявшего Гражданский процессуальный кодекс слишком буквально, привела к тому, что исполнительный лист в службе судебных приставов бесследно исчез.
Интересно, что 19 июля 2001 г. Верховный Суд РФ принял решение N ГКПИ2001-864 относительно законности ряда пунктов Правил, в частности указав, что Правила не могут регулировать исполнение судебных решений, т.к. казначейство не относится к числу органов исполнения, предусмотренных Федеральным законом "Об исполнительном производстве" от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ. В позднейшем решении N ГКПИ2001-1345 от 22 октября 2001 г., по мнению Суда, Правила предусмотрели скорее порядок добровольного исполнения решений, не лишающий взыскателя права обращаться при необходимости к принудительному исполнению судебных решений. Разумная и логичная (в данном случае) позиция ВС РФ - если бы каждый злостный неплательщик устанавливал в отношении себя правила взыскания денежных средств по судебным решениям, в государстве неминуемо началась бы разруха - не оказала, однако, никакого влияния на судьбу заявителя, которому не оставалось ничего другого, кроме обращения в Европейский Суд. 18 ноября решение по делу Вассермана стало достоянием общественности.
Хорошо известная позиция ЕСПЧ, рассматривающая исполнительное производство как неотъемлемую часть правосудия, а задержку исполнения судебных решений - как нарушение права гражданина на судебную защиту (см., например, "Бурдов против России", "ДА" N 11, 2002), не оставила никаких шансов государству-ответчику при рассмотрении вопроса о соответствии действий правительства ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Последнее находчиво ссылалось в свое оправдание на факт утраты исполнительного листа при пересылке и на то, что ответственные за это печальное событие "более не состоят на государственной службе", а следовательно, все взятки с России гладки. То ли в шутку, то ли всерьез правительство довело до сведения Суда, что правовой департамент Минфина в июне 2004 г. одобрил выдачу отыскиваемой суммы заявителю и что решение будет исполнено "в ближайшем будущем". Потерпевший, по мнению ответчика, также не лишен права взыскать возникшие у него убытки на национальном уровне - в Замоскворецком суде столицы. Но Вассерман поспешил перечеркнуть усилия ответчика, указав, что в успех этого мероприятия (после признания в Страсбурге жалобы приемлемой судья только-только назначил первое заседание) совершенно не верит.
Не вдаваясь в вопросы веры, Суд напомнил государству-ответчику, что без исполнения судебных решений право на судебную защиту в цивилизованной стране становится иллюзорным. Он отмел довод об утрате исполнительного листа (рассказ о том, что виновные покинули государственную службу, был вообще пропущен мимо ушей), подчеркнув, что даже при этих условиях никто не мешал правительству прислушаться к многочисленным жалобам Вассермана на неисполнение решения, и признал ст. 6 Конвенции нарушенной, поскольку меры по возврату заявителю долга "не предпринимались годами", что лишило упомянутую статью "всякого полезного эффекта". Сославшись на собственную практику по делам "Бурдов против России" и "Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece", Суд пришел к такому же выводу относительно ст. 1 Протокола N 1, т.к. решение суда 1-й инстанции дало возможность рассматривать требование Вассермана о возврате незаконно изъятой суммы как имущества. Поэтому уклонение от уплаты денег является ничем иным, как вмешательством в право собственника, которое не может быть оправдано отсутствием координации между двумя подразделениями Службы судебных приставов.
Заявитель просил Суд взыскать в его пользу небольшую сумму в счет материального ущерба - 2362,70 долл. США (в т.ч. злосчастные 1600 долл., изъятые таможней). Моральный вред Вассерман оценил в 100000 долл., что с учетом шестилетнего издевательства российских властей можно считать довольно умеренным запросом. Однако Суд не стал уступать ему в гуманном отношении к государству-нарушителю и даже превзошел его, указав, что обязанность ответчика по выплате спорной суммы еще не исчерпана (видимо, ссылка правительства на доброту правового департамента Минфина все-таки не осталась незамеченной), и потому взыскал в счет материального ущерба 300 евро, не считая налогов, которыми может облагаться эта сумма. Значительно дешевле оценил Суд и нравственные страдания Вассермана в связи с пассивностью властей и "на справедливой основе" взыскал в пользу заявителя 3600 евро, очевидно, приняв во внимание, что потерпевший не только имел неосторожность родиться в России, но и продолжал неосмотрительно ее посещать, а следовательно, знал или должен был знать, на что идет.
Если учесть, что из 29 тыс. долл., потраченных им на оплату труда адвокатов, Суд возместил ему только 600, реакцию Вассермана в отношении России можно считать положительной. Хотя отечественная судебная система тяжело больна, она, по-видимому, небезнадежна, и решение Европейского Суда, давшего ей очередную поблажку, в какой-то мере подтверждает правоту высоких должностных лиц РФ, систематически дающих ей с учетом роста числа обращений в национальные суды самую высокую оценку.
Юрист
Г.НИКОЛАЕВ

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 1-Г04-23 от 08.12.2004] Заявление о признании недействующими отдельных положений Закона Архангельской области от 03.06.2003 n 172-22-ОЗ Об административных правонарушениях удовлетворено правомерно, поскольку установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, находится в ведении Российской Федерации.  »
Общая судебная практика »
Читайте также