ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения Европейского Суда по правам человека от 16.09.2004 n 30138/02) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2005, n 6) По делу обжалуется процедура приведения в соответствие приговора заявителя с Уголовным кодексом Российской Федерации.

(Tagir Suleimanovich Nurmagomedov)
против Российской Федерации
(Жалоба N 30138/02)
По материалам Решения
Европейского Суда по правам человека
от 16 сентября 2004 года
(Первая секция)
Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая 16 сентября 2004 г. Палатой в составе:
Х.Л. Розакиса, председателя,
П. Лоренцена,
Дж. Бонелло,
А. Ковлера,
В. Загребельского,
Э. Штайнер,
Х. Гаджиева, судей
и С. Нильсена, Секретаря Секции,
принимая во внимание упомянутую жалобу, поданную 28 мая 2002 г.,
учитывая замечания, поданные властями государства-ответчика, и ответные замечания, поданные заявителем,
заседая за закрытыми дверями,
вынес следующее Решение:
ФАКТЫ
Заявитель - гражданин Российской Федерации Нурмагомедов Тагир Сулейманович, 1961 года рождения, в настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы в г. Емва, Республика Коми. Его интересы в Европейском Суде представляет О. Шепелева - адвокат, практикующая в г. Москве. Власти государства-ответчика представлены П.А. Лаптевым - Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.
А. Обстоятельства дела
1. Первый обвинительный приговор в отношении заявителя
11 апреля 1991 г. Кочубеевский народный суд Ставропольского края признал заявителя и двух обвиняемых по делу лиц виновными в совершении разбоя с применением насилия (часть вторая статьи 146 Уголовного кодекса РСФСР), а также в вовлечении несовершеннолетних в преступную деятельность (статья 210 Уголовного кодекса РСФСР). Суд приговорил заявителя к восьми годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии.
29 мая 1991 г. судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда оставила приговор в отношении заявителя без изменения.
Заявитель был направлен для отбывания наказания в исправительную колонию ПЛ-350/1.
2. Невозвращение заявителя из краткосрочного отпуска с выездом к месту жительства и его задержание
14 марта 1994 г. администрация колонии предоставила заявителю краткосрочный отпуск для посещения дома. Заявитель отправился к месту своего жительства в Республику Дагестан. В колонию заявитель должен был вернуться 1 апреля 1994 г.
Как утверждает заявитель, обнаружив, что у его жены и детей плохое состояние здоровья и тяжелое финансовое положение, он решил не возвращаться в колонию, а начать зарабатывать для своей семьи деньги. Опасаясь военных действий в находящейся по соседству Чеченской Республике, неустановленного числа заявитель вместе с семьей переехал в г. Губкинский Тюменской области.
Заявитель утверждает, что в 1994 году, а также 25 августа 1995 г. он на законных основаниях получил в органах внутренних дел удостоверяющие личность документы, а затем органы внутренних дел зарегистрировали его как жителя г. Губкинского, а также как индивидуального предпринимателя. Более того, он получил идентификационный номер налогоплательщика и приобрел на свое имя квартиру.
29 апреля 1999 г. администрация исправительной колонии инициировала возбуждение уголовного дела в связи с побегом заявителя, и его имя было помещено в список лиц, скрывавшихся от правосудия.
29 августа 2000 г. заявитель был вызван в районный отдел внутренних дел г. Губкинского и взят под стражу в связи с тем, что он не вернулся в колонию из своего краткосрочного отпуска.
3. Осуждение заявителя за уклонение от отбывания наказания
16 ноября 2000 г. Печорский городской суд Республики Коми признал заявителя виновным в уклонении от отбывания наказания в виде лишения свободы (статья 188.1 Уголовного кодекса РСФСР). Заявитель был приговорен к шести месяцам лишения свободы в дополнение к еще не отбытому им сроку лишения свободы, установленному приговором суда от 11 апреля 1991 г. (что в сумме составило четыре года и семь месяцев).
Заявитель обжаловал приговор от 16 ноября 2000 г. Его жалобы были возвращены в связи с тем, что он не представил должным образом заверенную копию приговора от 11 апреля 1991 г. Как утверждает заявитель, только в июле 2001 г. Кочубеевский районный суд Ставропольского края ответил на его третье заявление и направил ему копию приговора от 1991 года. К тому времени десятидневный срок для кассационного обжалования приговора от 16 ноября 2000 г. уже истек.
Заявитель несколько раз обращался с жалобами о пересмотре его дела в порядке надзора. Его жалобы были оставлены без удовлетворения Верховным Судом Республики Коми 26 сентября 2001 г., Верховным Судом Российской Федерации 30 ноября 2001 г., 11 апреля и 26 августа 2002 г., а также прокуратурой Республики Коми 2 сентября 2002 г.
4. Рассмотрение в порядке надзора приговора от 11 апреля 1991 года.
