[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ] Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2003 год.

СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ЗА 2003 ГОД
В прошедшем 2003 году Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ (далее - Судебная коллегия) продолжила работу, направленную на повышение уровня осуществления правосудия.
За истекший период Судебной коллегией было изучено по жалобам и представлениям 2469 дел (в 2002 году - 3054), из них по 819 делам отказано в удовлетворении надзорных жалоб (в 2002 году - 1750), по 1650 делам возбуждены надзорные производства (в 2002 году - 1304).
Таким образом, проверка уголовных дел показала, что по 66,8% истребованных дел (в 2002 году - 42,7%) судами допущены различные ошибки в применении материального и процессуального права, которые не были своевременно выявлены при кассационном и надзорном рассмотрении судами областного звена.
Значительное количество нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона устранялось Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ.
Основания возбуждения надзорных производств различны. В частности, из общего числа возбужденных производств: 1057 (64,1%) - по жалобам на неправильное применение уголовного закона; 85 (5,2%) - на нарушение уголовно-процессуального закона; 65 (3,9%) - на суровость наказания; 104 (6,3%) - на необоснованное осуждение; 9 (0,5%) - на неполноту предварительного и судебного следствия или неправильную оценку доказательств во время судебного следствия; 4 (0,2%) - на отмену или снижение размера гражданского иска; 7 (0,4%) - на неправильное назначение вида исправительной колонии; 319 (19,4%) - на иные нарушения.
В отношении 8 лиц Судебная коллегия отменила определения и постановления судов первой инстанции (о прекращении дел, об отказе в возбуждении дел, о направлении уголовных дел для производства дополнительного расследования).
Отмена приговоров и других судебных решений
Как показало обобщение судебной практики, нередко приговоры отменялись из-за того, что суды недостаточно полно исследовали доказательства, установленные в процессе предварительного и судебного следствия, и не давали им оценки.
Такое нарушение допустил Кировский районный суд г. Саратова по делу в отношении Аржанухина, осужденного по п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ. Как видно из приговора, он, воспользовавшись своей известностью по длительным рабочим отношениям в "Совтрансавто-Дойчланд" и зная, что денежные средства за международные перевозки ООО "Дортехсервис-3", так же как и бывшего ТОО "Дортехсервис", поступали и поступают на расчетный счет "Совтрансавто-Дойчланд", решил похитить деньги "Дортехсервис-3".
С этой целью 28 января 1998 г. Аржанухин с помощью не установленного следствием лица на компьютере изготовил бланк "Дортехсервиса-3" с письмом-распоряжением о переводе 24 тыс. немецких марок на имя одного из руководителей "Совтрансавто-Дойчланд" Пугачевского, указав в качестве назначения платежа якобы ремонт автомашины фирмы "Дортехсервис-3". Это письмо Аржанухин заверил своей подписью и штампом ООО "Дортехсервис-3" и отправил по факсу в адрес "Совтрансавто-Дойчланд".
Введенные в заблуждение относительно полномочий Аржанухина по распоряжению денежными средствами фирмы сотрудники "Совтрансавто-Дойчланд" перечислили 24 тыс. немецких марок, как и просил Аржанухин в письме, на расчетный счет автосалона "Болльмайер" в г. Гослар в Германии.
Аналогично, используя письма-распоряжения, Аржанухин просил работников "Совтрансавто-Дойчланд" перечислить денежные средства, принадлежащие "Дортехсервису-3", на расчетный счет автосалона "Болльмайер" 7 февраля 1998 г. (12 тыс. немецких марок), 19 марта 1998 г. (12 тыс. марок), 25 июня 1998 г. (12 тыс. марок), 4 июля 1998 г. (12 тыс. марок), 15 августа 1998 г. (10 тыс. марок).
Всего за период с января по август 1998 г. было перечислено 82 тыс. немецких марок, принадлежавших ООО "Дортехсервис-3".
На похищенные суммы Аржанухин приобрел автомобиль "Мерседес", запчасти, часть денег взял наличными. Автомобиль перегнал в г. Саратов и продал за 45 тыс. долларов США.
Судебная коллегия отменила все судебные решения и дело направила на новое судебное рассмотрение, указав, что вместо анализа доказательств, подтверждающих вину Аржанухина в мошенничестве, суд лишь сослался на копии писем-распоряжений и другие материалы дела, содержание которых в приговоре не раскрыто, а также на показания свидетеля Абрамова на предварительном следствии, подтвердившего, что "за период с января по август 1998 г. у ООО "Дортехсервис-3" было похищено 82 тыс. немецких марок Аржанухиным", при этом показания Абрамова в приговоре не привел.
