[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 22-Г04-11 от 27.10.2004] Заявление об отмене постановления Центральной избирательной комиссии по выборам депутата Парламента Республики Северная Осетия - Алания удовлетворено правомерно, так как законных оснований для принятия решения о проведении повторного подсчета голосов избирателей и признании итогов голосования недействительными не имелось.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 октября 2004 года
Дело N 22-Г04-11
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Манохиной Г.В.,
судей Пирожкова В.Н.,
Емышевой В.А.
рассмотрела в судебном заседании от 27 октября 2004 г. дело по кассационным жалобам Центральной избирательной комиссии Республики Северная Осетия - Алания и Г. на решение Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 9 февраля 2004 г. и определение этого же суда от 27 июля 2004 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., объяснения Г., поддержавшего доводы жалобы, Сабеевой Ж.В., являющейся представителем Биченова Т.М., возражавшей против жалоб, Судебная коллегия
установила:
1 июня 2003 г. состоялось повторное голосование по выборам депутата Парламента Республики Северная Осетия - Алания по Рамоновскому избирательному округу N 7.
По результатам голосования решением окружной избирательной комиссии от 2 июня 2003 г. избранным депутатом был признан Биченов Т.М. По жалобе Г., являвшегося кандидатом в депутаты по этому же округу, Центральная избирательная комиссия Республики Северная Осетия - Алания (ЦИК РСО-А) 6 июня 2003 г. приняла решение о приведении повторного подсчета голосов на избирательном участке N 37, а постановлением от 13 июня 2003 г. результаты голосования на этом участке были признаны недействительными. Этим же постановлением по результатам голосования на остальных избирательных участках Рамоновского избирательного округа N 7 избранным депутатом Парламента Республики Северная Осетия - Алания был признан Г.
Биченов Т.М. обратился в суд с заявлением об отмене постановления ЦИК РСО-А от 13 июня 2003 г. и о признании его избранным депутатом Парламента на основании решения окружной избирательной комиссии от 2 июня 2003 г.
Указанным решением Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания заявление Биченова удовлетворено.
Определением этого же суда от 27 июля 2004 г. Г. отказано в принятии по делу дополнительного решения.
В кассационных жалобах ЦИК РСО-А и Г. ставится вопрос об отмене решения. ЦИК РСО-А считает, что после отмены решения производство по делу подлежит прекращению, Г. полагает, что дело должно быть направлено на новое рассмотрение. Кроме того, в частной жалобе представитель Г. просит отменить определение, которым отказано в вынесении дополнительного решения.
Судебная коллегия не находит оснований для отмены судебных постановлений.
Удовлетворяя заявленные Биченовым требования, суд пришел к правильному выводу, что ЦИК РСО-А не имела законных оснований для принятия решений о проведении повторного подсчета голосов на избирательном участке N 37 и признании на этом участке недействительными итогов голосования.
Согласно п. 9 ст. 69 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в случае выявления ошибок, несоответствий в протоколах об итогах голосования, возникновении сомнений в правильности составления протоколов вышестоящая избирательная комиссия не позднее чем за один день до истечения установленных законом сроков определения результатов выборов вправе принять решение о проведении повторного подсчета голосов избирателей.
В соответствии с пп. "е" п. 8 ст. 25 указанного Закона результаты выборов по избирательному округу определяет окружная избирательная комиссия. Аналогичная норма содержится и в ст. 21 Закона РСО-А "О выборах депутатов Парламента Республики Северная Осетия - Алания". Следовательно, вышестоящей избирательной комиссией, которой определяются результаты выборов, в данном случае по избирательному округу, является окружная избирательная комиссия по Рамоновскому избирательному округу N 7. Указанная избирательная комиссия не позднее чем за один день до истечения срока определения результатов выборов вправе была принять решение о проведении повторного подсчета голосов на избирательном участке (ст. 69 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст. 71 Закона РСО-А "О выборах депутатов Парламента Республики Северная Осетия - Алания"). Пунктом 1 ст. 71 республиканского Закона о выборах установлено, что окружная избирательная комиссия не позднее чем через три дня со дня голосования определяет результаты выборов по избирательному округу.
При таких обстоятельствах следует согласиться с выводом суда о том, что решение о проведении повторного подсчета голосов избирателей вправе была принять окружная избирательная комиссия по Рамоновскому избирательному округу N 7 и не позднее чем 3 июня 2003 г., т.е. не позднее чем за один день до истечения срока определения результатов выборов по округу.
В связи с этим суд правильно признал незаконным решение ЦИК РСО-А о проведении повторного подсчета голосов избирателей на избирательном участке N 37.
Кроме того, суд установил, что на основании решения ЦИК РСО-А все же был проведен повторный подсчет голосов избирателей на данном избирательном участке и результаты голосования не изменились по сравнению с результатами голосования, установленными 2 июня 2003 г.
Отменяя постановление ЦИК РСО-А от 13 июня 2003 г., которым были установлены результаты выборов по Рамоновскому избирательному округу и избранным депутатом признан Г., суд исходил из того, что оснований для признания итогов голосования недействительными на избирательном участке N 37 не имелось.
Такими основаниями, как следует из постановления ЦИК РСО-Алания от 13 июня 2003 г., явились внесение в протокол участковой избирательной комиссии N 37 недостоверных сведений о количестве погашенных (неиспользованных) бюллетеней и незаконное включение в списки избирателей на данном участке 562 избирателей.
Между тем эти обстоятельства, послужившие основанием для признания недействительными итогов голосования, не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.
