ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (М. Маркова, Бизнес-Адвокат n 22, 2004 г.) Конституционный Суд России подменил законодателя.

Своей точкой зрения на сложившуюся ситуацию мы попросили поделиться постоянного автора "БА", советника налоговой службы II ранга Марию Маркову.
Действительно, до настоящего времени определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2004 г. N 169-О в "Вестнике Конституционного Суда РФ" опубликовано не было.
Необходимо учитывать, что в соответствии с положениями Федерального конституционного закона РФ "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ (в ред. от 7 июня 2004 г.) решения Конституционного Суда РФ подлежат опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти РФ, субъектов РФ, которых касается принятое решение. Решения КС РФ публикуются также в "Вестнике Конституционного Суда РФ", а при необходимости и в иных изданиях. В определении КС РФ N 169-О указано, что оно подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда РФ".
Между тем в практике уже встречаются случаи, когда суды в своих решениях ссылаются на положения определения N 169-О. Так, например, ФАС Северо-Западного округа учел при вынесении решения позицию КС РФ, изложенную в данном определении, указав, что если оплата начисленных поставщиками сумм налога осуществляется с помощью имущества, полученного налогоплательщиком по договору займа, то, несмотря на факт отчуждения налогоплательщиком-заемщиком в оплату начисленных поставщиками сумм налога заемного имущества, передача имущества начинает отвечать обязательному признаку, позволяющему принимать начисленные суммы налога к вычету, а именно признаку реальности затрат, только в момент исполнения налогоплательщиком своей обязанности по возврату суммы займа (постановление ФАС Северо-Западного округа от 11 августа 2004 г. N А56-5021/04).
В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 2 августа 2004 г. N А56-37343/03 суд, ссылаясь на определение N 169-О, указал, что факт отчуждения налогоплательщиком заемного имущества в оплату начисленных поставщиками товаров сумм налога на добавленную стоимость не дает налогоплательщику права на применение налоговых вычетов по НДС до момента исполнения налогоплательщиком своих обязательств по возврату займа, то есть налогоплательщик должен доказать факт несения им реальных затрат.
------------------------------------------------------------------
По ходатайству о разъяснении определения Конституционного Суда РФ от 08.04.2004 N 169-О Конституционным Судом РФ было вынесено определение от 04.11.2004 N 324-О.
------------------------------------------------------------------
В октябре 2004 г. КС РФ разъяснил свое определение N 169-О. В частности, суд отметил, что понятие "реально понесенные налогоплательщиком затраты" сформулировано не в определении N 169-О, а в постановлении КС РФ от 20 февраля 2001 г. N 3-П по делу о проверке конституционности абз. 2 и 3 п. 2 ст. 7 Федерального закона "О налоге на добавленную стоимость", в котором и содержится соответствующая правовая позиция. Следовательно, определение N 169-О лишь воспроизводит ее, а не создает новую норму налогового законодательства, о чем пишут критики определения N 169-О, которые считают, что понятие "реально понесенные налогоплательщиком затраты" отсутствует в налоговом законодательстве и, следовательно, КС РФ подменил собой федерального законодателя.
Определение КС РФ N 169-О, основываясь на правовой позиции, изложенной в постановлении КС РФ от 20 февраля 2001 г. N 3-П, вместе с тем помогает лучше ее понять. Уясняя понятие "фактически уплаченные поставщикам суммы налога", КС РФ, по существу давая конституционное истолкование связанной с ним нормы п. 2 ст. 172 НК РФ, исходя из конституционного требования добросовестно исполнять обязанность платить законно установленные налоги и сборы (ч. 3 ст. 17, ст. 57 Конституции РФ), пришел к выводу, что под фактически уплаченными следует подразумевать реально понесенные налогоплательщиком затраты. Использование недобросовестных налоговых схем приводит к тому, что подобных затрат налогоплательщик, как правило, не несет. Следовательно, логика определения N 169-О основывается на необходимости дифференциации различных ситуаций, в выявлении случаев, когда имеет место недобросовестное осуществление налогоплательщиком своих прав и обязанностей.
В определении N 169-О КС РФ напомнил о своем постановлении от 20 февраля 2001 г., в котором указал, что под фактически уплаченными поставщиками суммами НДС подразумеваются реально понесенные налогоплательщиком затраты (в форме отчуждения части имущества в пользу поставщика) на оплату начисленных поставщиком сумм налога.
Поэтому для признания тех или иных сумм НДС фактически уплаченными поставщиками в целях принятия их к вычету при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, требуется установление не только факта осуществления налогоплательщиком расходов на уплату начисленных ему сумм налога, но и характера произведенных налогоплательщиком затрат, а именно: являются ли расходы на оплату начисленных ему сумм налога реальными затратами налогоплательщика?
В разъяснении отмечено, что КС РФ в определении N 169-О только признал, что решения налоговых органов и арбитражных судов по конкретному делу ООО "Пром Лайн" не нарушают конституционные права.
Случаи оплаты приобретенных товаров за счет заемных денежных средств, а также путем передачи имущества или денежных средств, полученных безвозмездно, не были предметом рассмотрения дела по жалобе ООО "Пром Лайн". Эти случаи приведены в определении N 169-О в качестве возможного примера той сферы, где также заключаются сделки, не имеющие разумной экономической цели. Во всех подобных ситуациях, по логике КС РФ, налоговые органы и арбитражные суды вправе удостовериться в наличии или отсутствии злоупотребления предпринимателями субъективными правами.
В разъяснении подчеркивается, что правоприменители не могут ограничиваться только установлением факта уплаты НДС с помощью заемных средств.
При обнаружении признаков фиктивности сделок, направленных на уход от уплаты налогов, согласованности действий поставщиков и налогоплательщиков, предъявляющих НДС к возмещению, необходимо выявлять, нет ли в поведении налогоплательщика признаков недобросовестности. Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели.
Заключенные сделки должны не только формально не противоречить законодательству, но и не вступать в противоречие с общими запретами недопустимости недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком. Принцип добросовестности в таком случае может использоваться правоприменителями в качестве критерия при разрешении налоговых споров.
Отметим, что данные разъяснения Конституционного Суда РФ, так же как и само определение N 169-О, официально опубликованы не были.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Е. Егорова, Бизнес-Адвокат n 22, 2004 г.) Конституционный Суд России подменил законодателя.  »
Общая судебная практика »
Читайте также