ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Е. Егорова, Бизнес-Адвокат n 22, 2004 г.) Конституционный Суд России подменил законодателя.

8 апреля 2004 года Конституционный Суд РФ принял определение N 169-О, которое, по оценкам специалистов налоговой сферы, привело к фактическому изменению законодательства о НДС; последствия этого акта оказались такими серьезными, что до сих пор продолжают будоражить умы налогоплательщиков и специалистов. Основной темой широкой полемики среди профессионалов является понятие "реальные затраты", которым оперирует КС РФ, но которое до принятия указанного определения отсутствовало в налоговом законодательстве. Между тем возможность применения данного определения тоже вызывает вопрос.
Предлагаем вниманию читателей открытое письмо руководителя аудиторской организации ООО "АБК-аудит" Елены Егоровой, адресованное судьям Конституционного Суда РФ.
Открытое письмо к судьям Конституционного Суда РФ
Уважаемые судьи Конституционного Суда Российской Федерации!
Принятым 8 апреля 2004 г. определением N 169-О вы ликвидировали веру в то, что Российская Федерация развивается в демократическом направлении и является правовым государством. Сегодня Россия становится полицейским государством, в котором задним числом можно менять законодательство и делать преступником любого человека. Этим документом вы попрали права и свободы граждан, заявленные в Конституции РФ.
Многие годы с момента образования КС РФ граждане России с большим вниманием относились к принятым вами судебным актам, в которых лаконично и точно с отсылкой на подлежащую применению норму права защищались права граждан и публичные интересы, предусмотренные Конституцией РФ.
Однако с 8 апреля 2004 г. из органа защиты баланса публичных и частных интересов КС РФ превратился в орган защиты сиюминутных интересов государственной казны, по сути заменив собой законодательную власть Российской Федерации.
Впервые в своей судебной практике при принятии судебного акта вы не ссылаетесь на нормы закона, а излагаете лишь свои теоретические и логически противоречивые мысли по рассматриваемому вопросу, которые невозможно применить при практическом исчислении налога, забывая, что налоги платятся не на основании теории, а на основании закона.
В своем определении 169-О КС РФ рассматривал вопрос о соответствии Конституции РФ п. 2 ст. 171 НК РФ, согласно которому НДС, уплачиваемый в бюджет, уменьшается на суммы налога, уплаченные налогоплательщиком поставщику, и в некоторых других случаях.
В п. 4 определения КС РФ ввел новое понятие - "реально понесенные затраты", отсутствующее в НК РФ, и указал на то, что налогоплательщики вправе уменьшить сумму НДС, уплачиваемую в бюджет, не просто в момент уплаты налога поставщику, а после установления соответствия затрат вновь введенному понятию "реальные затраты". При этом КС РФ не наполнил юридическим содержанием данное понятие, а указал на три конкретные хозяйственные операции, при которых уплаченный поставщикам НДС не соответствует реальным затратам. Налогоплательщик теперь не вправе возместить НДС в случае использования безвозмездно полученных средств, при получении средств, не связанных с реализацией товаров, работ, услуг, ценных бумаг и имущественных прав, и при использовании заемных средств до момента их возврата.
Вы прекрасно знаете, как меняется суть закона от изменения расстановки запятых, поэтому вы не можете не понимать, как введенное вами не наполненное юридическим смыслом понятие изменило закон.
Применение понятия "реальные затраты" перевернет всю правоприменительную практику, сложившуюся в 2001 - 2004 гг. При честном (основанном на принципе равенства всех перед законом) и последовательном применении этого нового понятия разорятся и обанкротятся целые отрасли экономики, усилятся произвол государственных органов, коррупция, новый передел собственности, хаос в экономике и т.п.
Налоговое законодательство основано на принципах ясности налоговой нормы и фактической возможности заплатить налог. Именно данную позицию закона КС РФ защищал и отстаивал до этого определения.
О какой ясности налоговой нормы может идти речь, если в описанных вами случаях арбитражные суды и МНС РФ до сегодняшнего дня стояли на позиции, противоположной вашей, и даже ваш коллега - судья КС РФ А.Л. Кононов - не согласен с вами, что отражено в его Особом мнении.
Если для применения нормы НК РФ требуется введение дополнительных понятий КС РФ, если различно ее понимание разными правоприменительными органами, налогоплательщиками, то как можно говорить о соблюдении принципа определенности и недвусмысленности нормы права о налогах и сборах и о соответствии п. 2 ст. 171 НК РФ Конституции РФ?
Впервые в вашей практике мотивировочная и резолютивная части вынесенного определения противоречат друг другу, поскольку либо смысл п. 2 ст. 171 НК РФ абсолютно ясен, соответствует Конституции РФ и совершенно не требует вашего толкования (а уж тем более - введения нового не наполненного юридическим смыслом понятия и фактического изменения закона), либо не ясен и подлежит приведению в соответствие с Конституцией РФ законодателем.