Суд установил, что действительно 372 неиспользованных бюллетеня не были включены в соответствующую строку протокола избирательной комиссии N 37. Однако как при первичном подсчете голосов, так и при повторном подсчете голосов на данном избирательном участке было установлено, что указанное количество недостающих бюллетеней не было использовано избирателями при голосовании. В ящиках для голосования бюллетеней оказалось не более, чем было выдано избирателям для голосования. Как при первичном, так и при повторном подсчете голосов итоги голосования оставались неизменными: за кандидата Б. отдали голоса 640 избирателей, за Г. - 268 избирателей.
При таких обстоятельствах суд обоснованно не согласился с доводами ЦИК РСО-А о том, что факт внесения в протокол избирательной комиссии недостоверной информации о количестве погашенных бюллетеней, повлиял на итоги голосования, поскольку они объективно ничем не подтверждены.
Судом тщательно проверялся довод ЦИК о том, что 562 избирателя незаконно были включены в списки избирателей на избирательном участке N 37. При этом суду были представлены доказательства того, что такой вывод ЦИК был сделан на основании сведений о регистрации избирателей, полученных из МВД РСО-А. Между тем данные, имеющиеся в МВД Республики, не соответствовали данным о регистрации избирателей Ардонского отдела внутренних дел, который своевременно не направлял сведения о регистрации граждан Ардонского района в МВД Республики. Эти обстоятельства подтверждены показаниями свидетелей, работниками милиции как районного отдела внутренних дел, так и МВД РСО-А. Согласно данным, представленным районным отделом внутренних дел, только 3 избирателя, включенные в списки избирателей, не были зарегистрированы на территории избирательного участка N 37. Представленным доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ судом дана надлежащая оценка.
Таким образом, обстоятельств, которые бы могли послужить основанием для признания итогов голосования недействительными, в соответствии с п. 9 ст. 70 и п. 1 ст. 77 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", судом не установлено.
Кроме того, как указывалось ранее, решение нижестоящей комиссии об итогах голосования до установления итогов голосования могла отменить окружная избирательная комиссия, но не ЦИК РСО-А.
В дополнительных кассационных жалобах как ЦИК РСО-А, так и Г. ссылаются также на то, что судом при вынесении данного решения были допущены существенные нарушения норм процессуального права, выразившиеся в нарушении правил о тайне совещания судей.
По мнению указанных лиц, нарушение заключалось в том, что суд удалился в совещательную комнату 6 февраля, а резолютивную часть решения огласил только 11 февраля 2003 г.
Судебная коллегия полагает, что эти обстоятельства не подтверждаются материалами дела и не могут быть признаны обоснованными.
Как видно из протокола судебного заседания, 5 февраля 2003 г. суд объявил перерыв в рассмотрении дела до 9 февраля 2003 г. (понедельника), в этот день судебное заседание было продолжено, суд выслушал прения лиц, участвующих в деле, и удалился в совещательную комнату. 9 февраля 2003 г. объявлена резолютивная часть решения.
Г. 26 марта 2003 г. поданы замечания на протокол судебного заседания (л.д. 309, т. 2), в которых на данные обстоятельства не указано. В кассационных жалобах ЦИК РСО-А и Г., поданных в марте 2003 г. (л.д. 295 и 322, т. 2), также не содержится указания на это нарушение норм процессуального закона и только в мае 2003 г. в дополнениях по кассационным жалобам (л.д.364 и 372, 379, т.2) обращается на это внимание.
В возражениях представителя заявителя на дополнительные кассационные жалобы указанные обстоятельства нарушения правил о тайне совещания судей опровергаются.
Каких-либо других достоверных данных о допущенном нарушении норм процессуального права не представлено. Поэтому судебная коллегия полагает, что данные доводы ЦИК РСО-А и Г. являются бездоказательственными и не могут служить основанием для отмены решения.
Другие доводы кассационных жалоб были предметом рассмотрения в суде и также не являются основанием для отмены судебного постановления.
Обращаясь в суд с заявлением о вынесении дополнительного решения по делу, Г. ссылался на то, что по одному из заявленных Б. требованиям, а именно о признании законным решения окружной избирательной комиссии от 2 июня 2003 г., которым он был признан избранным депутатом Парламента, судом не принято никакого решения. Кроме того, суд не разрешил вопроса о судебных расходах.
Отказывая в принятии дополнительного решения, суд правильно указал на отсутствие таких оснований.
Как следует из материалов дела, Б. действительно заявлял такое требование, полагая, что при повторном подсчете голосов окружная избирательная комиссия приняла иное решение. Но в ходе судебного разбирательства по делу было установлено, что другого решения избирательная комиссия не принимала и заявитель, уточняя свои требования, не настаивал на принятии решения по этому вопросу.
Более того, после отмены судом постановления ЦИК РСО-А от 13 июня 2003 г., решение окружной избирательной комиссии от 2 июня 2003 г. осталось в силе.
В решении суда от 9 февраля 2004 г. содержатся мотивы, по которым суд не нашел оснований для разрешения указанного Б. требования.
Как по этому, так и по другому обстоятельству, касающегося того, что суд не разрешил вопроса о судебных расходах, законных оснований для принятия дополнительного решения по делу у суда не имелось. Поэтому оснований для отмены определения от 27 июля 2004 г. также не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 360, 361, 374 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 9 февраля 2004 г., а также определение этого же суда от 27 июля 2004 г. оставить без изменения, кассационные жалобы Центральной избирательной комиссии Республики Северная Осетия-Алания и Г., а также частную жалобу Биджелова К.М., представителя Г. - оставить без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-Г04-89 от 27.10.2004] В удовлетворении заявления об отмене решения избирательной комиссии по выборам депутата Московской городской Думы по вопросу возврата избирательного залога отказано правомерно, так как оспариваемое решение принято в пределах компетенции комиссии и соответствует действующему избирательному законодательству.  »
Общая судебная практика »
Читайте также