ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ МКАС отказал в удовлетворении требований о допоставке истцу товара, поскольку поставка, произведенная на условиях fca (ИНКОТЕРМС 2000), считается выполненной, когда товар загружен в транспортное средство перевозчика, указанное покупателем; с момента передачи товара перевозчику покупатель несет все риски, связанные с возможностью потери или повреждения товара. (по материалам решения МКАС при ТПП РФ от 22.10.2004 n 4/2004)

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
от 22 октября 2004 года N 4/2004
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление Предприятия с иностранными инвестициями, имеющего местонахождение на территории Украины (далее - Истец), к Обществу с ограниченной ответственностью, имеющему местонахождение на территории России (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы в долларах США. В исковом заявлении было также указано третье лицо - Акционерное общество, имеющее местонахождение на территории России (далее - третье лицо), которое Истец просил привлечь для участия в настоящем арбитражном процессе.
Как следует из искового заявления, 11 августа 2003 г. между Истцом (покупателем) и Ответчиком (продавцом) был заключен Контракт на поставку в период с августа 2003 г. по декабрь 2004 г. на условиях FCA (ИНКОТЕРМС 2000) товара. График поставок товара согласовывался сторонами и указывался в дополнениях к Контракту. Грузоотправителем товара по Контракту являлось третье лицо.
27 августа 2003 г. стороны заключили Дополнение N 2 к Контракту, согласовав новую цену на товар.
В силу Контракта оплата за товар должна была производиться покупателем банковским переводом на расчетный счет продавца в течение трех банковских дней с даты уведомления покупателя о готовности товара к отгрузке. Предоплата производилась в размере 100% стоимости каждой отгружаемой партии товара на основании счета продавца, направляемого покупателю факсимильной связью.
В соответствии с условиями Контракта Истец полностью оплатил выставленный Ответчиком счет от 3 сентября 2003 г.
23 сентября 2003 г. для Ответчика поступил вагон с товаром.
При приемке товара в вагоне выявилась недостача товара.
Поставленное количество товара было растаможено Истцом, что подтверждается грузовой таможенной декларацией, имеющейся в материалах дела.
Согласно Контракту Истец обратился в Киевскую областную торгово-промышленную палату, сотрудниками которой была проведена экспертиза, по результатам которой был составлен акт экспертизы.
Как полагал Истец, экспертиза установила, что вагон не был надлежащим образом подготовлен к перевозке товара, а именно: отсутствовали предохранительные щиты у створок вагона; боковые люки внутри вагона были закрыты на защелки, дополнительные крепления брусками и закрутками из проволоки отсутствовали. Мешки с товаром были загружены в вагон по его обоим концам, а большая центральная часть вагона была пустая.
Истец направил в адрес Ответчика претензию, в которой просил либо допоставить недостающее количество товара, либо возвратить Истцу денежные средства в размере стоимости непоставленного товара. Ответ на претензию Истцом получен не был.
Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая то, что до настоящего времени Ответчик товар Истцу не допоставил и денежные средства за непоставленный товар не возвратил, Истец просил МКАС обязать Ответчика допоставить Истцу товар. Кроме того, Истец просил арбитраж взыскать с Ответчика арбитражный сбор, уплаченный Истцом при подаче иска.
В качестве обоснования компетенции МКАС при ТПП РФ Истец сослался на арбитражную оговорку, содержащуюся в Контракте.
Исковое заявление и прилагающиеся к нему материалы были направлены Ответчику и вручены ему, о чем в материалах дела имеется уведомление курьерской службы. Ответчику также было предложено сообщить арбитражу свое мнение относительно вступления в процесс третьего лица.
Секретариат МКАС направил письмо в адрес третьего лица, в котором просил сообщить арбитражу свое мнение относительно участия в данном процессе в качестве третьего лица. Третье лицо выразило согласие вступить в процесс в качестве третьего лица, что подтверждается письмом, имеющимся в материалах дела.
Ответчик представил в МКАС ходатайство, в котором также согласился с участием третьего лица в настоящем деле.
В МКАС также поступил отзыв Ответчика на исковое заявление, в котором он не согласился с заявленными Истцом требованиями.
Как полагал Ответчик, поскольку поставка товара производилась на условиях FCA (ИНКОТЕРМС 2000), она считается выполненной, когда товар загружен в транспортное средство перевозчика, указанное покупателем или другим лицом, действующим от его имени в обусловленном пункте.
Таким образом, с момента передачи товара перевозчику, покупатель обязан нести все риски, связанные с возможностью потери или повреждения товара п. Б.5 термина FCA (ИНКОТЕРМС 2000).
