ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Л. Куликова, ЭЖ-Юрист n 38, 2004 г.) Возмещение вреда после ДТП.

Практика рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с возмещением вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, будет полезна как искушенным юристам, так и начинающим водителям. При рассмотрении этой категории споров возникают вопросы, касающиеся вины владельцев автотранспортных средств, наличия прав регресса к лицу, причинившему вред, и установления размера затрат, необходимых для восстановления прав.
Право требования к лицу, ответственному за убытки, причиненные в результате взаимодействия источников повышенной опасности, переходит к страховщику, выплатившему страховое возмещение страхователю, в пределах выплаченной суммы и с учетом степени вины каждого из владельцев источников повышенной опасности.
ОАО (далее - страховщик) обратилось в арбитражный суд с иском к войсковой части о возмещении ущерба, причиненного имуществу (автомобилю) истца в результате дорожно-транспортного происшествия.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, иск был удовлетворен.
Президиум ВАС РФ отменил указанные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Согласно абзацу второму п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064).
В силу ст. 1064 Кодекса вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Как видно из материалов дела, столкновение автомобилей, повлекшее их повреждение, произошло по вине обоих водителей, управлявших ими. На момент ДТП автомобиль был застрахован его владельцем в страховом обществе истца.
В соответствии с п. 1 ст. 964 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.
Страховщик выплатил страхователю страховое возмещение. Удовлетворяя исковое требование, суд сослался на ст. ст. 1064 и 1079 Кодекса и на их основании сделал вывод о том, что, хотя ущерб и был причинен по вине обоих владельцев, вред подлежит возмещению в полном объеме войсковой частью.
Между тем суду надлежало исследовать вопрос о степени вины каждого из владельцев источников повышенной опасности в повреждении имущества общества с ограниченной ответственностью и соразмерно определить размер возмещения. Это сделано не было. Таким образом, судебные акты, принятые по неполно исследованным обстоятельствам, были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.
В постановлении суду было указано на необходимость при новом рассмотрении дела принять во внимание положения п. 2 ст. 965 ГК РФ, согласно которому перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (постановление Президиума ВАС РФ N 1266/02 от 05.04.2002).
Проведение страховой выплаты в связи с ДТП не порождает у страховщика права регресса на возмещение ущерба к владельцу источника повышенной опасности, виновному в наступлении страхового случая, поскольку выплата страховой суммы по договору личного страхования убытком для страховщика не является.
Страховая компания (страховщик) обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с ОАО (далее - владелец источника повышенной опасности) в результате суброгации страхового возмещения денежной суммы.
В порядке, предусмотренном ст. 37 АПК РФ, истец изменил основание иска и просил взыскать указанную сумму в качестве убытков в соответствии со ст. ст. 15, 1064 и 1079 ГК РФ.
Суд удовлетворил исковое требование.
Апелляционная инстанция решение отменила и в иске отказала, сославшись на то, что выплаченное по договору личного страхования страховое обеспечение не является убытком, который подлежит взысканию на основании ст. 15 ГК РФ, так как право страховой компании не нарушалось.
Нормы, регулирующие обязательства вследствие причинения вреда, в данном случае неприменимы, поскольку имуществу истца выплатой страхового обеспечения вред не причинен.
Федеральный закон "Об организации страхового дела в Российской Федерации" и глава 48 ГК РФ не предусматривают права регресса к лицу, причинившему вред, по договорам личного страхования.
Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация) возможен лишь по договорам имущественного страхования в силу ст. ст. 387, 965 названного Кодекса.
Кассационная инстанция отменила постановление апелляционной инстанции и оставила в силе решение первой инстанции исходя из того, что после проведения страховой выплаты у страховой компании возникло право регресса к владельцу источника повышенной опасности, виновному в наступлении страхового случая.
Президиум ВАС РФ постановление кассационной инстанции отменил, оставив в силе постановление апелляционной инстанции, по следующим основаниям.
Согласно договору страхования от несчастных случаев и болезней на производстве и в быту ответчик (владелец источника повышенной опасности) выплатил страхователю (выгодоприобретателю) страховое обеспечение в связи с гибелью его сына в результате ДТП, случившегося по вине водителя автомобиля, владельцем которого являлся ответчик.
Указанный договор в силу ст. 934 ГК РФ является договором личного страхования.
В соответствии со ст. 965 ГК РФ переход прав страхователя на возмещение ущерба к страховщику (суброгация) предусмотрен только по договору имущественного страхования, а по договору личного страхования ни названным Кодексом, ни законом о страховой деятельности суброгация не предусмотрена.
При суброгации происходит перемена лица в обязательстве. Статья 383 ГК РФ не допускает перехода к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора. Следовательно, при заключении договора личного страхования у страховщика отсутствуют правовые основания для взыскания выплаченного страхователю (выгодоприобретателю) страхового обеспечения в порядке суброгации.
Согласно ст. 15 ГК РФ лицо может требовать возмещения причиненных ему убытков, если его право нарушено, и под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.
Выплата истцом (страховщиком) страховой суммы по договору личного страхования убытком для него не являлась, поскольку владелец автомобиля каких-либо прав истца не нарушил.
По данному делу к отношениям сторон неприменимы ст. ст. 1064 и 1079 ГК РФ.
------------------------------------------------------------------

