ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 81-о04-66 от 08.09.2004 Приговор оставлен без изменения, поскольку вина осужденных в совершении преступлений подтверждена собранными по делу доказательствами, а наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, их личности, смягчающих обстоятельств.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 8 сентября 2004 года
Дело N 81-о04-66
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Саввича Ю.В.,
Ермолаевой Т.А.
рассмотрела в судебном заседании 8 сентября 2004 года кассационное представление государственного обвинителя Бляха А.Н., кассационные жалобы адвокатов Морозовой Л.П., Лазаревой О.Н., осужденного Н. на приговор Кемеровского областного суда от 14 апреля 2004 года, которым Б., 13 сентября 1985 года рождения, уроженец пос. Промышленная, Кемеровской области, судимый 03.12.2002 по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год, осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ на 7 лет 6 месяцев.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 9 лет лишения свободы.
В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное Б. по приговору от 3 декабря 2002 года.
На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения неотбытого наказания, назначено 10 (десять) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
В., 6 апреля 1986 года рождения, уроженец пос. Промышленная, Кемеровской области, несудимый, осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы на 2 года.
На основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание назначить условным с испытательным сроком в 1 год.
В. по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к", 167 ч. 2, 30 ч. 3 ст. 167 ч. 2 УК РФ оправдан.
Н., 12 декабря 1977 года рождения, уроженец пос. Промышленная Кемеровской области, судимый 24 января 2002 года по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года; 4 апреля 2003 года по ст. ст. 158 ч. 4 п. "в", 70 УК РФ к 7 годам лишения свободы, осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ на 10 лет, по ст. ст. 30 ч. 3 ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "к" УК РФ на 8 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 12 лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Промышленновского районного суда от 4 апреля 2003 года, назначено 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
С., 8 апреля 1985 года рождения, уроженец пос. Промышленная Кемеровской области, несудимый, осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ, с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ к лишению свободы на 4 года в исправительной колонии общего режима.
Судом также удовлетворен гражданский иск, постановлено взыскать с Б. в пользу К. расходы, связанные с погребением ее матери в сумме 1941 рубль, а также компенсацию морального вреда в сумме 60000 рублей.
В соответствии со ст. 99 ч. 2 УК РФ в отношении С. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., осужденного Н., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Саночкиной Е.А., полагавшей судебное решение оставить без изменения, Судебная коллегия,
установила:
согласно приговора признаны виновными и осуждены:
Б. за умышленное убийство Б-ко на почве ссоры и возникших личных неприязненных отношений;
Н., Б., С. за умышленное убийство Б-ва П., Б-ва В., двух лиц, с целью скрыть другое преступление, совершенное группой лиц;
Н. за покушение на убийство Д., с целью скрыть другое преступление, совершенное в отношении трех лиц;
В. за пособничество в покушении на убийство Д., с целью скрыть другое преступление.
Преступления совершены в р. п. Промышленная Кемеровской области 18 марта 2003 года при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.
В судебном заседании:
Б. вину признал частично, сообщил, что убил ударами ножа Б-ко, нанес удар в бок одному из братьев Б-вых;
Н. вину признал частично, сообщил, что избил Д., она потеряла сознание, затем нанес удар ей ножом в область шеи, одного из Б-вых ударил ножом в грудь. Когда все вышли из дома, он вернулся, ударил ножом в бок Д., затем в область шеи одному из братьев Б-вых;
С. вину признал частично, сообщил, что только ударил несколько раз клюшкой одного из Б-вых;
В. вину не признал, сообщил, что действительно передал Н. нож, чтобы нож не взял Б. В отношении действий других осужденных сообщил, что Б. ударами ножа убил Б-ко, Б., Н. и С. наносили удары потерпевшим Б-вым, кто-то из них бил железным предметом.