В соответствии с параграфом 5 ст. 8 Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении (далее - СМГС), участниками которого являются государства сторон настоящего спора - Россия и Украина, договор перевозки считается заключенным с момента приема станцией отправления груза и накладной к перевозке. Прием к перевозке удостоверяется наложением на накладную календарного штемпеля станции отправления. Календарный штемпель должен быть наложен немедленно после сдачи отправителем всех грузов, перечисленных в накладной. По наложении штемпеля накладная служит доказательством заключения договора перевозки (параграф 6 ст. 8 СМГС).
В силу Контракта датой поставки партии товара считается дата штемпеля "Выпуск разрешен" на таможенной декларации.
Штемпель станции отправления был проставлен 17 сентября 2003 г. в железнодорожной накладной. По мнению Ответчика, данное обстоятельство свидетельствует о том, что вагон с товаром был принят станцией отправления к перевозке без каких-либо замечаний. В графе "Отметки таможни" был проставлен штемпель таможни ГТК России "Выпуск разрешен", что, как полагал Ответчик, подтверждает то, что грузоотправитель в установленном законом порядке предъявил для таможенного оформления и произвел декларирование партии товара в количествах, указанных в железнодорожной накладной.
Таким образом, Ответчик констатировал, что товар был передан перевозчику в надлежащем количестве, принят к перевозке в исправных вагонах и экспортирован с территории Российской Федерации на Украину, а Ответчик полностью выполнил свои обязательства по поставке товара в соответствии с требованиями п. п. А.4 и А.5 термина FCA (ИНКОТЕРМС 2000).
Что касается заявления Истца о ненадлежащей подготовке вагона к перевозке товара, то Ответчик заявил следующее.
Как полагал Ответчик, проведенной экспертизой, кроме факта недостачи товара, были установлены некоторые технологические нарушения состояния вагона, на основании которых экспертами был сделан вывод о неподготовленности вагона к загрузке товара.
По мнению Ответчика, указанные выводы экспертизы нельзя признать бесспорными, поскольку в заключении экспертизы отсутствуют доказательства того, какие нарушения в состоянии вагона были на момент его отправки, а какие возникли либо могли возникнуть в пути следования вагона. Кроме того, в акте экспертизы отсутствуют выводы о возможных причинах недостачи товара (имело ли место, по мнению комиссии, недовложение мешков с товаром на станции отправления, либо хищение в пути следования, либо хищение на станции назначения).
Ответчик также отметил, что 29 сентября 2003 г. был произведен комиссионный осмотр разгрузки и приемки товара из вагона, о чем был составлен соответствующий акт. Как следует из указанного акта, при наружном осмотре признаков нарушения целостности вагона и запорных приспособлений не обнаружено. При комиссионном осмотре груза присутствовали два представителя грузоотправителя, однако их замечания об отклонениях (от стандартных) в обустройстве запорных механизмов вагонов были внесены в акт комиссионного осмотра только в качестве особого мнения. Замечания представителей грузоотправителя в отношении состояния вагона сводились к следующему: во-первых, устройство вагона с одной стороны для фиксации двери в закрытом положении имеет отклонения от его содержания, а именно болт наметки не идентичен со стандартным болтом, установленным на другой стороне вагона; его крепление к наметке произведено в двух местах, а не по всей окружности головки болта; во-вторых, следы сварки снаружи двери и за ней на болту свежие; металлическая пластинка от двери вагона к головке болта отсутствует.
Таким образом, как считал Ответчик, особое мнение представителей грузоотправителя ставит под сомнение сохранность груза при перевозке и указывает на возможность проникновения посторонних лиц в вагоны по пути их следования.
По мнению Ответчика, указанные обстоятельства могли бы быть установлены в рамках уголовного дела, однако Ответчику не известны причины, по которым уголовное дело по данному факту не возбуждалось, а какого-либо документального подтверждения обращения Истца в правоохранительные органы или соответствующего заключения об отсутствии признаков хищения груза по данному факту недостачи в материалах дела не имеется.
Ответчик также отметил, что на предприятии грузоотправителя, во исполнение приказа генерального директора, по факту обнаружения 23 сентября 2003 г. недостачи товара было проведено служебное расследование. По результатам проверки, на основании собранных сотрудниками службы безопасности грузоотправителя данных, была составлена справка. Перечисленные в ней факты, по мнению Ответчика, свидетельствуют о том, что недостача товара в указанном вагоне могла возникнуть в результате его хищения на железной дороге.
Ответчик обратил внимание на то, что по факту обнаружения в вагоне недостачи товара Истец не обратился к железной дороге с требованием о составлении коммерческого акта.
В силу параграфа 2 ст. 18 СМГС, если получатель в процессе выдачи ему груза обнаруживает полную или частичную утрату груза, недостачу массы, его повреждение, порчу или снижение качества груза по другим причинам, а коммерческий акт по этой неисправности железной дорогой не составлен, то получатель должен незамедлительно обратиться к станции назначения о составлении коммерческого акта.