В тексте документа, видимо, была допущена опечатка: вместо "...оснований к возмещению вреда источником повышенной опасности не возникло" имеется в виду "оснований к возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, не возникло.
------------------------------------------------------------------
Исходя из упомянутой ст. 1064 возмещению подлежит вред, причиненный непосредственно потерпевшему. Судом общей юрисдикции таковым признан выгодоприобретатель, а не истец. Имущество истца в результате дорожно-транспортного происшествия не пострадало, какие-либо его права не нарушены, поэтому оснований к возмещению вреда источником повышенной опасности не возникло.
Следовательно, суд кассационной инстанции пришел к ошибочному выводу о наличии права регресса к лицу, причинившему вред, и необоснованно отменил постановление апелляционной инстанции (постановление Президиума ВАС РФ N 10426/00 от 10.04.2001).
При полной утрате имущества, которому причинен ущерб в результате ДТП, требования о возмещении расходов на его восстановление нельзя рассматривать как имеющие под собой правовые основания.
Индивидуальное частное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО о возмещении материального ущерба, причиненного имуществу (автомобилю) истца в результате ДТП, случившегося по вине водителя автомобиля ответчика, в том числе составляющего стоимость предстоящего ремонта автомашины, расходы по ее эвакуации и расходы по составлению калькуляции затрат.
Арбитражный суд иск удовлетворил в части взыскания ущерба и расходов по составлению калькуляции, в возмещении расходов по эвакуации отказано.
Апелляционная инстанция отменила решение в части взыскания ущерба и в этой части в иске отказала. В остальной части решение оставлено без изменения.
Кассационная инстанция отменила постановление апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции.
Президиум ВАС РФ все состоявшиеся по делу судебные акты отменил, а дело направил на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Как следовало из материалов дела, в результате столкновения автомобилей истца и ответчика, водитель которого был виновником аварии, поврежден автомобиль истца.
Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования в части взыскания ущерба и затрат на составление калькуляции, мотивировал свое решение ст. ст. 15, 1064, 1079 ГК РФ. Суд сослался на то, что истцом сумма предстоящих затрат на восстановительный ремонт автомобиля подтверждена документально, а ответчиком не представлены доказательства, опровергающие правильность произведенных в калькуляции расчетов, и не доказаны доводы об отсутствии у истца права собственности на указанный автомобиль.
Суд апелляционной инстанции установил, что взыскиваемая на ремонт поврежденного автомобиля сумма вдвое превышает полную стоимость автомобиля такой же марки и такого же качества. Кроме того, оценив все имеющиеся в деле материалы и доводы сторон, суд пришел к выводу, что спорный автомобиль был истцом утрачен (утилизирован), а поэтому его восстановление невозможно. Учитывая, что истцом заявлялись требования о взыскании затрат на ремонт имущества, которое фактически утрачено, а не о возмещении стоимости этого имущества, суд счел заявленный иск необоснованным и отказал в его удовлетворении.
Суд кассационной инстанции, отменяя постановление апелляционной инстанции, указал, что в силу ст. 15 ГК РФ истец правомерно потребовал возмещения убытков в размере расходов, которые он должен будет произвести для восстановления нарушенного права.
По мнению суда кассационной инстанции, отказ в удовлетворении заявленного иска неправомерен, поскольку истец в соответствии с требованиями ст. ст. 1064, 1079 ГК РФ доказал причинение вреда его имуществу, противоправность поведения причинителя вреда и причинную связь между таким поведением и наступившим вредом, а ответчик не представил доказательств отсутствия его вины. При этом не дана надлежащая правовая оценка выводам суда апелляционной инстанции о том, что поврежденный автомобиль истцом утилизирован и предполагаемые расходы на его ремонт не имеют под собой реального основания.
Однако при разрешении спора судами не учтено следующее.
Согласно ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки по правилам ст. 15 названного Кодекса.
В свете п. 2 ст. 15 ГК РФ суду следовало учесть, что истец должен обосновать требование о взыскании расходов, которые произведены или будут произведены для исправления поврежденной вещи, и представить этому доказательства. В данном случае истец обязан был доказать, что предполагаемые расходы на ремонт имущества реальны, то есть имеется вещь, на восстановление которой им будут понесены расходы.
Подлежали проверке и доводы ответчика об утрате истцом спорного имущества. В частности, необходимо установить, снят ли с государственного учета поврежденный автомобиль. При полной утрате имущества, которому причинен ущерб, требования о возмещении расходов на его восстановление нельзя рассматривать как имеющие под собой правовое основание.
В случае отсутствия подлежащего восстановлению имущества и при уточнении истцом предмета иска суду в соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ следовало установить реальный размер затрат, необходимых для восстановления имевшихся у истца имущественных прав (постановление Президиума ВАС РФ N 8904/99 от 13.06.2000).
Юрист
Л.КУЛИКОВА

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Б. Брук, ЭЖ-Юрист n 38, 2004 г.) Беззащитные миноритарии (анализ постановления Конституционного Суда РФ от 24.02.2004).  »
Общая судебная практика »
Читайте также