Показания же Аржанухина, утверждавшего, что 82 тыс. немецких марок, которыми он завладел, принадлежат ему по праву, поскольку ООО "Дортехсервис-3" должно ему заработную плату, суд не исследовал и в приговоре своей оценки им не дал.
Между тем указанные обстоятельства влияют на вывод суда о виновности Аржанухина в мошенничестве. Квалификация его действий по п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ в приговоре не мотивирована.
Признавая Аржанухина виновным в мошенничестве путем обмана и злоупотребления доверием, суд не указал, какие его действия следует считать "обманом", а какие - "злоупотреблением доверием", и не привел подтверждающих доказательств.
Таким образом, приговор, основанный на недостаточно исследованных доказательствах, нуждающихся в дополнительной проверке, признан незаконным и необоснованным.
Одной из наиболее часто встречающихся ошибок, допускаемых судами первой инстанции, является невыполнение требований закона, предъявляемых к судебному приговору.
Кликадуев осужден Волжским районным судом г. Саратова по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, совершенное группой лиц по предварительному сговору.
Отменяя судебные решения и направляя дело на новое судебное рассмотрение, Судебная коллегия указала, что в соответствии со ст. 314 УПК РСФСР (ст. 307 УПК РФ) описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.
В обоснование своих выводов о виновности Кликадуева в предъявленном ему обвинении суд сослался на показания осужденного, свидетелей Горбуновой и Кочетова, объяснения родственницы потерпевшей Конченко, протокол осмотра места происшествия, заключение судебно-медицинского эксперта, повторное заключение комиссии судебно-медицинских экспертов.
Однако анализ исследованных в суде доказательств дает основание признать, что судебное разбирательство по делу проведено поверхностно, односторонне, неполно. Многие обстоятельства, имевшие существенное значение для правильного разрешения дела, судом не проверены и не получили надлежащей оценки.
Обосновывая свой вывод о наличии причинно-следственной связи между нанесением Кликадуевым ударов потерпевшей Конченко и причинением тяжкого вреда ее здоровью, суд сослался на заключения экспертов двух судебно-медицинских экспертиз о времени, характере и механизме происхождения телесных повреждений у потерпевшей.
Так, по заключению эксперта, проводившего судебно-медицинскую экспертизу 29 января 2001 г., Конченко были причинены пять вдавленных и дырчатых переломов затылочной, правой и левой теменных, правой височной костей с внедрением костных обломков в полость черепа. Данные повреждения, каждое в отдельности, причинили тяжкий вред здоровью потерпевшей и, возможно, причинены в августе 2000 г.
Согласно заключению экспертов, участвовавших в проведении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, у Конченко обнаружены пять вдавленных, дырчатых переломов затылочной, правой и левой теменных, правой височной костей с глубиной вдавления от 0,3 до 1,5 см. Указанные переломы возникли задолго до судебно-медицинского исследования трупа Конченко (29 января 2001 г.), что не исключает возможности возникновения вдавленных переломов в августе 2000 г.
Между тем, как видно из показаний допрошенного свидетеля Кузьмина, врача-нейрохирурга, 7 августа 2000 г. в больницу доставили Конченко в удовлетворительном состоянии, с ясным сознанием, передвигавшуюся без посторонней помощи. При ее осмотре он обнаружил в теменно-затылочной области четыре ушибленные кожно-апоневрические раны. На сделанных в этот же день снимках головы костных повреждений свода черепа не выявлено. На лечении больная находилась до 18 августа 2000 г. Не обнаружить ран на черепе он (Кузьмин) не мог, так как надкостница была цела. По поводу повреждений в виде пяти вдавленных и дырчатых переломов костей свода черепа с углублениями 1,5 и 0,3 см, являющихся тяжелыми травмами, он пояснил, что они могли быть получены ею после выписки из больницы.
Однако данные показания не нашли своего отражения в приговоре и вследствие этого не получили оценки суда.
Суд не выяснил также вопросы о совместимости полученных Конченко тяжелых травм головы с жизнью, о возможной продолжительности жизни и о состоянии здоровья Конченко после полученных травм, о возможности образования этих травм после выписки потерпевшей из больницы.
Кроме того, из акта повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы видно, что при судебно-медицинском исследовании трупа Конченко был выявлен дугообразный послеоперационный рубец в кожных покровах затылочно-теменной области справа и находящийся под ним послеоперационный костный дефект правой теменной кости, являющиеся следствием произведенной трепанации черепа. Дать заключение о давности обнаруженных признаков этого вида лечения экспертам не представилось возможным, поскольку отсутствуют какие-либо медицинские документы, отражающие факт оперативного лечения Конченко. Учитывая развитие рубцовой ткани в кожных покровах, как указано в акте, следует считать, что давность причинения телесных повреждений может составлять более 2 недель - 1 месяца.