Как полагал Ответчик, у Истца была возможность в течение трех дней с момента, когда ему стало известно о факте недостачи (параграф 3 ст. 18 СМГС), обратиться к станции назначения с требованием о составлении коммерческого акта. При этом Ответчик отметил, что в данном случае отсутствовали основания, предусмотренные ст. 18 СМГС, которые бы освобождали железную дорогу от составления коммерческого акта о недостаче поступившего груза.
Таким образом, Ответчик констатировал, что согласно параграфу 2 ст. 18 СМГС, обязывающей получателя, обнаружившего в процессе выдачи ему груза недостачу, незамедлительно обратиться к станции назначения с требованием о составлении коммерческого акта, Истец должен был потребовать составления такого акта, а получив его, предъявить к железной дороге претензию, в связи с частичной утратой груза в соответствии со ст. 29 СМГС. Следовательно, при невыполнении Истцом этой обязанности его право на предъявление претензий к перевозчику считается утраченным, и Истец должен самостоятельно нести риск утраты товара в полном объеме.
Учитывая изложенное выше, Ответчик просил в иске отказать.
Состав арбитража был сформирован в соответствии с Регламентом МКАС. Каких-либо замечаний по составу арбитража сторонами сделано не было.
Дело было назначено к слушанию. Повестки о дате, времени и месте слушания дела были разосланы Истцу, Ответчику, третьему лицу и заблаговременно им вручены, о чем в материалах дела имеются уведомления курьерской службы.
На заседании арбитража, на котором присутствовали представители обеих сторон и третьего лица, дело было рассмотрено по существу.
В заседании арбитража Истец сообщил о том, что организация Истца - предприятие с иностранными инвестициями было преобразовано в Акционерное общество. В подтверждение представитель Истца представил арбитражу выписку из устава Акционерного общества, свидетельство о его регистрации и выписку из реестра Комитета по статистике Украины. Истец просил состав арбитража считать надлежащим Истцом по делу Акционерное общество. Ответчик возражений против этого не имел.
Представитель Истца полностью подтвердил свои требования, изложенные в исковом заявлении, и просил МКАС обязать Ответчика допоставить Истцу товар, а также взыскать с Ответчика уплаченный Истцом арбитражный сбор.
Представитель Ответчика просил в иске отказать. В обоснование своей позиции представитель Ответчика приводил возражения, содержащиеся в отзыве на исковое заявление. Дополнительно представитель Ответчика ссылался на ст. ст. 223 и 224 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также на Служебную инструкцию к СМГС.
Представитель третьего лица также не согласился с заявленным иском, поскольку полагал, что и продавец, и грузоотправитель надлежащим образом выполнили свои обязанности по Контракту и отгрузили товар Истцу в полном объеме, а недостача товара была вызвана хищением, произошедшим в пути следования груза по железной дороге.
Изучив материалы дела и заслушав объяснения представителей Истца, Ответчика, третьего лица, МКАС пришел к следующим выводам.
1. Согласно п. 2 Положения о МКАС и п. 2 параграфа 1 Регламента МКАС при ТПП РФ в МКАС могут по соглашению сторон передаваться споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей. Арбитраж констатировал, что заключенный 11 августа 2003 г. между Истцом и Ответчиком Контракт является договором международной купли-продажи товаров, а сторонами по нему являются российская организация - продавец (Ответчик) и украинская фирма - покупатель (Истец).
Арбитраж установил, что арбитражная оговорка, содержащаяся в Контракте, предусматривает следующее: "Все споры и разногласия, которые могут возникнуть по данному Контракту или в связи с ним, подлежат разрешению в арбитражном порядке, с исключением подсудности общим судам, в Международном коммерческом арбитражном суде при ТПП РФ в г. Москве по иску заинтересованной стороны...".
МКАС в соответствии с п. 3 параграфа 1 Регламента вправе рассматривать споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора.
Основываясь на Контракте, арбитраж пришел к выводу, что между Истцом и Ответчиком существует письменное соглашение о передаче на разрешение в МКАС возникшего или могущего возникнуть спора.
Учитывая изложенное, а также то, что Истец подал исковое заявление, а Ответчик представил отзыв на иск в МКАС при ТПП РФ, принимая во внимание, что представители обеих сторон приняли участие в устных слушаниях по делу и не заявили каких-либо возражений против компетенции данного арбитража, МКАС, руководствуясь Контрактом и параграфом 1 Регламента, с учетом ст. 7

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 72-Г04-8 от 22.10.2004] В удовлетворении заявления об отмене регистрации кандидата в депутаты Читинской областной Думы отказано правомерно, так как для регистрации кандидата имелось необходимое количество действительных и достоверных подписей и, кроме того, заявителем пропущен срок на обращение с заявлением в суд.  »
Общая судебная практика »
Читайте также