ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Розенберг, по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 12.11.2004 n 174/2003) (ЭЖ-Юрист, 2005, n 17) Источники правового регулирования международной купли-продажи

МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ
По материалам решения Международного коммерческого
арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
Дело N 174/2003. Решение от 12.11.2004
Альтернативная арбитражная оговорка, предоставляющая истцу право выбора одного из двух третейских судов, признана составом арбитража основанием для признания своей компетенции разрешать спор сторон, учитывая, что одним из них был указан МКАС.
Поскольку коммерческие предприятия сторон находятся в государствах - участниках Венской конвенции 1980 г., выбор ими права России в качестве применимого к их отношениям признан соглашением о субсидиарном статуте, подлежащем использованию в случаях, предусмотренных Венской конвенцией 1980 г., являющейся основным статутом. Соответственно подчеркнуто, что правила основного и субсидиарного статута по вопросам, урегулированным основным статутом, не могут применяться одновременно.
При отсутствии соглашения сторон о применении Принципов УНИДРУА и несогласии одной из сторон на их использование состав арбитража пришел к выводу о их неприменении при разрешении данного спора.
Признан правомерным отказ продавца от исполнения обязательств по контракту. При этом принято во внимание, что в связи с просрочками платежей, допущенными покупателем, продавец правомерно на основании условий контракта и ст. 71 Венской конвенции 1980 г. приостановил исполнение контракта, предложив в качестве гарантии исполнения изменить условия оплаты товара, с чем покупатель не согласился.
Поскольку покупателем допущено существенное нарушение условий контракта, послужившее для продавца правомерным основанием для его расторжения, покупателю отказано в удовлетворении требования о возмещении упущенной выгоды в связи с неисполнением продавцом обязательств по поставке товаров.
Признаны необоснованными действия покупателя, задержавшего оплату поставленного ему товара со ссылкой на якобы допущенные продавцом нарушения. Соответственно удовлетворен встречный иск продавца о взыскании с покупателя стоимости поставленного ему товара с начислением договорной неустойки, размер которой уменьшен на основании ст. 333 ГК РФ.
Удовлетворено требование продавца о возмещении ему покупателем издержек, связанных с защитой его интересов через представителей, в размере, признанном составом арбитража разумным.
Иск был предъявлен российской организацией (покупатель) к венгерской фирме (продавец) о возмещении упущенной выгоды в связи с отказом от исполнения обязательств по поставке товара по генеральному контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 2 декабря 2002 г. Как указывал покупатель, продавец соглашался продолжать исполнение контракта при условии изменения порядка платежей, предложенного им вопреки условиям контракта.
Продавец иска не признал и, в свою очередь, предъявил встречный иск о погашении задолженности за поставленный товар с начислением на нее договорной неустойки, а также о возмещении расходов по арбитражному сбору по встречному иску и издержек, связанных с ведением дела через юридических представителей. Обоснованность своих действий продавец мотивировал использованием предоставленных ему контрактом и Венской конвенцией 1980 г. прав. Продавцом были высказаны замечания и по расчету требований покупателя.
Покупатель с доводами продавца не согласился.
Спорными между сторонами являлись, в частности, и вопросы, связанные с применением к их отношениям Принципов УНИДРУА, а также положений Венской конвенции 1980 г. и норм ГК РФ.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. В соответствии с п. 3 параграфа 1 Регламента МКАС вправе рассматривать споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора. Обратившись к контракту, арбитраж установил, что ст. 9 контракта предусматривает следующее:
"Все споры и разногласия, вытекающие из или в связи с настоящим контрактом либо его нарушением, прекращением или недействительностью, будут разрешаться по выбору истца:
а) либо Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате РФ в соответствии с Регламентом МКАС с обязательным предварительным урегулированием путем переговоров или в претензионном порядке.
Применимое материальное право при разрешении споров - право Российской Федерации;
б) либо Международным коммерческим арбитражным судом, соответствующим Уставу (Положениям) Арбитража ЮНСИТРАЛ. Органом, назначающим состав арбитража, является Bundeskammer der Gewerblichen Wirtschaft (Federal Economic Chamber) - A-1045, Wien, Wiedner Hauptstrasse 63.
Число арбитров - 3; судопроизводство на английском языке. Споры решаются в соответствии с австрийским материальным правом.
Решения Арбитража являются окончательными и обязательными для Сторон; Стороны обязуются добровольно исполнить решения Арбитража".
