ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 611п04 от 13.10.2004 Об изменении приговора в связи с неправильной квалификацией действий осужденных.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 13 октября 2004 г. N 611п04
Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председательствующего Лебедева В.М.,
членов Президиума Жуйкова В.М.,
Каримова М.А.,
Попова Г.Н.,
Радченко В.И.,
Свиридова Ю.А.,
Смакова Р.М.
рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденных К. и И. на приговор Курского областного суда от 21 апреля 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 сентября 2000 года.
По приговору Курского областного суда от 21 апреля 2000 года К., 29 мая 1970 года рождения, уроженец г. Курска, ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.
Срок наказания исчислен с 9 марта 1998 года.
И., 2 марта 1934 года рождения, уроженец д. Хвощевой Болотинского района Новосибирской области, ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет. На основании ст. 69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.
Срок наказания исчислен с 3 марта 1998 года.
Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 сентября 2000 года приговор оставлен без изменения.
По данному делу осуждены Мамедов Эльхан Керимович, Третьякова Нина Ивановна, Фатахов Рустам Махрамкулович, Хмелевской Олег Анатольевич, в отношении которых надзорное производство не возбуждено.
В надзорной жалобе осужденного К. ставится вопрос о неправильной квалификации его действий по ст. 162 УК РФ и смягчении наказания.
В надзорной жалобе осужденного И. ставится вопрос об изменении состоявшихся в отношении его судебных решений и снижении наказания.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановлений о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего удовлетворить надзорные жалобы осужденных К. и И., Президиум Верховного Суда Российской Федерации
установил:
К. признан виновным в совершении убийства Брянцева по найму, по предварительному сговору группой лиц, сопряженного с разбоем, а также в разбойном нападении по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
И. признан виновным в совершении разбойного нападения на Брянцева группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в его убийстве по найму, по предварительному сговору группой лиц, сопряженном с разбоем.
Как следует из приговора, преступления совершены ими при следующих обстоятельствах.
В 1997 году Фатахов был должен Брянцеву долг в размере 4500000 руб. В декабре этого же года Фатахов и Мамедов договорились убить Брянцева, чтобы завладеть наличными деньгами и автомобилем потерпевшего.
В свои преступные замыслы Мамедов посвятил мать - Третьякову, а также ее сожителя - не установленное по делу лицо. Третьякова, выступая в качестве организатора, а Мамедов и не установленное по делу лицо - организатора, подстрекателя и пособника, для совершения убийства решили привлечь посторонних лиц.
10 декабря 1997 года Мамедов и не установленное по делу лицо договорились с И., что убийство Брянцева будет совершено в его доме, а труп потерпевшего захоронят в его гараже. И. со своей стороны пообещал подготовить орудия преступления и привлечь в качестве исполнителя убийства знакомого своей дочери - Хмелевского. Совершить преступление решили 11 декабря 1997 года.
После этого Мамедов, Фатахов и неустановленное по делу лицо выкопали в гараже И. яму для сокрытия трупа, а последний приготовил и разложил орудия убийства: молоток и кувалду.
Утром 11 декабря 1997 года Мамедов, И. и не установленное по делу лицо прибыли на Курский железнодорожный вокзал и, встретив там Хмелевского, предложили ему за 1000000 руб. убить Брянцева. Хмелевской согласился и попросил привлечь в качестве соисполнителя убийства своего родственника - К.
Приехав домой к К., Хмелевской и И. предложили ему принять участие в убийстве Брянцева. К. согласился, и они втроем прибыли на "Северный рынок", где их ожидали Мамедов, Фатахов и не установленное по делу лицо.
Мамедов определил роль каждого из участников преступления. Фатахову и И. предстояло обманным путем заманить Брянцева в дом последнего. Кроме того, И. должен был осуществлять руководство Хмелевским и Катаевым, предоставить им орудия убийства. Предполагалось также, что после совершения преступления Третьякова поможет скрыть его следы и переправить автомобиль Брянцева в г. Дербент.
