[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 16.11.2004 n 41673/98)] (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2005, n 4) По делу обжалуется ненадлежащее аннулирование вещного права, которым поколения семейства заявителей пользовались в течение более 300 лет. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола n 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

(Bruncrona - Finland) (N 41673/98)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 16 ноября 2004 года
(вынесено IV Секцией)
Обстоятельства дела
Заявители, которые являются зарегистрированными собственниками имущества в деревне, где они проживают, утверждают также, что у них есть постоянное право пожизненного пользования чужой собственностью и извлечения от нее дохода, имеющее отношение к некоторым близлежащим островам и водному пространству. Начиная с XVIII века поколениям семейства заявителей было предоставлено право пользования этими островами в обмен на уплату ежегодного сбора, который позже был заменен налогом на имущество, выплачиваемым государству. Заявители безмятежно пользовались островами и водами вплоть до 1984 года, когда управление лесничества предоставило права на рыбный промысел в этом районе третьей стороне.
При первом рассмотрении спора заявителей с государством Окружной суд постановил, что их право пожизненного пользования чужой собственностью и извлечения от нее дохода преобразовалось в право собственности. Однако это решение Окружного суда было впоследствии отменено вышестоящим судом. Заявители вновь обратились в суд, и производство по их жалобе на отмену решения суда первой инстанции завершилось вступившим в силу решением Апелляционного суда, в котором указывалось, что государство отнюдь не отказывалось от своих прав собственности на острова, а просто сдавало их в аренду заявителям при условии уплаты ими соответствующего налога. Верховный суд Финляндии отказал в принятии жалобы заявителей к своему производству.
В 1998 году заявители получили письмо от управления лесничества с требованием освободить оспариваемую собственность, что, как утверждает государство-ответчик, приравнивается к прекращению отношений аренды с заявителями. На момент подачи жалобы в Европейский Суд заявители, предположительно, все еще выплачивали налог на имущество с оспариваемой собственности.
Вопросы права
По поводу предварительных возражений государства-ответчика.
(i) Предварительные возражения государства-ответчика в отношении несоблюдения заявителями шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд: у заявителей имелся вполне законный интерес, когда они возбудили второе исковое производство с целью получить подтверждение своих предположительно существующих прав на собственность. Течение шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд поэтому началось с того момента, когда по второму делу Верховный суд Финляндии отказал в принятии жалобы заявителей к своему производству. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.
(ii) Предварительные возражения государства-ответчика в отношении неисчерпания заявителями внутригосударственных средств правовой защиты: подавая свою последнюю жалобу в Верховный суд Финляндии, заявители вполне справедливо полагались на гарантии своих прав собственности, содержащиеся в законодательстве Финляндии и в Конвенции. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.
По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. У Европейского Суда нет оснований не соглашаться со вступившим в силу решением Апелляционного суда, установившим, что имущественный интерес заявителей, затронутый делом, является правом аренды, а не правом собственности или постоянным правом пожизненного пользования чужой собственностью и извлечения от нее дохода. Поэтому заявители не были "лишены своей собственности" в том значении, которое придается этой формулировке вторым предложением Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Несмотря на это, поскольку заявителям мешали пользоваться правом аренды - представляющим собой имущественный интерес - начиная с 1984 года, когда права на рыбный промысел были выданы третьей стороне, задача Европейского Суда состоит в том, чтобы установить, был ли такой акт вмешательства государства в реализацию прав заявителей совместим с гарантией "беспрепятственного пользования своим имуществом" в том значении, которое придается этой формулировке первым предложением Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд приемлет аргументы государства-ответчика, что это вмешательство оправдывалось целью поддержания принципов, которые закреплены нормами права, касающимися недвижимого имущества. Однако при прекращении отношений аренды с заявителями не был соблюден справедливый баланс между интересами государства и правами заявителей. Письмо, которое получили заявители в 1998 году, содержавшее требование освободить собственность, - что приравнивалось к прекращению отношений аренды с ними - нельзя считать приемлемой формой прекращения действия права, которым поколения семейства заявителей пользовались в течение более 300 лет. Заявители могли бы хотя бы разумно ожидать, что их уведомят о дате истечения отношений аренды в извещении о прекращении этих отношений. Кроме того, государство не выплатило им компенсацию за не отвечающий нормам способ прекращения отношений аренды. В таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что процедура, с помощью которой государство прекратило действие вещного права заявителей, противоречит гарантиям их права на беспрепятственное пользование своим имуществом.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).
Компенсация
В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Решение вопроса о выплате справедливой компенсации было отложено Европейским Судом.

[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 16.11.2004 по делу n 29865/96)] (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2005, n 4) По делу обжалуется невозможность для замужней женщины использовать в официальных документах только свою девичью фамилию. По делу допущено нарушение требований Статьи 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также