Изучив ст. 9 контракта, МКАС пришел к выводу, что между истцом и ответчиком существует письменное соглашение о передаче на разрешение в арбитражный суд возникшего или могущего возникнуть спора. В контракте стороны определили органы, полномочные рассматривать споры между сторонами контракта, - это Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ (п. "а" ст. 9 контракта) и Международный коммерческий арбитражный суд, действующий в соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ (п. "б" ст. 9 контракта), а также порядок выбора одного из вышеуказанных арбитражных органов - по усмотрению истца в возникшем споре (первый абзац ст. 9 контракта).
Поскольку истец по первоначальному иску - российская организация - обратился с иском в Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ, согласно ст. 9 контракта МКАС при ТПП РФ является компетентным арбитражным органом по рассмотрению данного спора.
Ответчик по первоначальному иску - венгерская фирма, предъявив согласно параграфу 33 Регламента МКАС встречный иск, в обоснование компетенции МКАС при ТПП РФ отметила, что встречный иск вытекает из того же контракта, что и первоначальный иск, и что в отношении встречного иска действует арбитражная оговорка п. 9 контракта.
Учитывая изложенное, МКАС, исходя из ст. 9 контракта и руководствуясь ст. 7 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", п. п. 2, 3, 5 параграфа 1 Регламента МКАС, признал себя компетентным разрешить настоящий спор по первоначальному и встречному иску.
2. Обратившись к вопросу о применимом праве, МКАС установил, что согласно п. "а" ст. 9 контракта стороны согласовали, что в случае если спор рассматривается в МКАС при ТПП РФ, применимым правом является право Российской Федерации.
Ввиду того что коммерческие предприятия сторон контракта находятся в государствах - участниках Венской конвенции 1980 г., МКАС, основываясь на подп. "а" п. 1 Конвенции, считает, что при разрешении спора по существу подлежит применению эта Конвенция.
На основании п. 2 ст. 7 Венской конвенции 1980 г. и выбора сторонами российского права по вопросам, которые прямо не разрешены в Венской конвенции и не могут быть разрешены в соответствии с общими принципами, на которых она основана, подлежит применению в качестве субсидиарного источника российское право.
Исследовав состязательные документы, представленные сторонами, МКАС установил, что одна из сторон спора - венгерская фирма обращается при обосновании своей позиции наряду с Венской конвенцией и ГК РФ к положениям Принципов УНИДРУА, полагая, что они применимы как признанный международный стандарт и приобретают все большее значение в качестве обычая, но другая сторона спора - российская организация возражает против применения Принципов УНИДРУА.
МКАС, учитывая, что в заключенном между сторонами контракте отсутствует соглашение о применении Принципов УНИДРУА к отношениям между сторонами и что в процессе обмена документами было ясно высказано несогласие с их применением одной из сторон, руководствуясь п. 1 ст. 28 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и параграфом 13 Регламента, считает, что Принципы УНИДРУА не подлежат применению при рассмотрении данного спора.
3. Рассмотрев требования, заявленные истцом (покупателем) к ответчику (продавцу) по первоначальному иску, МКАС установил следующее.
3.1. Требование покупателя обязать продавца исполнить в разумный срок поставки по заявкам от 06.08.2003 и 16.09.2003 в нарушение п. "г" параграфа 16 и параграфа 18 Регламента МКАС не оплачено арбитражным сбором, что подтвердили представители покупателя в заседании 2 сентября 2004 г. Учитывая изложенное и основываясь на п. "г" параграфа 16 и параграфе 18 Регламента, МКАС пришел к выводу, что данное требование должно быть оставлено без рассмотрения.
Принимая во внимание изложенное, арбитраж не счел необходимым исследовать в настоящем процессе поступившие от продавца возражения на указанное требование покупателя.
3.2. Рассмотрев заявленное покупателем требование о взыскании с продавца убытков в виде упущенной выгоды, в отношении которых покупатель просил произвести зачет по отношению к сумме своей задолженности перед продавцом, арбитраж установил следующее.
1) Покупатель требует взыскать с продавца убытки, являющиеся упущенной выгодой, которую он мог бы получить, если бы были исполнены заключенные им договоры N 69/03 от 05.03.2003, 14.03.2003 и 17.04.2003 с тремя его контрагентами. Исполнение указанных договоров стало невозможно для покупателя по причине отказа продавца от удовлетворения заявок покупателя от 06.08.2003 и от 16.09.2003 на прежних условиях, согласованных в контракте. Как обязательное условие выполнения этих заявок продавец выдвинул требование об изменении условий платежа, предусмотренных в контракте, с чем покупатель не согласился.
Возражая против требования покупателя, продавец заявил о правомерности отказа выполнить две его заявки, поскольку он был вызван нарушением покупателем сроков оплаты товара и является реализацией продавцом предоставленных п. 3.2 контракта правомочий. С целью сохранить договорные отношения продавец, приостановив исполнение, предложил изменить условия оплаты товара, что было попыткой получения гарантий исполнения обязательств.
