ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Е. Оболонкова, Ю. Царапкина) (Комментарий судебно-арбитражной практики. Выпуск 11, ГУ издательство Юридическая литература, 2004) Рассмотрение споров, возникающих при заключении и расторжении договоров

И РАСТОРЖЕНИИ ДОГОВОРОВ
ОДНОСТОРОННИЙ
ОТКАЗ ОТ ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРА
НА ВОЗМЕЗДНОЕ ОКАЗАНИЕ УСЛУГ В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЕМ
ИСПОЛНИТЕЛЕМ СВОИХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
Дело N А40-27939/02-20-160 от 16 октября 2002 г.
Арбитражного суда г. Москвы
ЗАО "Балтийский Банк" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ЗАО "Артур Андерсен" о расторжении договора на оказание аудиторских и консультационных услуг и о взыскании убытков в размере 2571216 руб. в связи с тем, что ЗАО "Артур Андерсен" не в полном объеме оказало предусмотренные договором услуги.
До принятия судом решения истец на основании ст. 49 АПК РФ уточнил свои требования, просил расторгнуть договор и взыскать сумму, уплаченную им во исполнение обязательств по договору (за вычетом стоимости оказанных ответчиком услуг), в том же размере, что и заявленные ранее убытки.
Решением суда первой инстанции от 16 октября 2002 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, исковые требования были удовлетворены.
Суд кассационной инстанции изменил указанные решение и постановление по следующим обстоятельствам.
Как следовало из материалов дела, согласно договору ЗАО "Артур Андерсен" (исполнитель) обязалось провести три проверки бухгалтерской отчетности ЗАО "Балтийский Банк" (заказчик): одну по состоянию на 1 октября 2001 г. (в соответствии с российскими стандартами бухучета) и две по состоянию на 1 января 2002 г. (первую - в соответствии с российскими стандартами бухучета, а вторую - в соответствии с международными стандартами).
В обязанности заказчика входила поэтапная оплата указанных услуг: первый платеж в размере 55000 долларов США должен быть произведен при подписании договора, второй - в размере 30000 долларов США - после представления проекта аудиторского заключения о достоверности бухгалтерской отчетности заказчика, подготовленной по итогам за 2001 г., и третий платеж - в размере 25000 долларов США - после окончания работ по договору. Суд первой инстанции обоснованно квалифицировал такие отношения сторон как договор возмездного оказания услуг.
При рассмотрении дела было установлено, что ЗАО "Артур Андерсен" выполнило свои обязательства только в части проведения первой проверки бухгалтерской отчетности - по состоянию на 1 октября 2001 г., в то время как ЗАО "Балтийский Банк" произвело два первых платежа. Поскольку 20 марта 2002 г. истек установленный договором срок представления последнего аудиторского заключения, ЗАО "Балтийский Банк" направило ЗАО "Артур Андерсен" письмо с просьбой уточнить сроки исполнения им своих обязательств, которое было оставлено без ответа.
В дальнейшем, в связи с необходимостью получения аудиторского заключения, истец воспользовался услугами другой аудиторской организации. В то же время он дважды (впервые - 5 апреля 2002 г.) обращался к ответчику с предложением расторгнуть договор и произвести взаиморасчеты. Ответа на это предложение также не последовало.
Удовлетворяя исковые требования о расторжении договора, суд первой инстанции исходил из того, что аудиторские услуги не были оказаны по вине ЗАО "Артур Андерсен", вследствие чего выполнение данного обязательства было поручено третьему лицу, и необходимость в продолжении деятельности по его выполнению ответчиком отпала.
По мнению суда кассационной инстанции, в данном случае к отношениям сторон подлежал применению п. 1 ст. 782 ГК РФ, в соответствии с которым заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Согласно п. 3 ст. 450 ГК, в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Поскольку письмом от 5 апреля 2002 г. ЗАО "Балтийский Банк" отказалось от исполнения договора и факт получения указанного уведомления ЗАО "Артур Андерсен" не оспаривало, у суда отсутствовали правовые основания для расторжения договора.
В то же время суд кассационной инстанции счел, что, поскольку ЗАО "Артур Андерсен" исполнило свои обязательства только в части, суд правомерно взыскал с него сумму, уплаченную ЗАО "Балтийский Банк" за оказание услуг, с вычетом стоимости фактически исполненного. При этом суд руководствовался условием договора, согласно которому вознаграждение исполнителя за аудит бухгалтерской отчетности заказчика по состоянию на 1 октября 2001 г. составляет 2000 долларов США.
Исходя из вышесказанного, суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции от 16 октября 2002 г. и постановление суда апелляционной инстанции от 24 декабря 2002 г. в части расторжения договора и в иске в этой части отказал, в остальной части судебные акты были оставлены без изменения.
