ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 726п04пр от 10.11.2004 Уголовно-процессуальный закон не требует отражения в протоколе процессуального действия волеизъявления обвиняемого воспользоваться каждым из прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 10 ноября 2004 г. N 726п04пр
Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Радченко В.И.
членов Президиума Верина В.П.,
Жуйкова В.М.,
Каримова М.А.,
Кузнецова В.В.,
Попова Г.Н.,
Свиридова Ю.А.,
Смакова Р.М.
рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2004 года.
По приговору Кемеровского областного суда от 23 января 2004 года Скрапстин Константин Григорьевич, 19 мая 1976 года рождения, уроженец г. Ачинска Красноярского края, ранее судимый: 21 августа 1996 года по ч. 2 ст. 148.1 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, освобожден по отбытии срока наказания 20 марта 2003 года; 30 октября 2003 года по п. "в" ч. 2 ст. 166 УК РФ к 5 годам лишения свободы, - осужден к лишению свободы: по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет, по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору окончательно назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;
Крат Андрей Михайлович, 15 февраля 1981 года рождения, уроженец г. Кемерово Кемеровской области, ранее судимый: 4 марта 1999 года по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166, ст. 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 3 августа 2000 года на 1 год 8 месяцев 4 дня; 30 октября 2003 года по ч. 1 ст. 111, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ к 6 годам лишения свободы, - осужден к лишению свободы: по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 лет, по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 13 лет лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;
Черняков Денис Александрович, 2 декабря 1981 года рождения, уроженец г. Кемерово Кемеровской области, ранее судимый 19 сентября 2003 года по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158, п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, осужден к лишению свободы: по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 14 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; приговор суда от 19 сентября 2003 года постановлено исполнять самостоятельно;
Щеголев Дмитрий Александрович, 5 марта 1974 года рождения, уроженец г. Осинники Кемеровской области, ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 11 лет, по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 1 год 6 месяцев, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В возмещение материального вреда в пользу О-ва постановлено взыскать со Скрапстина 1600 руб., Чернякова - 6000 руб., солидарно со Скрапстина, Чернякова, Щеголева, Крата - 5500 руб. и 62418 руб., со Скрапстина, Крата, Чернякова - 54500 руб.
В счет компенсации морального вреда в пользу О-ва, О-вой, П., Т. постановлено взыскать в пользу каждого: с Щеголева - 15000 руб., со Скрапстина, Крата, Чернякова - по 25000 руб.
Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2004 года приговор отменен и дело направлено на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.
В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Кехлеров С.Г. поставил вопрос об отмене кассационного определения с передачей дела на новое кассационное рассмотрение в связи с неправильным выводом суда о нарушении органами предварительного расследования права осужденных на рассмотрение дела в ином составе суда, в том числе с участием присяжных заседателей.
По мнению автора представления, запись в протоколах ознакомления обвиняемых с материалами уголовного дела о том, что они не желают воспользоваться правами, предусмотренными п. п. 1 - 3 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, соответствует требованиям закона и не лишала их возможности заявить ходатайство об ином составе суда. Уголовно-процессуальный закон не требует отражения в протоколе следственного действия желания (либо нежелания) обвиняемого воспользоваться каждым из прав, предоставляемых ч. 5 ст. 217 УПК РФ.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего доводы надзорного представления, Президиум Верховного Суда Российской Федерации
установил:
Скрапстин, Крат, Черняков и Щеголев осуждены за убийство О-ва с особой жестокостью. Они же осуждены за кражу чужого имущества потерпевшего. При этом Скрапстин, Крат и Черняков совершили преступления по предварительному сговору группой лиц, а Щеголев - в составе группы лиц.
Преступления ими совершены в лесном массиве возле деревни Денисово Кемеровского района Кемеровской области и в г. Кемерово при следующих, отраженных в приговоре, обстоятельствах.
8 мая 2003 года, находясь в д. Улус-Мозжуха, Скрапстин, Крат и Черняков договорились между собой напасть на водителя автомашины ВАЗ-21093 О-ва, убить его, завладеть автомашиной потерпевшего. Щеголева они в свои планы не посвятили.
После этого они сели в автомашину потерпевшего, согласившегося оказать им транспортные услуги. Черняков указывал путь следования О-ву. Следуя указаниям Чернякова, О-в съехал с трассы, последовал по грунтовой дороге в сторону д. Денисово, но там автомашина застряла в грязи. О-в остался за рулем автомашины, а все остальные принялись выталкивать ее, желая продолжить путь. Толкая автомашину, Черняков упал в грязь. После этого он стал ругать потерпевшего, вытаскивать его из салона автомашины, нанес ему удар рукой в лицо. Испугавшись, О-в стал убегать в поле. Скрапстин, Крат и Щеголев преследовали потерпевшего, догнали его, окружили. Действуя согласованно, они с целью убийства, с особой жестокостью, выразившейся в способе лишения жизни, заведомо для подсудимых связанного с причинением О-ву особых страданий, путем нанесения ему большого количества телесных повреждений, в течение продолжительного времени, сбив с ног потерпевшего, стали наносить ему неоднократные удары кулаками, ногами, деревянной палкой, деревянной чуркой, фрагментом ствола дерева. Удары наносились по голове, лицу, шее, туловищу, конечностям. Каждый из них нанес не менее 5 ударов ногами в голову и грудь О-ву, Крат нанес не менее 3 ударов палкой по голове и туловищу.