После этого Фатахов, согласно отведенной ему роли, познакомил И., К. и Хмелевского с Брянцевым, сказал последнему, что И. хочет купить сахар и его надо отвезти в деревню. Брянцев согласился. И., Хмелевской и К. сели к нему в машину и поехали за сахаром. В одном из магазинов города И. на деньги, выделенные для этой цели Мамедовым, купил мешок сахара. Его погрузили в машину Брянцева. Затем они поехали в дер. Полевую.
Примерно в это же время в дом И. прибыли Мамедов, Фатахов и не установленное по делу лицо.
В назначенное время И., Хмелевской и К. на машине Брянцева подъехали к дому И. Чтобы заманить потерпевшего в дом, Хмелевской от участия в выгрузке сахара отказался, мотивируя это тем, что недавно перенес операцию. Тогда Брянцев и К. взяли мешок и понесли его в дом И. Потерпевший шел вторым. И. открыл им дверь и пропустил вовнутрь. Хмелевской, действуя согласно отведенной ему роли, прошел вслед за Брянцевым в дом. Там он взял в указанном ему И. месте молоток и с целью лишения потерпевшего жизни дважды ударил Брянцева по голове. Потерпевший выронил мешок и упал на пол. Видя, что он все еще жив, И. предложил К. добить Брянцева. К., согласно отведенной ему роли, взял приготовленную И. кувалду и нанес ей несколько ударов по голове потерпевшего, а И. сдавил шею Брянцева проволокой.
В результате вышеуказанных совместных и согласованных преступных действий И., Хмелевского и К. Брянцеву были причинены оскольчатый перелом свода черепа в левой височной области, вдавленный перелом в правой височной области, оскольчатый перелом носовых костей с обеих сторон, перелом рожков подъязычковой кости, двойная неразомкнутая странгуляционная борозда, все это в отдельности и совокупности повлекло причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, отчего здесь же наступила его смерть.
После этого Хмелевской и К., реализуя свои преступные намерения, направленные на завладение имуществом потерпевшего, похитили из кармана Брянцева бумажник, в котором находились 3000000 руб., забрали его шапку стоимостью 200000 руб., зимние ботинки стоимостью 120000 руб., золотое кольцо стоимостью 300000 руб., серебряную печатку стоимостью 300000 руб., всего на сумму 3920000 неденоминированных рублей.
В это же время Мамедов похитил находившиеся при потерпевшем документы на имя Брянцева: паспорт, водительское удостоверение, свидетельство о регистрации транспортного средства на автомобиль ВАЗ-21099, паспорт на транспортное средство.
Затем Мамедов и Фатахов завладели машиной Брянцева ВАЗ-21099 и перегнали ее в расположенное рядом домовладение сестры Третьяковой - Ильюты Р.И.
После этого Хмелевской и К. перенесли труп Брянцева в гараж, сбросили его в вырытую яму и закопали, а Третьякова и не установленное по делу лицо вытерли следы крови в доме И.
Чуть позже Третьякова отдала обещанные за убийство деньги: Хмелевскому - 1000000 руб., И. - 600000 руб. и 1 литр спиртного, К. - 300000 руб.
В надзорной жалобе осужденный К. ставит вопрос о пересмотре состоявшихся в отношении его судебных решений вследствие неправильной юридической оценки содеянного им. Оспаривает квалификацию по ст. 162 УК РФ, поскольку завладеть имуществом потерпевшего решил только после убийства, совершенного по найму. В связи с этим просит смягчить наказание.
В надзорной жалобе осужденный И. ставит вопрос о пересмотре состоявшихся в отношении его судебных решений вследствие назначения несправедливого наказания из-за его чрезмерной суровости, полагая, что суд, вопреки требованиям уголовного закона, не учел при назначении наказания его явку с повинной, активное способствование органам следствия в раскрытии преступления, престарелый возраст (70 лет), состояние здоровья (инвалидность I группы).
Рассмотрев уголовное дело по надзорным жалобам осужденных К. и И., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
Виновность осужденных в совершении указанных выше действий установлена судом на основании совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре.
Однако юридическая оценка этим действиям дана вопреки требованиям уголовного закона. В соответствии с положениями ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ неправильное применение уголовного закона является основанием отмены или изменения состоявшихся по делу судебных решений.
