ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (А. Жанэ, Право и экономика n 11, 2004 г.) Подписание гражданско-правового договора главным бухгалтером.

ГЛАВНЫМ БУХГАЛТЕРОМ
Вопросу о подписании гражданско-правовых договоров главными бухгалтерами договаривающихся сторон в правовой литературе уделено немало внимания. Вместе с тем дискуссионность обозначенной проблемы, а также неоднозначность норм законодательства, регулирующих указанные правоотношения, вызывают необходимость повторного рассмотрения данной проблемы.
Остается, например, нерешенным вопрос, нужна ли при заключении организацией договора подпись на нем главного бухгалтера. Эта неопределенность возникла с принятием Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Закон), абз. 3 п. 3 ст. 7 которого было установлено, что "без подписи главного бухгалтера денежные и расчетные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными и не должны приниматься к исполнению".
По мнению некоторых специалистов, данное положение Закона не подлежит применению как не соответствующее ст. 53 Гражданского кодекса РФ. В соответствии с указанной статьей юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. При этом ГК РФ не относит главного бухгалтера к органам юридического лица, в связи с чем в подписании им договора нет никакой необходимости <*>.
---------------------------------
<*> См., например: Гражданское право / Под ред. Суханова Е. - М., 1998. С. 347.
Аналогичного мнения при рассмотрении споров придерживаются и судебные инстанции, в подтверждение чего можно привести следующее дело.
Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ в лице Абаканского отделения N 8602 обратился в Арбитражный суд Республики Хакасия с иском к индивидуальному предпринимателю В.П. Грецкому о взыскании по кредитному договору от 14 августа 2000 г. N 140/4 180000 руб. основного долга, 2071 руб. 23 коп. срочных процентов, 5 руб. 67 коп. пени, 493 руб. 15 коп. повышенных процентов. Кроме того, истец просил на основании заключенного договора залога товаров в обороте от 14 августа 2000 г. обратить взыскание на заложенное имущество должника.
Решением суда первой инстанции от 17 августа 2001 г. исковые требования удовлетворены частично.
В апелляционной инстанции законность судебного акта не проверялась.
Не согласившись с принятым по делу решением, индивидуальный предприниматель обратился в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просил решение отменить, а дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию.
По мнению заявителя, кредитный договор от 14 августа 2000 г. N 140/4 является ничтожным, поскольку в нем отсутствует подпись главного бухгалтера банка, следовательно, противоречит ст. 7 Федерального закона "О бухгалтерском учете", п. 24 Положения о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства финансов РФ от 26 декабря 1994 г. N 170.
Исследовав материалы дела, доводы кассационной жалобы, проверив правильность применения Арбитражным судом Республики Хакасия норм материального и норм процессуального права при принятии решения по делу N А74-2024/01-К1, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.
Как следует из материалов дела, в качестве материально-правового требования указано требование о взыскании суммы кредита, процентов за пользование кредитом, повышенных процентов и пени в размере 182570 руб. 05 коп.
Основанием иска Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ в лице Абаканского отделения N 8602 счел ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору от 14 августа 2000 г. N 140/4.
Суд кассационной инстанции соглашается с правовой оценкой, данной Арбитражным судом Республики Хакасия спорным правоотношениям как отношениям, вытекающим из кредитного договора, и применением в этой части как общих правовых норм, регулирующих обязательственные правоотношения, так и специальных норм, регулирующих обязательства по кредитному договору.
В связи с тем, что ответчик систематически нарушал условия обязательств по кредитному договору как в части уплаты процентов, так и в части погашения кредита, суд первой инстанции правомерно признал наличие оснований для взыскания суммы невозвращенного кредита, процентов за пользование кредитом, повышенных процентов и пени.
Довод заявителя кассационной жалобы о ничтожности кредитного договора в связи с отсутствием в нем подписи главного бухгалтера не принимается.
Кредитный договор является гражданско-правовой сделкой, права и обязанности по которой юридическое лицо, в соответствии со ст. 53 ГК РФ, принимает через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.
В соответствии с гражданским законодательством главный бухгалтер не является органом юридического лица, в связи с чем отсутствие подписи главного бухгалтера не является основанием для признания кредитного договора недействительным.
Глава 42 ГК РФ "Заем и кредит" не предусматривает требования по подписанию договора главным бухгалтером.
Требование п. 24 Положения о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации в части подписи главного бухгалтера является обязательным для оформления документов, служащих основанием для приемки и выдачи товарно-материальных ценностей и денежных средств, являющихся основанием расчетных, кредитных и денежных обязательств.
В связи с изложенным Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает, что решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 17 августа 2001 г. принято с соблюдением норм материального и процессуального права; выводы, содержащиеся в судебном акте, основаны на полном и всестороннем исследовании доказательств.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены решения Арбитражного суда Республики Хакасия от 17 августа 2001 г. по делу N А74-2024/01-К1.