В связи с тем, что позиция КС РФ противоположна сложившейся правоприменительной практике, с абсолютной определенностью можно утверждать, что начиная с 2001 г. большинство организаций, которые получают финансовую помощь, осуществляют предпринимательскую деятельность, проводят эмиссии акций, привлекают инвестиции, займы (кредиты) и используют данные средства, являются недоимщиками по НДС, а все их руководители могут быть признаны за неуплату НДС уголовными преступниками, несмотря на то что до вашего определения они являлись законопослушными гражданами.
Особенно больно ударит применение данного судебного акта по жилищно-коммунальным, сельскохозяйственным и социальным предприятиям, получающим различные виды государственной поддержки в виде субсидий, дотаций и т.п. Эти предприятия не смогут уменьшать уплачиваемый в бюджет НДС при использовании средств государственной поддержки. Сумма уплачиваемых этими предприятиями налогов увеличивается в 1,93 раза, для чего необходимо увеличивать их финансирование в указанных размерах, в том числе и за предыдущие годы.
Если же говорить об организациях, занимающихся некоторыми видами деятельности, то, например, средства массовой информации, получающие дотации и субсидии государства и муниципалитетов, будут разорены.
Лизинговые компании все как одна станут банкротами, поскольку все эти компании работают с кредитами и при этом возмещают НДС.
Строительные фирмы также работают с кредитами и привлекают к инвестированию строительства дольщиков. Ни то, ни другое не подпадает под понятие "реальные затраты". Многие из них будут близки к разорению, а кто-то и разорится, т.е. в ближайшие годы не стоит ждать активного жилищного и гражданского строительства. Вся жилищная реформа не то что ставится под сомнение, а вообще останется только на бумаге в виде нового Жилищного кодекса РФ и других вновь принятых федеральных законов.
Таким образом, предприятия, имеющие большое значение для экономики, социальной политики страны, поддерживаемые за счет средств бюджетов различных уровней, на сегодняшний день являются фактически банкротами.
Нарушены права организаций, их собственников, а также всех аудиторских организаций в России в связи с тем, что подтвержденная аудиторами бухгалтерская отчетность в свете вашего определения не является достоверной, управленческие решения, принятые на ее основании, являются ошибочными.
Вы неоднократно высказывались в своих судебных актах, что одним из условий соответствия налога статье 57 Конституции РФ является наличие у налогоплательщика реальной возможности его заплатить. Если сейчас идет речь о разорении целых отраслей экономики, то о какой конституционности вашей позиции может идти речь?
В своих судебных актах вы, ссылаясь на Конституцию РФ, постоянно отстаивали невозможность придания обратной силы закону, ухудшающему положение налогоплательщиков. Как же, исходя из этого, вы можете менять правила уплаты НДС задним числом в худшую для налогоплательщиков сторону?
Особую тревогу в данном случае вызывает то, что КС РФ дает толкование существующих уже 3,5 года положений законодательства, поэтому можно заново, с учетом вашего толкования закона, проверить правильность исчисления налога на добавленную стоимость организаций, начиная с момента введения сегодняшнего закона о НДС, и ликвидировать целые отрасли экономики.
С вынесением этого определения возникает гигантское поле для коррупции, поскольку решать вопрос о правильности уплаты НДС будет государственный чиновник - сотрудник налогового органа, что в сложившихся условиях является основой правового беспредела.
Не против ли этого ранее всегда боролся Конституционный Суд РФ, не вы ли всегда утверждали, что только закон может проводить границу между имуществом налогоплательщиков и государства? Не вы ли всегда считали, что обратное ведет к беззаконию?
С момента принятия вами определения N 169-О прошло уже достаточно времени, однако данный судебный акт (на момент написания моего письма) нигде не был официально опубликован. Непонятно ваше решение опубликовать данное определение, фактически изменившее НК РФ, только в узкоспециализированном издании "Вестник Конституционного Суда РФ". Формально все правильно, ваше определение не относится к нормативным актам, но, принимая во внимание его последствия, его не то что необходимо опубликовать в центральных СМИ, о нем необходимо известить каждого налогоплательщика.
Уважаемые судьи Конституционного Суда! Глубоко уважая ваши прежние заслуги в области защиты прав граждан России, обращаю ваше внимание на то, что вы своими действиями подрываете веру граждан в возможность построения в РФ правового государства, возможность честно платить налоги, создаете нестабильность условий хозяйствования, что может привести к непредсказуемым последствиям для России.
Принимая это определение, Вы забыли то, что государство - это не федеральный бюджет, государство - это мы с вами, нас 150 миллионов. Вы забыли, что права и свободы 150 миллионов российских граждан являются высшей ценностью, что признание, соблюдение и защита прав и свобод людей и граждан - ваша обязанность и что КС РФ всегда прав хотя бы потому, что это последняя инстанция.

[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ2004-1361 от 10.11.2004] В удовлетворении заявления о признании частично недействующим абзаца 10 пункта 2 параграфа 3 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции РФ от 30.07.2001 n 224, отказано, поскольку нагрудный знак на одежде осужденного установленного образца не изменяет характер этой одежды на оскорбительный или унижающий, так как на нагрудном знаке указываются лишь фамилия, инициалы осужденного и номер отряда (отделения).  »
Общая судебная практика »
Читайте также