Впоследствии заявитель обращался с жалобами о пересмотре в порядке надзора приговора от 11 апреля 1991 г.
18 апреля 2002 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации отказала в удовлетворении его надзорных жалоб, однако направила копии жалоб в прокуратуру Ставропольского края "для приведения приговора в отношении заявителя в соответствие с Уголовным кодексом Российской Федерации (с 1 января 1997 г. вместо Уголовного кодекса РСФСР вступил в силу Уголовный кодекс Российской Федерации). 30 мая 2002 г. прокуратура Ставропольского края направила жалобу в прокуратуру Республики Коми.
Неустановленного числа заместитель прокурора Республики Коми принес представление "о приведении приговора в отношении заявителя в соответствие с Уголовным кодексом Российской Федерации".
------------------------------------------------------------------

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду часть вторая статьи 146 Уголовного кодекса РСФСР, а не часть вторая статьи 146 Уголовного кодекса РФ.
------------------------------------------------------------------
28 июня 2002 г. Княжпогостский районный суд Республики Коми удовлетворил представление прокурора и вынес постановление. Суд установил, что часть вторая статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает более мягкое наказание за совершение разбоя с применением насилия, нежели часть вторая статьи 146 Уголовного кодекса РСФСР. Поскольку нормы, улучшающие положение осужденных, имеют обратную силу, суд счел необходимым переквалифицировать преступление, совершенное заявителем, в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации. Суд также исключил из первоначального приговора ссылки на состояние опьянения, в котором находился заявитель в момент совершения преступления, поскольку Уголовный кодекс Российской Федерации более не относит данное обстоятельство к отягчающим вину. Тем не менее переквалификация преступления не привела к снижению срока наказания в виде лишения свободы заявителя, поскольку первоначальное обвинение оставалось в рамках части второй статьи 146 Уголовного кодекса Российской Федерации. В постановлении указывалось, что оно может быть обжаловано в Верховный Суд Республики Коми в течение семи дней.
3 июля 2002 г. администрация исправительной колонии N 222-35/2 уведомила заявителя о том, что представление прокурора Республики Коми "будет рассмотрено Княжпогостским районным судом".
4 июля 2002 г. заявитель обратился в Княжпогостский районный суд Республики Коми с ходатайством об истребовании материалов дела из Кочубеевского районного суда Ставропольского края. Заявитель также ходатайствовал об ознакомлении с материалами дела, о своем присутствии на судебном заседании и даче пояснений, а также о предоставлении правовой помощи. В соответствии с почтовым штампом на ходатайстве, оно было получено судом 18 июля <*>.
---------------------------------
<*> Так в тексте (прим. перев.).
26 июля 2002 г. заявитель получил из прокуратуры копию постановления от 28 июня 2002 г.
2 августа 2002 г. судья Княжпогостского районного суда Республики Коми, вынесший постановление от 28 июня 2002 г., сообщил заявителю, что указанный суд не обладает достаточными полномочиями для истребования материалов дела из других судов или пересмотра решений, вступивших в законную силу, и что за получением юридической помощи заявитель должен обращаться в местную коллегию адвокатов.
Заявитель обратился в Верховный Суд Республики Коми с жалобой о пересмотре в порядке надзора постановления от 28 июня 2002 г.
21 августа 2002 г. Верховный Суд Республики Коми отказал в удовлетворении жалобы заявителя. Он сообщил заявителю, что постановление не является предметом обжалования и что в любом случае в компетенцию районного суда не входило рассмотрение приговора по существу. Жалоба по существу дела подлежала направлению в Ставропольский краевой суд.
Заявитель направил еще одну жалобу в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, которая, в свою очередь, направила жалобу в прокуратуру Республики Коми. 11 декабря 2002 г. прокурор Республики Коми уведомил заявителя о том, что оснований для пересмотра дела в порядке надзора не имеется, поскольку все судебные решения "обоснованы и законны".
5. Предположительное вмешательство в переписку заявителя с Европейским Судом
Как утверждает заявитель, 23 мая 2002 г. он передал администрации исправительной колонии N 222-35/2 жалобу для последующего направления в Европейский Суд. Двадцать пять дней спустя жалоба была ему возвращена. Кроме того, заявителю было указано, что у него нет права на обращение в международные правозащитные организации до исчерпания им всех имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты.
Заявитель направил копию своей жалобы по неофициальным каналам, и, кроме того, он обратился с жалобой на действия сотрудников администрации исправительной колонии в прокуратуру.
12 июля 2002 г. прокурор Усть-Вымского района, осуществляющий надзор за соблюдением законов в исправительных учреждениях, подтвердил законность действий администрации исправительной колонии:
"Обращение с жалобами в международные органы по правам человека возможно только после того, как вопрос был разрешен (или нет) внутри государства, в ином случае подобная жалоба или обращение будут незамедлительно возвращены для их разрешения на внутригосударственном уровне... Данная процедура применяется также и осужденным...
