ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (М. Пацация, Законодательство и экономика n 10, 2004 г.) Надзор в арбитраже: вопросы остаются.

Ведущий научный сотрудник Российской академии правосудия, доцент, кандидат юридических наук М.Ш. Пацация в результате анализа надзорной практики приходит к выводу, что уменьшение количества пересматриваемых судебных актов пока не привело к заметному росту качества выполнения надзорной инстанцией отведенной ей роли в судебно-арбитражной системе.
Цифры далеко не всегда раскрывают качественные характеристики того или иного правового явления, и все-таки время от времени над ними стоит задуматься.
Например, известно, что в 2002 г. в арбитражных судах разрешено 697085 дел. В Высший Арбитражный Суд РФ в том же году в надзорном порядке оспорены судебные акты по 18500 делам. Президиумом ВАС РФ рассмотрено 657 дел. При этом отменены судебные акты по 628 делам, т.е. 0,09% от общего количества рассмотренных дел.
В 2003 г. разрешено 869355 дел (т.е. на 24% больше, чем в 2002 г.). В надзорном порядке оспорены судебные акты по 21830 делам (т.е. на 14% больше). Президиумом ВАС РФ рассмотрено 260 дел (т.е. почти на 60% меньше). Отменены при этом судебные акты по 238 делам (т.е. 0,03% от всех рассмотренных дел).
Приведенные цифры могут вызвать множество разных вопросов, часть из которых сводится к следующему: чем объяснить, что при общем росте количества дел, рассматриваемых в арбитражных судах, непосредственное участие в них надзорной инстанции заметно уменьшается, - значительным ли повышением качества работы трех нижестоящих инстанций или же отходом ВАС РФ от активной роли в исправлении судебных ошибок, связанным с появлением ст. 304 АПК РФ 2002 г. Похоже, ближе к истине второе предположение. Хотя увязывать все лишь с нормативным изменением функции надзора в арбитражном процессе вряд ли правомерно. Тенденция уменьшения роли надзора в исправлении судебных ошибок возникла еще с середины 90-х годов прошлого века, когда вся надзорная деятельность сосредоточилась в Президиуме ВАС РФ, реальные (в значительной степени просто физические) возможности которого оказались ограниченными, как показала практика, надзорным пересмотром около 600 судебных актов в год. Многими это расценивалось как проявление недостаточной эффективности надзора в арбитраже.
Неудивительно, что уже не раз высказывались предложения (в том числе судьями) об упразднении надзорной инстанции арбитражного суда. Взгляд на нее как на "рудимент прошлого" укрепляется и в связи с тем, что для обращения в Европейский Суд по правам человека за защитой своих прав "прохождения" стадии надзора не требуется. Причем потому, что возбуждение дела и его прохождение в надзоре расцениваются там как слишком мало зависящие от усмотрения самих лиц, участвующих в деле.
Похоже, однако, что в период пусть пока краткого действия АПК РФ 2002 г. именно ст. 304, ограничивающая надзорный пересмотр арбитражных дел тремя указанными в ней новыми для нашего процесса основаниями, все-таки имеет значение некоего самостоятельного фактора, который и обусловливает известную пассивность надзорной инстанции в исправлении судебных ошибок, допускаемых в ходе арбитражного судопроизводства. Ибо иных значимых (в данном аспекте) изменений регулирования надзорного производства, могущих объяснить это, из Кодекса не усматривается.
Буквальная трактовка ст. 304 показывает, что нарушение норм материального и (или) процессуального права, допущенное в нижестоящих инстанциях, само по себе недостаточно для отмены в порядке надзора принятых в них судебных актов. Видимо, наибольший потенциал для активности надзорной инстанции содержится в п. 1 данной статьи, предусматривающем отмену актов, нарушающих единообразие в толковании и применении норм права.
Какова практика Президиума ВАС РФ в этом плане? Это тем более важно, что около 95% отмен судебных актов нижестоящих инстанций после 1 января 2003 г. осуществляется со ссылкой именно на п. 1 ст. 304 АПК РФ.
Очень редко Президиум ВАС РФ отменяет судебные акты со ссылкой на то, что они противоречат каким-то конкретным разъяснениям Пленума ВАС РФ, и это истолковывается как наличие основания, предусмотренного в п. 1 ст. 304 АПК РФ (такая позиция содержится в постановлениях от 28 января 2003 г. N 4869/01, от 1 апреля 2003 г. N 10114/02, от 22 июля 2003 г. N 2999/03). Иногда судебные акты отменяются ввиду того, что нижестоящим судом не учтена сложившаяся практика, установленная конкретным постановлением Президиума ВАС РФ (постановление от 16 марта 2004 г. N 8282/02).
По неизвестным причинам отсутствуют постановления, в которых судебные акты отменяются в надзорном порядке со ссылкой на обзоры судебной практики по конкретным видам дел, доводимые до судов соответствующими информационными письмами.