Кроме того, Щеголев с целью убийства потерпевшего обхватил шею потерпевшего рукой, согнутой в локте, и сдавливал шею, пока О-в не потерял сознание.
Скрапстин аналогичным образом сдавливал шею потерпевшего, но последний продолжал подавать признаки жизни.
Тогда Скрапстин надавил ногой на шею потерпевшего, а Черняков нанес не менее 2-х ударов ногами по лицу, голове потерпевшего. Затем они переместили потерпевшего вглубь лесополосы, где Черняков не менее 2 раз с силой нанес удары потерпевшему обломком ствола дерева.
В общей сложности они нанесли потерпевшему руками, ногами, палкой, фрагментом ствола дерева не менее 26 ударов в голову, шею, грудную клетку, сдавливали шею руками и убили потерпевшего, причинив тяжкий вред здоровью. Смерть О-ва наступила от сочетанной травмы груди, шеи, головы, сопровождающейся травматическим шоком.
В процессе лишения жизни потерпевшего Скрапстин обшарил карманы одежды потерпевшего и забрал документы на право владения и управления автомашиной О-ва.
После убийства О-ва Скрапстин, Крат и Черняков, заранее договорившиеся между собой о похищении автомашины потерпевшего, действуя совместно, согласованно, с целью завладения чужим имуществом, уселись в автомашину потерпевшего и поехали в г. Кемерово. По дороге, когда автомашина вышла из строя, они отбуксировали ее в г. Кемерово, похитив указанную автомашину стоимостью 90 тыс. рублей.
Кроме того, Скрапстин, Крат, Черняков и Щеголев похитили магнитофон из автомобиля и колонки к нему "LG" стоимостью 5 тысяч рублей и электрокомпрессор стоимостью 500 рублей.
Скрапстин похитил также принадлежавшую потерпевшему куртку стоимостью 1500 рублей, портмоне стоимостью 100 рублей, а Черняков похитил у потерпевшего кольцо стоимостью 6 тыс. рублей.
В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. ставится вопрос об отмене кассационного определения с передачей дела на новое кассационное рассмотрение в связи с неправильным выводом о нарушении органами предварительного следствия права осужденных на рассмотрение дела в ином составе суда.
Рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит доводы представления обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии с положениями п. 2 ч. 2 ст. 409 УПК РФ кассационное определение подлежит отмене, если необоснованно отменяется приговор, постановленный по уголовному делу.
Отменяя обвинительный приговор суда в отношении всех осужденных по данному делу, суд кассационной инстанции исходил из того, что органами предварительного следствия не в полном объеме выполнены требования уголовно-процессуального закона. В частности, имеющиеся в деле протоколы разъяснения обвиняемым их прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ, не содержат всех законных положений, обеспечивающих гарантию прав обвиняемых в случае изъявления ими желания рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей, порядок проведения предварительных слушаний в случаях, предусмотренных ст. 229 УПК РФ.
По мнению суда кассационной инстанции, в силу ч. 2 ст. 218 УПК РФ в протоколе должна быть отражена позиция обвиняемого относительно каждого конкретного права, предусмотренного ч. 5 ст. 217 УПК РФ, а не на все пункты указанного закона одновременно, без их раскрытия, как это имело место по данному уголовному делу.
Однако выводы суда кассационной инстанции об отмене приговора суда нельзя признать обоснованными, соответствующими уголовно-процессуальному закону.
Согласно положениям статьи 13 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" Приложения к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации вводятся в действие с 1 июля 2002 года. Бланки процессуальных документов изготавливаются в соответствии с указанными Приложениями.
Вопреки выводам суда кассационной инстанции, протоколы ознакомления обвиняемых с материалами уголовного дела выполнены по данному делу в соответствии с требованиями Приложения 151 на бланках, установленных УПК РФ. Все необходимые графы на них заполнены следователем.
Как следует из материалов дела, в 3 томе на листе 38 - 40 имеется протокол ознакомления обвиняемого С. и его защитника Любчика с материалами уголовного дела. На листах дела 41 - 42 этого же тома находятся сведения о разъяснении обвиняемому его прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ. Права обвиняемому разъяснены в присутствии его защитника в день ознакомления с материалами дела. Ни от С., ни от адвоката Любчика ходатайств не поступило, что подтверждено их собственноручными записями.
В этом же томе находятся аналогичные протоколы, подписанные обвиняемым Кратом и его защитником Киселевой (листы дела 43 - 45, 46 - 47), обвиняемым Черняковым и его защитником Ломакиным (листы дела 48 - 50 и 51 - 52), обвиняемым Щеголевым и его защитником Павловым (листы дела 53 - 55 и 56 - 57) соответственно.
После разъяснения обвиняемым прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ, ими в тот же день в протоколах ознакомления с материалами уголовного дела каждым лично сделана запись о том, что они не желают воспользоваться правами, предусмотренными п. п. 1, 2 или 3 ч. 5 ст. 217 УПК РФ.
Таким образом, следует признать кассационное определение незаконным, подлежащим отмене.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации
постановил:
1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. удовлетворить.
2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2004 года в отношении Скрапстина Константина Григорьевича, Крата Андрея Михайловича, Чернякова Дениса Александровича и Щеголева Дмитрия Александровича отменить, передав дело на новое кассационное рассмотрение в ином составе судей.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 686п04 от 10.11.2004 Несвоевременное извещение сторон о рассмотрении дела повлекло отмену кассационного определения с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.  »
Общая судебная практика »
Читайте также