Материалы данного дела позволяют рассмотреть вопрос о том, какие правовые нормы следует применять при разрешении споров о расторжении договора возмездного оказания услуг, если одна из сторон нарушила свои договорные обязательства, а также о последствиях такого расторжения.
1. Суд кассационной инстанции, принимая постановление об отказе в иске в части расторжения договора, указал на необходимость применения к отношениям сторон п. 1 ст. 782 ГК, в соответствии с которым заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.
Действительно, согласно п. 1 ст. 779 ГК, правила гл. 39 ГК "Возмездное оказание услуг", в том числе и п. 1 ст. 782, применимы к договору на оказание аудиторских услуг. Однако следует иметь в виду два обстоятельства: а) в случае нарушения одной из сторон договора своих обязательств другая сторона вправе отказаться от его исполнения на основании иных норм об одностороннем отказе, а также требовать расторжения договора в судебном порядке; б) необходимо наличие у стороны намерения воспользоваться своим правом на односторонний отказ.
а) Случаи, в которых законом одной из сторон предоставляется право в одностороннем порядке отказаться от исполнения отдельных договорных обязательств или договора в целом, достаточно многочисленны. В Гражданском кодексе они предусмотрены как общими нормами, посвященными исполнению обязательств (гл. 22) и ответственности за их нарушение (гл. 25), так и нормами об отдельных видах договоров. Ряд этих норм обусловливает осуществление права на односторонний отказ нарушением обязательств контрагентом по договору, другие приурочивают его к определенным внешним обстоятельствам, третьи же предоставляют возможность отказаться от исполнения обязательства независимо от каких-либо условий, по собственному усмотрению. Исходя из того, в какую группу входит конкретный случай, определяются и последствия такого отказа.
Правила, установленные п. 1 ст. 782 ГК, следует относить к последней группе. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг в любое время, не мотивируя эти действия. Следовательно, поскольку причина отказа в данном случае значения не имеет, это может произойти как при нормальном развитии договорных отношений (например, надобность в услуге у заказчика отпала), так и в том случае, когда контрагентом были нарушены обязательства. Однако специальные последствия, предусмотренные указанной нормой, рассчитаны только на те случаи, когда осуществление права на односторонний отказ от договора не связано с нарушением обязательств другой стороной - ведь именно заказчик, отказываясь от исполнения договора, должен возместить своему контрагенту определенную часть убытков (фактически понесенные расходы).
Поэтому, когда заказчик отказывается от договора вследствие нарушения договорных обязательств контрагентом и заинтересован в возмещении убытков, вызванных расторжением договора (п. 5 ст. 453 ГК), ему следует воспользоваться нормами, предоставляющими право на односторонний отказ в таком случае. Если же существующие нормы в данной ситуации неприменимы, он вправе на основании п. 2 ст. 450 ГК обратиться в суд с требованием о расторжении договора.
В рассматриваемом случае нарушением, послужившим причиной для расторжения договора, явилась просрочка исполнителя. Нормами о договоре на возмездное оказание услуг, как и общими положениями о подряде, которые в соответствии со ст. 783 ГК применяются к договору на возмездное оказание услуг, право на односторонний отказ по этому основанию не предусмотрено.
Однако заказчик мог на основании п. 3 ст. 420 ГК воспользоваться нормой, содержащейся в гл. 25 ГК "Ответственность за нарушение обязательств" (п. 2 ст. 405), согласно которой если вследствие просрочки должника исполнение утратило для него интерес, кредитор может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков. Представляется, что эта норма применима и в данном случае, хотя кредитор в принципе не утратил интерес к исполнению обязательства. Срок, определенный в договоре на оказание аудиторских услуг, необходимо отнести к категории так называемых жестких сроков, поскольку просрочка должника может повлечь для кредитора крайне неблагоприятные последствия, вызванные нарушением требований закона, в связи с чем он вынужден поручить исполнение обязательства третьему лицу.
Так, согласно Федеральному закону "Об акционерных обществах" на годовом общем собрании акционеров, которое проводится не ранее, чем через два, и не позднее, чем через шесть месяцев после окончания финансового года, подлежит решению вопрос об утверждении годовой бухгалтерской отчетности, включающей в себя заключение аудитора (ст. 47). Поскольку заключение аудитора в составе этой отчетности отнесено к информации (материалам), подлежащей предоставлению лицам, имеющим право на участие в общем собрании акционеров, оно должно быть доступно указанным лицам для ознакомления в течение 20 дней до проведения собрания (п. 3 ст. 52).
Кроме того, в соответствии со ст. 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности" и ст. 42 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" для кредитных организаций, какой является ЗАО "Балтийский Банк", предусмотрен обязательный аудит - ежегодная обязательная аудиторская проверка ведения бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности; составленное по итогам проверки аудиторское заключение должно быть направлено в Банк России в трехмесячный срок со дня представления в тот же адрес годового отчета кредитной организации.