В то же время Президиумом ВАС РФ отменяются и судебные акты, основанные на неправильном толковании норм права, так как их отмена "будет иметь значение для формирования единообразия в толковании и применении арбитражными судами правовых норм" (постановления от 17 февраля 2004 г. N 11489/03, от 1 апреля 2003 г. N 9194/02).
Но немало и случаев, когда судебные постановления отменяются в надзорном порядке по п. 1 ст. 304 АПК РФ без всякой ссылки на "практикообразующие" акты. При этом Президиум ВАС РФ ограничивается указанием на противоречие выводов арбитражных судов требованиям законодательства - об аренде (постановление от 20 мая 2003 г. N 1577/03), вексельного (постановление от 1 июля 2003 г. N 8168/01) и т.д.
Пункт 1 ст. 304 указывается Президиумом ВАС РФ в качестве основания для надзорного пересмотра и иных судебных постановлений: в которых допущено неправильное применение коллизионного права (постановление от 28 января 2003 г. N 1/03); тех, при принятии которых арбитражные суды не устранили доступными им средствами пробелы в праве (постановление от 27 мая 2003 г. N 1069/03); содержащих нарушение норм процессуального права (постановления от 14 октября 2003 г. N 8122/03, от 2 марта 2004 г. N 13260/03); создающих неопределенность в праве на имущество (постановление от 27 мая 2003 г. N 1069/03); в которых не выяснены фактические обстоятельства (постановления от 19 августа 2003 г. N 12359/02; от 3 июня 2003 г. N 1695/03) и др.
Даже приведенные примеры показывают, что Президиум ВАС РФ достаточно широко (хотя и не всегда одинаково убедительно с точки зрения процессуального закона) трактует п. 1 ст. 304 АПК РФ. Тем не менее общее количество пересматриваемых в надзорной инстанции судебных актов за период действия главы 36 АПК РФ 2002 г. сократилось более чем вдвое.
Дело в немалой степени, видимо, в том, что п. п. 2 и 3 ст. 304 АПК РФ применяются намного реже п. 1 (возможно, они и "задумывались" как резервные). Объяснить это можно главным образом тем, что в них содержатся если не абсолютные нормы-новеллы для нашего процесса, то, во всяком случае, они являются новеллами в гораздо большей степени, нежели норма п. 1 ст. 304 (ведь стремление к единообразию в толковании и применении норм права - задача любой судебной системы). И их применение вызывает, очевидно, еще большие трудности.
Пункт 2 ст. 304 вообще применяется как редчайшее исключение. Если исходить из опубликованной практики Президиума ВАС РФ, то за полтора года действия этой нормы речь идет всего об одном случае - о постановлении от 28 октября 2003 г. N 6993/03 (да и то она применена совместно с п. 1 ст. 304). Поэтому есть смысл проанализировать это дело подробнее.
Суть в следующем.
Общество с ограниченной ответственностью "Россита Лтд" (далее - общество), зарегистрированное в Едином госреестре юрлиц в 2002 г., обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с исковыми требованиями к администрации Фрунзенского района г. Саратова (далее - администрация) и инспекции МНС России по Фрунзенскому району г. Саратова (далее - инспекция) о признании за ним исключительного права на использование фирменного наименования ООО "Россита Лтд" и запрете ответчикам восстанавливать запись о госрегистрации общества с ограниченной ответственностью "Россита Лтд" (далее - заявитель), которая была внесена в госреестр в 1997 г. и аннулирована 20 декабря 2001 г. на основании соответствующего постановления администрации.
Определением от 10 октября 2002 г. производство по данному делу приостановлено до вступления в силу решения того же суда по другому делу (N А57-3779/02-7) и в удовлетворении ходатайства, поданного от имени исключенного из Единого госреестра юрлиц заявителя, о привлечении его к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований отказано.
Апелляционная инстанция 14 ноября 2002 г. отменила определение о приостановлении производства по делу и рассмотрела дело по существу, удовлетворив иск в полном объеме, в том числе запретив администрации и налоговой инспекции восстанавливать аннулированную регистрацию заявителя.
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа определением от 20 января 2003 г. производство по кассационной жалобе заявителя прекратил со ссылкой на то, что он не зарегистрирован в качестве юрлица.
Заявитель обратился в ВАС РФ с надзорной жалобой на судебные акты по данному делу.
Решением Арбитражного суда Саратовской области от 4 октября 2001 г. по другому делу (N А57-11263/01-7) отказано в удовлетворении требований по иску прокурора Саратовской области о признании недействительными учредительных документов заявителя, свидетельства о его государственной регистрации и исключении последнего из госреестра юрлиц, а в части требований о признании недействительным решения собрания учредителей производство по делу прекращено.
Постановлением апелляционной инстанции от 5 декабря 2001 г. решение отменено, исковые требования удовлетворены, кроме той их части, в отношении которой производство было прекращено.
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 14 февраля 2002 г. отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.