Вопрос о времени оперативного лечения Конченко судом также оставлен без внимания.
При таких обстоятельствах судебные решения признаны незаконными и необоснованными.
Судебная коллегия за отсутствием события, состава преступления и непричастностью к совершению преступления отменила приговоры с прекращением производства по делу в отношении 71 лица, по другим основаниям - в отношении 2 лиц и частично отменила приговоры в отношении 106 лиц.
Судебная коллегия отменила судебные решения в части осуждения Бирюкова и Хлопина Белоярским районным судом Свердловской области по п. п. "а", "д" ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение человека) за отсутствием в их действиях состава преступления, указав следующее.
Из обстоятельств, установленных судом, видно, что осужденные вступили между собой в сговор на изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера в отношении В.
С этой целью они привезли ее в поселок, где изнасиловали, а Бирюков совершил с ней иные действия сексуального характера и нанес побои.
Следовательно, перемещение потерпевшей к месту преступления, что охватывалось умыслом осужденных и составляло условие сговора, входит в объективную сторону преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ, как примененное к В. насилие.
Данных о том, что В. была привезена в поселок и удерживалась там осужденными по иным мотивам, судом не установлено.
Поэтому осуждение Бирюкова и Хлопина по п. п. "а" , "д" ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение человека) признано необоснованным.
Совершаются ошибки и при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого состава преступления - незаконная перевозка наркотических средств.
Судебная коллегия отменила приговор Заинского районного суда Республики Татарстан, решения судов кассационной и надзорной инстанций, дело в части осуждения Юсупова В., Юсупова М. и Заики по ч. 4 ст. 228 УК РФ прекратила за их непричастностью к совершению преступления.
Как видно из материалов дела, суд, квалифицируя действия осужденных по ч. 4 ст. 228 УК РФ, сослался на то, что они, следуя поездом, незаконно перевозили приобретенные наркотические средства в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.
Вместе с тем по смыслу закона не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки наркотического средства в небольшом количестве, предназначенного для личного пользования.
Суд должен решать вопрос о наличии в действиях состава преступления - незаконная перевозка и об отграничении его от незаконного хранения наркотического средства во время поездки в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла подсудимых, цели использования транспортного средства, количества, размера, объема, места нахождения наркотических средств и других обстоятельств дела.
Из показаний осужденных Юсуповых и Заики в период предварительного следствия, свидетеля Крысова, принимавшего участие в их задержании в поезде, свидетеля Бобровой, разрешившей Заике взять маковую солому на ее земельном участке, протокола обнаружения и изъятия вещественного доказательства, заключений экспертов, проводивших химические экспертизы вещественных доказательств и наркологические экспертизы в отношении осужденных, видно, что осужденные, страдающие героиновой наркоманией, встретились на железнодорожной станции К. и договорились съездить за маковой соломой для себя на ближайшую железнодорожную станцию Т., куда и поехали на рабочем поезде.
Там Заика в усадьбе Бобровой за 10 руб. набрал в целлофановый пакет высушенную маковую солому весом 51,2 г, а Юсуповы на приусадебных участках неустановленных лиц в свой полиэтиленовый пакет собрали невысушенную маковую солому весом 1260 г.
Затем они встретились на станции Т., Заика свой пакет вложил в пакет Юсуповых. Вместе они сели в поезд, чтобы вернуться назад, и там указанное наркотическое средство у них было изъято.
Приведенные данные свидетельствуют об отсутствии в действиях осужденных признаков перевозки наркотического средства, поскольку их умысел не был направлен на организацию и обеспечение незаконной транспортировки (перевозки) наркотического средства из одного пункта в другой и в этих целях никаких действий они не предпринимали (не согласовывали их с работниками железной дороги, не оборудовали тайник, не ехали в другом купе или вагоне в целях избежать задержания), а везли с собой в купе поезда собранную маковую солому для личного потребления, они держали ее при себе как владельцы наркотического средства.
С учетом количества и объема наркотического средства осуждение Юсуповых и Заики по ч. 4 ст. 228 УК РФ признано ошибочным.
В судебной практике имеются случаи грубейшего нарушения закона, которые объясняются не только неквалифицированным рассмотрением отдельных категорий уголовных дел, но и невнимательным отношением некоторых судей к выполнению требований закона.
Тарасов осужден Угличским

[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ04-1121 от 20.09.2004] В удовлетворении заявления о признании противоречащими закону отдельных положений Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста России от 30.07.2001 n 224, отказано, поскольку оспариваемые положения не противоречат федеральному законодательству, изданы компетентным органом государственной власти и не нарушают права осужденных.  »
Общая судебная практика »
Читайте также