Поскольку таких гарантий покупатель не предоставил, продавец, действуя в соответствии с п. 3 ст. 71 Венской конвенции 1980 г., не возобновил исполнения своих обязательств по контракту.
Возражая против требования покупателя о возмещении упущенной выгоды, продавец оспаривает расчет убытков, отмечая, что он не может быть произведен от общей суммы поставок по трем контрактам, а лишь от суммы заявок покупателя от 06.08.2003 и 16.09.2003 и не в заявленном покупателем размере, а в размере не более 10%, что составляет размер средней маржи на российском рынке данного вида товаров. Продавец считает, что представленные договоры были подготовлены специально для арбитражного разбирательства, в них не предусмотрено, что их предметом являются товары производства продавца, а представленная спецификация по одному из этих договоров не полностью совпадает с заявками покупателя, в принятии которых ему было отказано.
Таким образом, спор по данному требованию между сторонами состоит в различной оценке:
- правомерности отказа продавца от удовлетворения заявок покупателя на согласованных в контракте условиях и выдвижения в качестве обязательного условия дальнейших поставок изменения порядка платежа;
- доказанности факта и размера упущенной выгоды, требуемой покупателем.
Доказывая неправомерность действий продавца, покупатель признает факт допущенной им просрочки платежа и не оспаривает, что согласно п. 3.2 контракта продавцу предоставляется право на отказ от сделки при несоблюдении сроков платежа покупателем, однако при этом покупатель заявляет, что продавец пропустил срок на реализацию предоставленного ему п. 3.2 контракта права на отказ от сделки, поскольку он истек 08.08.2003, когда покупатель осуществил просроченный платеж и восстановил безупречность исполнения.
Кроме того, покупатель заявляет о том, что причины просрочки оплаты лежали в сфере коммерческого риска, следовательно, просрочка была допущена не по вине покупателя, носила разовый характер и составила не более месяца, не причинив убытков продавцу. По мнению покупателя, это нарушение не являлось существенным.
Покупатель не согласился с обоснованием права продавца на приостановление исполнения в соответствии со ст. 71 Венской конвенции, считая, что продавец не доказал, что имеются основания ожидать неисполнения обязательств покупателем в будущем. Покупатель полагал, что продавец нарушил требование п. 3 ст. 71 о незамедлительном извещении другой стороны о приостановлении исполнения обязательств, поскольку направленное покупателю неправомерное требование об изменении условий оплаты товара для продолжения исполнения контракта не может рассматриваться в качестве такого извещения.
В обоснование правомерности своих действий продавец ссылался наряду с п. 3.2 контракта на ст. 71 Венской конвенции, на ст. 328 ГК РФ. Продавец доказывает, что был вправе отказаться от сделки согласно п. 3.2 контракта, поскольку покупатель уже допускал просрочки платежа, но последняя просрочка была более продолжительной, в связи с чем продавец воспользовался предоставленным контрактом правом. Продавец считает, что его действия полностью соответствуют и ст. 71 Венской конвенции, поскольку для приостановления исполнения не требуется, чтобы вторая сторона допустила существенное нарушение контракта. После допущенных покупателем просрочек платежа он имел все основания сомневаться в кредитоспособности покупателя. Подтверждением высокой степени вероятности сомнений является то, что покупатель так и не оплатил долг продавцу в сумме, указанной во встречном иске. Продавец считает, что уведомление в своем ответе на заявку покупателя о необходимости предоставления дополнительных гарантий исполнения и невозобновление поставок по причине непредоставления таких гарантий полностью соответствует п. 3 ст. 71 Венской конвенции 1980 г.
2) Для оценки представленных сторонами доказательств и высказанных в заседании 02.09.2004 доводов представителей Сторон по вопросу о правомерности действий продавца МКАС обратился в первую очередь к толкованию условий контракта, в частности п. 3.2.
В п. 3.2 контракта предусматривается, что "продавец поставляет товар покупателю только при безупречном соблюдении/выполнении условий и/или сроков платежа. Продавец имеет право без предупреждения и безо всяких последствий отказаться от выполнения данной сделки, а также потребовать 5% стоимости от суммы ее (из-за необходимости вынужденной распаковки товара), если несоблюдение такого условия выявляется в момент, когда сообщение о готовности товара к поставке уже было передано продавцом покупателю".
Основываясь на правилах толкования,

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 24-о04-5 от 12.11.2004 Вовлечение в совершение преступления нескольких несовершеннолетних не образует совокупности преступлений, предусмотренных ст. 150 УК РФ.  »
Общая судебная практика »
Читайте также