В период действия постановления апелляционной инстанции от 5 декабря 2001 г. и на его основании администрацией было принято распоряжение от 13 декабря 2001 г. N 340-Р "Об аннулировании государственной регистрации ООО "Россита Лтд", отменено постановление администрации от 3 июля 1997 г. N 287/7 о регистрации заявителя жалобы, признаны недействительными свидетельство о госрегистрации и учредительные документы, внесена запись об исключении его из госреестра юрлиц.
Решением Арбитражного суда Саратовской области от 6 июня 2002 г. еще по одному делу (N А57-3779/02-7) названное распоряжение администрации признано недействительным, при этом суд обязал администрацию восстановить запись о регистрации заявителя в Едином госреестре юрлиц. Постановлением апелляционной инстанции по этому же делу решение изменено в части возложения обязанности восстановления записи в реестре на инспекцию.
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа судебные акты по делу N А57-3779/02-7 оставил без изменения. Определением ВАС РФ от 4 августа 2003 г., принятым по заявлению о пересмотре в порядке надзора судебных актов по делу N А57-3779/02-7, отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ.
При таких обстоятельствах Президиум ВАС РФ признал: определение от 25 июня 2002 г., постановление суда апелляционной инстанции от 14 ноября 2002 г. по делу N А57-7512/02-5, вынесенные после вступления в законную силу решения по делу N А57-11263/01-7 и после решения по делу N А57-3779/02-7, приняты о правах и обязанностях заявителя, не привлеченного к участию в деле, что в соответствии с ч. 1 ст. 288 АПК РФ является основанием отмены первых двух судебных актов в любом случае.
Суд кассационной инстанции неправомерно прекратил производство по кассационной жалобе, поскольку согласно ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица прекращается в момент завершения ликвидации, в то время как ликвидация заявителя не проводилась.
Учитывая изложенное, Президиум пришел к заключению, что судебные акты по данному делу не только нарушают единообразие в толковании и применении норм права, но и препятствуют (фактически запрещают) исполнению законных решений по другим делам. Именно в последнем выводе, видимо, объяснение того, почему Президиум ВАС РФ, указывая правовые основания отмены судебных актов по данному делу, сослался и на п. 2 ст. 304 АПК РФ.
Однако это вызывает определенные сомнения. Согласно п. 2 ст. 304 АПК РФ соответствующий судебный акт отменяется в надзорном порядке, если он "препятствует принятию законного решения по другому делу".
В данном случае не усматривается того, что принятые по делу судебные акты препятствуют принятию по другому делу законного решения, т.е. судебного акта суда первой инстанции. Более того, как видно из текста постановления, речь идет о препятствовании исполнению законных решений по другим делам. То есть какого-либо препятствия для принятия решения не имеется. Следовательно, в рассмотренном случае оснований для применения п. 2 ст. 304 (если не исходить из его расширительного толкования, что требует обоснования) не было. Тем более что в этом не было и необходимости, так как отменой судебных актов по данному делу по п. 1 ст. 304 АПК РФ создавалась ситуация, когда становилось возможным реализовать (в необходимой форме) судебные акты по двум другим упомянутым делам.
Что касается нормы п. 3 ст. 304, то она пока применяется нечасто (по нашим подсчетам, по 5 - 6% дел, рассмотренных Президиумом ВАС РФ в надзорном порядке). И надо отметить, что надзорная инстанция еще не определилась в своем понимании таких категорий, как "интересы неопределенного круга лиц" и "публичные интересы".
Более того, нередко Президиум ВАС РФ отменяет судебные акты по п. 3 ст. 304 без достаточного обоснования этого, что не позволяет вести речь об адекватном выполнении Президиумом отведенной ему законодателем роли в ориентировании судебной практики. В данном случае это должно выражаться в показе на примере конкретных надзорных дел того, как следует трактовать указанные одиночные правовые категории. В этом плане как у судей, так и у лиц, участвующих в деле, скорее всего, остаются без ответа некоторые вопросы.
Например, трудно понять, почему само по себе установление Президиумом ВАС РФ того, что судебные акты приняты по спору, связанному с разграничением права собственности между субъектом Российской Федерации и муниципальным образованием, послужило основанием для утверждения, что эти акты нарушают "как права неопределенного круга лиц, так и публичные интересы" (постановление от 14 января 2003 г. N 10423/02). Ответа на этот вопрос в соответствующем постановлении не имеется.
В другом рассмотренном в надзорном порядке деле Президиум ВАС РФ указал, что суды "неверно применили положения природоохранного законодательства, что нарушает публичные интересы и является основанием к отмене судебных актов в соответствии с пунктом 3 статьи 304 АПК РФ" (постановление от 4 февраля 2003 г. N 5703/02). Из подобного подхода можно сделать вывод, что рассмотрение

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 59-Г04-20 от 20.10.2004 Обеспечение реализации льгот, предусмотренных федеральным законодательством, на территории субъекта РФ должно осуществляться за счет средств федерального бюджета, а не бюджета субъекта РФ, поскольку до передачи финансовых ресурсов из федерального бюджета в бюджет субъекта правовых оснований для включения в бюджет субъекта расходов на реализацию федерального закона не имеется.  »
Общая судебная практика »
Читайте также