б) Указывая на необходимость применения в данном случае к отношениям сторон п. 1 ст. 782 ГК, суд кассационной инстанции не учел, что эта норма предоставляет заказчику именно право на односторонний отказ от исполнения договора, которым он может и не воспользоваться. ЗАО "Балтийский Банк" выбрало другой путь, предложив ЗАО "Артур Андерсен" согласно п. 1 ст. 450 ГК расторгнуть договор по соглашению сторон. Данное предложение суд кассационной инстанции и расценил как односторонний отказ от исполнения договора.
В дальнейшем, поскольку письмо, дважды направлявшееся в адрес ЗАО "Артур Андерсен", было оставлено им без ответа, что создало неопределенность в отношениях сторон, ЗАО "Балтийский Банк" на основании п. 2 ст. 450 ГК обратилось в суд с иском о расторжении договора. Таким образом, сложилась ситуация, когда истец был вправе отказаться от договора в одностороннем порядке или обратиться в суд с требованием о его расторжении, что приводит к тем же последствиям (п. 3 ст. 450 ГК). Так как нарушение ЗАО "Артур Андерсен" условия о сроке необходимо рассматривать как существенное для данного договора, удовлетворение судом первой инстанции требований истца в части расторжения договора, на наш взгляд, следует считать обоснованным.
2. Отдельно следует рассмотреть вопрос о последствиях расторжения указанного договора. Первоначально истец, помимо требования о его расторжении, заявил также требование о взыскании с ответчика убытков, однако до принятия судом решения уточнил исковые требования, просил взыскать с ЗАО "Артур Андерсен" сумму, перечисленную во исполнение обязательств по договору (за вычетом стоимости фактически оказанных услуг), в том же размере, что и заявленные ранее убытки.
При рассмотрении требований истца необходимо было установить, являлись ли проведение исполнителем аудита бухгалтерской отчетности заказчика и представление аудиторского заключения по состоянию на 1 октября 2001 г. самостоятельным обязательством, той частью услуги, которой заказчик смог воспользоваться независимо от исполнения остальных обязательств. Если да, то поскольку в соответствии со ст. 783 ГК к договору возмездного оказания услуг применимы правила о подряде, в том случае, когда это не противоречит нормам гл. 39 ГК и особенностям предмета договора возмездного оказания услуг, оказанная услуга должна быть оплачена по правилам ст. 717 ГК. Если же заказчик был заинтересован в проведении исполнителем именно трех аудиторских проверок и представлении аудиторских заключений по их результатам и условиями обязательства не было предусмотрено его исполнение по частям (ст. 311 ГК), обязанность у заказчика по оплате оказанной услуги не возникла.
Исходя из того, что истец обратился в суд с требованием о расторжении договора в связи с существенным нарушением ответчиком обязательств по договору, он, помимо требования о возврате исполненного по договору согласно правилам о возврате неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК) (с вычетом или без вычета оплаты за оказанные услуги), вправе был также заявить требования:
а) о возмещении убытков, причиненных расторжением договора, в соответствии с п. 5 ст. 453 ГК;
б) о возмещении понесенных им необходимых расходов и других убытков, связанных с поручением выполнения обязательства третьему лицу, - на основании ст. 397 ГК. В данном случае эти убытки составили бы разницу в оплате аудиторских услуг по договору с ЗАО "Артур Андерсен" и новому договору, заключенному с третьим лицом.
Научный сотрудник
Института законодательства
и сравнительного правоведения
при Правительстве Российской Федерации
Е.В.ОБОЛОНКОВА


РАСТОРЖЕНИЕ ДОГОВОРА АРЕНДЫ ЗЕМЕЛЬНОГО УЧАСТКА
ПО ПРИЧИНЕ ЕГО НЕИСПОЛНЕНИЯ
Дело N А40-51910/02-16-529 Арбитражного суда г. Москвы
Московский земельный комитет обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Управлению государственной противопожарной службы ГУВД г. Москвы о расторжении договора аренды земельного участка по причине его неисполнения.
Решением от 25 апреля 2003 г. суд удовлетворил требования истца и расторгнул договор аренды. Ответчик обжаловал решение в арбитражном суде апелляционной инстанции.
Суд апелляционной инстанции постановлением от 5 августа 2003 г. оставил решение без изменений, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Долгосрочный договор аренды был заключен между сторонами 16 января 1996 г. Предметом договора являлся земельный участок площадью

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (И. Файзутдинов, Ф. Богатырев, О. Беляева, С. Синицын) (Комментарий судебно-арбитражной практики. Выпуск 11, ГУ издательство Юридическая литература, 2004) Применение судами законодательства о собственности  »
Общая судебная практика »
Читайте также