В кассационном представлении государственный обвинитель Бляха А.Н. просит об отмене приговора в отношении всех осужденных. Считает незаконным оправдание В. за пособничество С. в убийстве Б-ва П., Б-ва В., ссылается на показания осужденного на предварительном следствии, согласно которым В. передал шумовку С., а тот наносил ей телесные повреждения потерпевшим. Считает, что при этом соучастник действовал по отношению к убийству с косвенным умыслом. Также, по мнению государственного обвинителя, суд необоснованно исключил обвинение С. в нанесении ударов шумовкой, переданной В., от которой у потерпевших имелись телесные повреждения. Назначенное В. и Н. наказание считает чрезмерно мягким, не соответствующим общественной опасности совершенных преступлений.
В возражениях на кассационное представление, законный представитель осужденного В. - Велисевич О.П. просит оставить его без удовлетворения, считая приговор в отношении сына законным и обоснованным.
В кассационной жалобе адвокат Морозова Л.П. просит об отмене приговора в отношении С. и прекращении уголовного дела. Ссылается на показания осужденного в судебном заседании о нанесении ударов потерпевшим кочергой при защите от нападения, на оговор его Н. и Б. на предварительном следствии, о чем последние сообщили в судебном заседании. Оспаривает допустимость показаний свидетелей Парначева и Кудряковой, как допрошенных в нарушение ст. 56 УПК РФ. Считает, что суд не учел особенности психики С., которые препятствовали ему в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий. По мнению защиты, осужденный подлежал освобождению от наказания в соответствии с ч. 3 ст. 20 УК РФ.
В кассационной жалобе адвокат Лазарева О.Н. просит об изменении приговора в отношении Б., исключении осуждения за убийство Б-ва П., смягчении назначенного наказания. Указывает, что действия Б. по лишению жизни Б-ко и Б-ва В. совершены с единым умыслом, по отношению к Б-ву П. осужденный никаких действий не предпринимал. Считает, что суд необоснованно присоединил полностью наказание, не отбытое по предыдущему приговору, а назначенное наказание за убийство чрезмерно суровое.
В кассационной жалобе осужденный Н. просит об изменении приговора, смягчении ему наказания, ссылается на раскаяние, активное способствование раскрытию преступления, данные о своей личности. Сообщает, что насилие применял по отношению уже к мертвым потерпевшим, так как боялся других осужденных, которые могли лишить жизни и его.
В возражениях на кассационные жалобы адвокатов Лазаревой О.Н., Морозовой Л.П., государственный обвинитель Бляха А.Н. просит оставить их без удовлетворения, считая их доводы необоснованными.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.
К выводу о виновности осужденных суд пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.
Так, осужденные ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании не оспаривали, что все последствия, установленные протоколом осмотра места происшествия и заключениями судебно-медицинских экспертиз потерпевших наступили в результате их действий.
В ходе осмотра места происшествия в доме Б-ко обнаружены трупы потерпевших со следами насильственной смерти, нож кустарного производства со следами бурого цвета, похожими на кровь (л.д. 16 - 26 т. 1).
Как установлено заключениями судебно-медицинских экспертиз:
смерть Б-ко наступила от колото-резаной раны грудной клетки с повреждением легкого, перикарда, аорты и шеи справа с повреждением пищевода и левого легкого; кроме того, на трупе обнаружены еще два колото-резаных и резаное ранения в области грудной клетки и шеи (л.д. 153 - 157 т. 1);
смерть Б-ва П. наступила от двух проникающих колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением сердца и правого легкого, на теле потерпевшего также обнаружена открытая черепно-мозговая травма с переломами черепа, лобной и правой височных костей, колото-резаная рана на шее справа, ушиблено-рваные раны в теменной и затылочной областях головы, множественные ссадины и кровоподтеки (л.д. 3 - 19 т. 2);
смерть Б-ва В. наступила от проникающего колото-резаного ранения грудной клетки с повреждением левого легкого, перикарда, аорты, приведшие к обильной кровопотере; на трупе также обнаружены непроникающая колото-резаная рана на грудной клетке слева, закрытые переломы 7 - 11 ребер слева, 3 кровоподтека на грудной клетке слева;
у потерпевшей Д. обнаружены резаная рана шеи и колото-резаная рана в поясничной области (л.д. 81 - 82 т. 2).