Руководствуясь ст. ст. 95, 174 - 177 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановил: решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 17 августа 2001 г. по делу N А74-2024/01-К1 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения <*>.
---------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 ноября 2001 г. N А74-2024/01-К1-ФО2-2794/01-С2.
Ряд специалистов, не оспаривая правомерность нормы абз. 3 п. 3 ст. 7 Закона о бухгалтерском учете, подчеркивает нецелесообразность ее применения на том основании, что это ведет к усложнению гражданского оборота, к диффузии сложившейся практики заключения и подписания договоров, основная масса которых никогда не подписывается главным бухгалтером. В пользу такой точки зрения приводятся также доводы о том, что положение абз. 3 п. 3 ст. 7 Закона нарушает единообразие применения закона судами, противоречит теории гражданского права об органах юридического лица и сложившейся судебной практике <*>.
---------------------------------
<*> См.: Шичанин А., Гривков О. Заключение договоров: требования законодательства // Законодательство и экономика. 1999. N 6; Семенов М. Письменная форма сделок в российском гражданском праве // Хозяйство и право. 2003. N 2.
Помимо этого существует позиция, в соответствии с которой возникновение финансовых и кредитных обязательств, речь о которых идет в Законе, обусловлено лишь отношениями, регулируемыми нормами гл. 42 ГК РФ "Заем и кредит", а правило о подписании таких обязательств бухгалтерами применимо только внутри конкретной организации <*>.
---------------------------------
<*> См.: Правовые основы бухгалтерского учета и аудиторской деятельности: Учебник / Отв. ред. Чаадаев С. М.: Юристъ, 1999. С. 54.
Высказываются аргументы и в пользу того, что абз. 3 п. 3 ст. 7 Закона соответствует положениям ГК РФ. Основанием для этого является то, что:
1) согласно ст. 53 ГК РФ, приобретая права и обязанности для юридического лица, органы должны действовать в соответствии с законом и иными правовыми актами, в силу чего подпись главного бухгалтера необходимо рассматривать как установленное законом условие для приобретения юридическим лицом прав и обязанностей через свои органы;
2) в соответствии с п. 1 ст. 160 ГК РФ законом могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Таким дополнительным требованием к форме сделки как раз и является обязательность подписи главного бухгалтера на кредитных и финансовых обязательствах <*>.
---------------------------------
<*> См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / Под ред. Садикова О. М., 1998. С. 347, 348.
Возможным аргументом "за" в решении вопроса о необходимости подписания договора главным бухгалтером могло бы послужить положение абз. 2 п. 3 ст. 9 Закона, предусматривающее обязательность подписания главным бухгалтером документов, оформляющих хозяйственные операции с денежными средствами.
Причина столь неоднозначных и в то же время небезосновательных высказываний специалистов относительно предмета рассмотрения настоящей статьи заключается в несовершенстве действующего законодательства, а именно в неточности формулировки нормы абз. 3 п. 3 ст. 7 Закона о бухгалтерском учете, из содержания которой не представляется возможным установить ее истинный смысл. В частности, не ясно, что следует понимать под "финансовыми обязательствами": сделки (договоры), направленные на возникновение финансовых обязательств, или внутренние документы организации, опосредующие хозяйственный учет бухгалтерских операций и заключаемых договоров. А ведь, как представляется, определенность именно в этом вопросе необходима для разрешения дискуссии.
Попытка нивелировать указанный пробел была предпринята в Положении по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденном приказом Министерства финансов РФ от 29 июля 1998 г. N 34н, абз. 3 п. 14 которого определил финансовые и кредитные обязательства в качестве документов, оформляющих финансовые вложения организации, договоров займа, кредитных договоров и договоров, заключенных по товарному и коммерческому кредиту. При этом не ясно, почему понятие "финансовое и кредитное обязательство" не было распространено на иные договорные конструкции, также направленные на возникновение у сторон финансовых обязательств.
Подводя итог изложенному, следует отметить негативные последствия существующего положения дел. Очевидным фактом является неопределенность в вопросе о необходимости подписания договора главным бухгалтером, способствующая недобросовестным контрагентам, которые, ссылаясь на недействительность договора ввиду отсутствия в нем подписи главного бухгалтера, могут всячески затягивать исполнение своих финансовых обязательств перед другой стороной.
Сложившаяся ситуация представляется совершенно неприемлемой и не способствующей стабильности гражданского оборота, в связи с чем норма абз. 3 п. 3 ст. 7 Закона о бухгалтерском учете, на мой взгляд, подлежит безотлагательной корректировке.
А.ЖАНЭ

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (О. Михайлова) Обзор арбитражной практики применения главы 15 Налогового кодекса Российской Федерации Общие положения об ответственности за совершение налоговых правонарушений по материалам Федерального арбитражного суда Московского округа.  »
Общая судебная практика »
Читайте также