Так, квалифицируя действия К. по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, суд исходил из того, что осужденный К., действуя по ранее разработанному плану, совместно и согласованно с другими лицами, лишил жизни потерпевшего, завладел его имуществом.
Вместе с тем суд в описательной части приговора указал, что К. согласился участвовать в убийстве потерпевшего по найму. Мотива на завладение имуществом потерпевшего до или в процессе лишения его жизни у осужденного К. суд не установил. Судом признано установленным, что, после того как Брянцев умер, Хмелевской и К. похитили деньги и вещи потерпевшего.
По смыслу уголовного закона действия виновного по тайному завладению чужим имуществом после совершения убийства, при возникновении умысла на завладение имуществом потерпевшего после убийства, квалифицируются не как разбой, а как кража.
Аналогично квалифицируются действия лица, направленные на тайное завладение чужим имуществом после совершения убийства по найму.
------------------------------------------------------------------

В документе, видимо, пропущена частица "не": имеется в виду "действия К. подлежат квалификации по факту завладения чужим имуществом не по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, а по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ".
------------------------------------------------------------------
В связи с этим действия К. подлежат квалификации по факту завладения чужим имуществом по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, а по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года) как кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору.
Кроме того, из осуждения К. следует исключить квалифицирующий признак убийства "сопряженное с разбоем", поскольку он совершил убийство по найму, а не в связи с разбойным нападением.
Судом установлено по делу, что после совершения убийства деньги и имущество потерпевшего Брянцева похитили Хмелевской и Катаев. Автомобилем ВАЗ-21099 завладели Мамедов и Фатахов.
В сговоре на завладение наличными деньгами и автомобилем потерпевшего при обсуждении плана убийства принимали участие Фатахов и Мамедов, посвятив в свои планы Третьякову и не установленное следствием лицо.
Осведомленности И. по поводу предварительной договоренности о завладении деньгами и имуществом потерпевшего по делу не установлено. Более того, суд в описательной части приговора указал, что И. договорился с Мамедовым и не установленным по делу лицом участвовать в убийстве потерпевшего по найму. Цели завладения имуществом потерпевшего либо действий, направленных на завладение им, у осужденного И. суд не установил. За совершение убийства по найму И. получил от Третьяковой 600000 рублей и 1 литр спиртного.
Следовательно, И. не принимал участия в разбойном нападении или в краже, а поэтому по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ осужден необоснованно. В связи с чем судебные решения в этой части подлежат отмене, с прекращением производства по делу в отношении его за отсутствием в деянии состава преступления.
Назначая меру наказания осужденному, суд сослался на то, что И. после задержания его работниками милиции в определенной мере способствовал раскрытию преступления, изобличению отдельных его участников. Вместе с тем, с учетом характера его показаний, по мнению суда, оснований для применения к нему п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ не имелось.
В соответствии с положениями п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством признается активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления.
По смыслу уголовного закона активное способствование раскрытию преступления выражается в том, что виновный предоставляет органам следствия информацию, до того им неизвестную (указывает место нахождения орудий преступления, помогает в организации и проведении следственных действий, представляет вещественные доказательства и т.д.). Само по себе активное способствование раскрытию преступления является достаточным для применения положений п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ. Изобличение других соучастников преступления и помощь в розыске имущества, добытого в результате совершения преступления, являются формами способствования виновного в раскрытии преступления.
Из материалов уголовного дела следует, что дело было возбуждено 2 марта 1998 года по факту обнаружения расчлененного трупа неустановленного мужчины. В протоколе явки И. с повинной (т. 1 л.д. 187 - 188), на который суд сослался в приговоре как на достоверное доказательство, содержится информация, изобличающая организаторов и пособников убийства Брянцева, раскрывающая способ и мотивы преступления, уточняющая обстоятельства сокрытия следов преступления, которой органы следствия на тот момент не обладали. В ходе предварительного следствия И. принимал участие

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 313п2004 от 13.10.2004] Производство по делу в части осуждения по ст. 207, ст. 17, ч. 1 ст. 171 УК РСФСР прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности вследствие приоритета норм материального закона над процессуальным.  »
Общая судебная практика »
Читайте также