Следовательно, действия администрации исправительной колонии N 3, которая не отправила ваше обращение в Секретариат Европейского Суда по правам человека, были законными..."
Более того, заявитель утверждает, что первый пакет, отправленный ему Секретариатом Европейского Суда 13 августа 2002 г., был передан ему 31 декабря 2002 г. без конверта. Заявитель предполагает, что конверт был изъят для того, чтобы нельзя было установить дату получения.
6. Условия содержания в исправительной колонии N 222-35/2
С 28 декабря 2000 г. заявитель отбывал наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии N 222-35/2 в г. Емва Республики Коми.
С декабря 2000 г. по август 2001 г. он содержался в строгих условиях отбывания наказания.
20 августа 2001 г. заявитель был помещен в общие условия отбывания наказания. Стороны приводят следующие точки зрения относительно условий содержания под стражей.
Точка зрения властей Российской Федерации
Заявитель содержался в общежитии N 7, представляющем собой двухэтажное деревянное строение с централизованным радиаторным отоплением. Система вентиляции не работала.
Централизованной подачи воды не осуществлялось. Осужденные добывали воду из водоразборной колонки, расположенной примерно в 35 метрах от общежития. В общежитии находился 30-литровый резервуар для питьевой воды. Сбоев в поставке воды не было.
В жилой зоне система канализации отсутствовала. Туалет представлял собой выгребную яму в отдельно стоящем строении.
В комнате N 4, в которой содержался заявитель, площадью 15 кв. м, находились четыре спальных места, умывальник, стол, два резервуара с питьевой водой, две прикроватные тумбочки, четыре табурета и вешалка для верхней одежды. На одного осужденного приходилось 3,75 кв. м жилой площади. В окнах с двойным остеклением имелась форточка для естественной вентиляции. Санитарные условия в жилой зоне были удовлетворительны.
Осужденные принимали душ еженедельно "в соответствии с установленным графиком" <*>. В душевой комнате имелись три водоразборные колонки, душевая сетка, необходимое количество тазов.
---------------------------------
<*> Копия графика представлена не была.
Что касается права осужденных на труд, то в период с сентября по декабрь 2001 г. нарушений установлено не было. В связи с дефицитом рабочих мест для осужденных (430 рабочих места на более тысячи осужденных) с 1 января 2002 г. заявитель не работал и не обращался к администрации исправительной колонии за разрешением на работу.
Осужденные могут снимать копии с документов за собственный счет. Заявитель никогда не обращался с просьбой сделать ему копии документов.
Власти Российской Федерации указывают, что задержек в перечислении средств на личные счета заключенных не было.
Точка зрения заявителя
Заявитель утверждает, что на каждого заключенного приходилось менее двух квадратных метров жилой площади и что в зимнее время температура в жилой зоне опускалась ниже допустимой нормы. Осужденные вынуждены были ремонтировать помещение, а также получать спальные принадлежности и постельное белье от своих родственников.
В поставке питьевой воды случались регулярные сбои. Последний раз воды не было с 23 по 26 января 2004 г. Осужденные вынуждены проводить долгое время на морозе с тем, чтобы получить полное ведро воды, заявитель был вынужден топить снег.
Туалет располагался в 60 метрах от общежития. В помещении не работало ни отопление, ни освещение, ни вентиляция, вода также не подавалась.
График приема душа существовал только в теории. На самом деле душевая работала с 9.00 до 12.00 по субботам и с 3.00 до 6.00 по воскресеньям.
Заявитель также отмечает чрезмерные задержки в перечислении средств на его личный счет, обработке его почты, а также выплату очень низкой заработной платы (около 6 - 7 евро за четыре месяца работы). Он утверждает, что его просьбы о копировании судебных документов были отклонены, несмотря на то, что он был готов оплатить это.
7. Последующее развитие событий
8 сентября 2003 г. жалоба заявителя была коммуницирована властям государства-ответчика.
(а) Пересмотр постановления Княжпогостского районного суда Республики Коми от 28 июня 2002 г.
20 октября 2003 г. прокурор Республики Коми принес протест в порядке надзора на постановление суда от 28 июня 2002 г., поскольку оно было принято в отсутствие заявителя.
19 ноября 2003 г. президиум Верховного Суда Республики Коми удовлетворил протест прокурора. Он отменил постановление от 28 июня 2002 г. и направил данный вопрос для рассмотрения в тот

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Виноградов, по материалам Решения Европейского Суда по правам человека от 16.09.2004 n 24669/02) (Журнал российского права, 2005, n 1) По делу обжалуется длительность исполнительного производства и отказ государства полностью исполнять судебное решение. Жалоба признана приемлемой.  »
Общая судебная практика »
Читайте также