Как установлено в судебном заседании показаниями свидетеля Дудиной Р.А., поздно ночью осужденные ворвались в дом, две стали избивать братьев Б-вых, из кухни она слышала голос Б-ко: "Уберите его, у него нож", потом на кровать к ней сел Н., стал душить, она потеряла сознание, пришла в себя, в комнате горел огонь, в области шеи у нее был порез, кофта в крови, в области поясницы рана. Она пыталась выйти, но, услышав голоса осужденных, спряталась за дверью.
Как следует из показаний Б. на предварительном следствии, в квартире потерпевшей они с С. стали избивать лежавших на диване мужчин до потери сознания. Когда Б-ко стала на них ругаться, он ножом ударил ее в шею, затем нанес удар ножом в левый бок мужчине, лежавшему с краю. Затем С. нанес этому мужчине удары железной кочергой 5 - 10 раз. Когда они вышли из дома, откуда шел дым, Н. вернулся и сказал, что всех добил (л.д. 211 - 217 т. 1).
Как установлено показаниями Н. на предварительном следствии, в квартире потерпевших Б. лишил жизни Б-ко и предложил убить других лиц как нежелательных свидетелей. Н. стал душить Д., затем нанес удар ей ножом в область горла. В это время С. наносил удары Б-вым кочергой, Б. ножом. Затем все вышли из дома, в котором начинался пожар, в это время из дома вышла Д., он вернулся, нанес ей удар кулаком в лицо, а также ножом в шею слева лежавшему в кухне мужчине (л.д. 221 - 232 т. 1).
Показания осужденных Б. и Н. получены на предварительном следствии в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, соответствуют другим доказательствам, поэтому судом обоснованно признаны допустимыми и достоверными и положены в основу приговора.
При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных, их действиям дана правильная юридическая оценка.
Суд, всесторонне, полно и объективно проверив и оценив доказательства, обоснованно исключил соучастие В. в убийстве Б-вых, а также нанесение С. ударов потерпевшим шумовкой как не нашедшие подтверждения в судебном заседании.
Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы адвоката Морозовой в отношении осужденного С. Материалами дела установлено, что он в группе лиц избивал потерпевших с целью лишения их жизни, именно он с другими осужденными напал на потерпевших, его доводы о защите от нападения со стороны потерпевших несостоятельны и не могут быть приняты во внимание. Судом проверены, оценены и обоснованно отвергнуты также и доводы осужденного о применении к нему недозволенных методов ведения следствия.
Как следует из заключения психолого-психиатрической экспертизы, возрастное развитие С. отстает от календарного и находится в рамках возрастного периода 16 - 18 лет ближе к его началу. С учетом данного заключения основания для прекращения дела в отношении С. в порядке ч. 3 ст. 20 УК РФ отсутствуют.
Исследованными судом доказательствами объективно установлено, что Б. сначала лишил жизни Б-к, потом, с целью скрыть другое преступление, в группе с другими осужденными лишил жизни братьев Б-вых, нанося им удары ножом, что подтверждено и заключениями судебно-медицинских экспертиз. С учетом изложенного действия Б. судом квалифицированы правильно.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену обвинительного приговора, Судебная коллегия не усматривает.
Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, их личности, смягчающих обстоятельств и является справедливым.
Оснований для смягчения наказания, а также для отмены приговора по мотиву мягкости назначенного наказания Судебная коллегия не усматривает.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Кемеровского областного суда от 14 апреля 2004 года в отношении Б., В., Н., С. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Бляха А.Н., кассационные жалобы адвокатов Морозовой Л.П., Лазаревой О.Н., осужденного Н. - без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 8-Г04-11 от 08.09.2004] Спор относительно правомерности действий и решений (протоколов) территориальных и участковых избирательных комиссий не отнесен нормами Гражданского процессуального кодекса РФ или иными федеральными законами к подсудности областного суда в качестве суда первой инстанции.  »
Общая судебная практика »
Читайте также