[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 1-011/03 от 26.08.2004] За неявку в суд без уважительной причины присяжный заседатель может быть подвергнут денежному взысканию в порядке, установленном ст. 118 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 августа 2004 года
Дело N 1-011/03
Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего генерал-майора юстиции
Петроченкова А.Я.,
судей генерал-майора юстиции
Хомчика В.В.,
генерал-майора юстиции
Коронца А.Н.
рассмотрела в судебном заседании от 26 августа 2004 г. кассационную жалобу присяжного заседателя Б. на постановление судьи Северо-Кавказского окружного военного суда от 20 января 2004 г. о наложении на него денежного взыскания в размере 25 минимальных размеров оплаты труда, то есть в сумме 2500 рублей.
Заслушав доклад генерал-майора юстиции Коронца А.Н., мнение старших военных прокуроров управления Главной военной прокуратуры полковника юстиции Титова Н.П. и Порывкина А.В., предложивших оставить кассационную жалобу Б. без удовлетворения, Военная коллегия
установила:
для рассмотрения уголовного дела в отношении Ульмана Э.А., Калаганского А.Е., Воеводина В.Н. и Перелевского А.В. 27 октября 2003 г. была сформирована коллегия присяжных заседателей, в состав которой под N 4 был включен Б.
28 ноября 2003 г. Б. не прибыл в судебное заседание без объяснения причин неявки.
19 января 2004 г. он повторно не явился в суд для исполнения обязанностей присяжного заседателя.
Предприняв меры по установлению причин неявки Б., суд установил, что она связана с нежеланием названного присяжного заседателя участвовать в судебном разбирательстве.
Указанные причины послужили основанием для вынесения судом постановления о наложении на Б. денежного взыскания в размере 2500 рублей.
В кассационной жалобе Б., не соглашаясь с таким решением, обращает внимание на то, что еще при формировании коллегии присяжных заседателей он заявил суду о невозможности своего участия в судебном заседании в связи с занятостью на работе, предъявив график концертов.
Объясняя причину своей неявки, Б. утверждает, что отсутствовал в судебном заседании 19 января по причине болезни, о чем он известил старшину коллегии присяжных. Кроме того, Б. указывает, что принял решение отказаться от участия в судебном заседании, поскольку это мешает его основной трудовой деятельности и ставит под угрозу профессионализм творческого коллектива.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Военная коллегия считает, что постановление окружного военного суда от 20 января 2004 г. является законным и обоснованным.
Действительно, при формировании коллегии присяжных заседателей кандидат Б. заявил самоотвод, мотивировав это особенностью своей специальности и участием трудового коллектива в концертах.
Из материалов дела усматривается, что формирование коллегии присяжных заседателей было произведено в строгом соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Самоотводы кандидатов, в том числе и Б., были объективно рассмотрены судом. Решения об исключении либо об оставлении кандидатов в списке принимались председательствующим после выслушивания мнения сторон в отношении каждого кандидата.
В соответствии со ст. 332 и ч. 3 ст. 333 УПК РФ после принятия присяги присяжные заседатели приступают к исполнению своих обязанностей, одной из которых является участие в судебном заседании.
Согласно протоколу судебного заседания 28 ноября 2003 г. присяжный заседатель Б. не прибыл в судебное заседание по неизвестной причине.
Вследствие его неявки в судебное заседание 19 января 2004 г. суд, выясняя причину, установил, что каких-либо препятствий для его участия в судебном разбирательстве не имелось.
По заявлению Б., сделанному им администратору суда, он не намерен являться в суд "из-за нежелания допускать насилие над личностью".
Старшина присяжных заседателей сообщил 19 января 2004 г. о неявке Б. в суд по состоянию здоровья, однако медицинских документов, подтверждающих невозможность участия присяжного заседателя в судебном заседании, представлено не было. Нет ссылки на таковые и в кассационной жалобе.
20 января 2004 г. Б. вновь не прибыл в судебное заседание, но в материалах дела нет сведений о том, что старшина присяжных заседателей был осведомлен о причинах его неявки в судебное заседание в этот день.
При таких данных следует признать правильным вывод суда об отсутствии у Б. уважительных причин для неявки в судебное заседание.
В связи с указанным нарушением окружной военный суд исключил его из состава коллегии присяжных заседателей и в соответствии с ч. 3 ст. 329 УПК РФ был вынужден 20 января 2004 г. признать недействительным судебное разбирательство и распустить коллегию присяжных заседателей.
В силу ст. 117 УПК РФ в случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, предусмотренных настоящим Кодексом, на них может быть наложено денежное взыскание в размере до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда.
В соответствии с ч. 3 ст. 333 УПК РФ за неявку в суд без уважительной причины присяжный заседатель может быть подвергнут денежному взысканию в порядке, установленном статьей 118 настоящего Кодекса, согласно которой если нарушение допущено в ходе судебного заседания, то взыскание налагается судом в том судебном заседании, где это нарушение было установлено, о чем выносится определение или постановление суда.
Из изложенного следует, что решение о наложении на присяжного заседателя Б. денежного взыскания принято в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а его размер соответствует тяжести совершенного им нарушения, приведшего к роспуску коллегии присяжных заседателей.
Руководствуясь ст. 377, п. 1 ч. 1 ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
постановление Северо-Кавказского окружного военного суда от 20 января 2004 г. о наложении на присяжного заседателя Б. денежного взыскания в размере 25 минимальных размеров оплаты труда, то есть в сумме 2500 рублей, оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 49-Г04-70 от 25.08.2004 Заявление о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими отдельных пунктов Положения о Государственном комитете Республики Башкортостан по земельным ресурсам и землеустройству, утвержденного Указом Президента Республики Башкортостан от 02.04.2002 n УП-134, удовлетворено правомерно, поскольку оспариваемые положения противоречат Земельному кодексу РФ и Федеральному закону О государственном земельном кадастре.  »
Общая судебная практика »
Читайте также