ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 53-о04-41 от 25.08.2004 Приговор в части осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменен и производство прекращено за истечением срока давности уголовного преследования.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 августа 2004 года
Дело N 53-о04-41
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Ермолаевой Т.А.,
Дубровина Е.В.
рассмотрела в судебном заседании от 25 августа 2004 года кассационную жалобу осужденного Н. на приговор Красноярского краевого суда от 18 марта 2004 года, по которому Н., родившийся 20 января 1966 года в г. Ачинске Красноярского края, несудимый, осужден к лишению свободы:
------------------------------------------------------------------

Здесь и далее по тексту, видимо, допущена опечатка: имеются в виду пункты "б" и "в" части 2 статьи 146 Уголовного кодекса РСФСР, а не Уголовного кодекса РФ.
------------------------------------------------------------------
по ст. 146 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ (в ред. от 01.07.94) - на 6 лет,
------------------------------------------------------------------

Здесь и далее по тексту, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт "а" статьи 102 Уголовного кодекса РСФСР, а не Уголовного кодекса РФ.
------------------------------------------------------------------
по ст. 102 п. "а" УК РФ (в ред. от 23.04.93 и 22.03.95) - на 10 лет,
по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в ред. от 08.12.03) - на 2 года.
------------------------------------------------------------------

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду статья 40 часть 1 Уголовного кодекса РСФСР, а не Уголовного кодекса РФ.
------------------------------------------------------------------
На основании ст. 40 ч. 1 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима
Взыскано с Н. в пользу Г.И. компенсация морального вреда 100000 руб.
Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., объяснения осужденного Н., поддержавшего жалобу, возражения прокурора Шаруевой М.В., Судебная коллегия
установила:
Н. признан виновным в незаконном приобретении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, разбое, соединенном с насилием, опасным для жизни и здоровья, с применением оружия и причинением тяжких телесных повреждений и убийстве Г., 1964 г.р., из корыстных побуждений.
Преступления совершены 19 ноября 1996 года в г. Ачинске и Назаровском районе Красноярского края при изложенных в приговоре обстоятельствах.
В судебном заседании Н. виновным себя не признал.
В кассационной жалобе осужденный Н. считает приговор необоснованным, поскольку доказательств его вины не имеется. В основу приговора, по его мнению, необоснованно положены показания свидетеля Турова. Это решение суда противоречит ст. 75 УПК РФ, т.к. показания свидетеля, данные на основе слухов, не могут являться доказательством. Показания Турова противоречивы, они не подтверждены иными доказательствами, а потому не могут являться надлежащим доказательством (при этом в жалобе приведен подробный анализ показаний свидетеля Турова). Судом не оценены и не проанализированы показания свидетеля Доценко. Показания свидетелей Логинова и Лемешонок должны быть, по его мнению, признаны недопустимым доказательством. Не согласен с критической оценкой суда, данной показаниям свидетелей Титова и его матери. Ссылается на то, что ему не были разъяснены его права обвиняемого в соответствии со ст. 47 УПК РФ. Протокол допроса его самого от 21 августа 2003 года является недопустимым доказательством, т.к. нарушена ст. 79 УПК РФ. В дополнениях просит исключить из числа доказательств показания свидетеля Турова и протокол его очной ставки с Туровым, следственные действия в период с 28 августа 2003 г. по 11 ноября 2003 г. недопустимые доказательства, т.к. Туров до 11 ноября 2003 г. был подозреваемым и должен был допрашиваться в присутствии защитника. Лично ему адвокат Даниленко при проведении следственных действий 21 августа 2003 г. был предоставлен без его волеизъявления, т.к он хотел заключить соглашение с защитником через своих родственников, однако был лишен возможности это сделать.
Проверив материалы дела, обсудив изложенные в жалобах доводы, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.
Вывод суда о доказанности вины Н. в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами.
Доводы Н. о необоснованности осуждения опровергаются установленными судом фактическими обстоятельствами дела и противоречат имеющимся доказательствам.
Как видно из подробно изложенных и проанализированных в приговоре показаний самого Н., он в процессе следствия не отрицал своей причастности к смерти потерпевшего Г.
Из показаний свидетеля Турова, исследованных в судебном заседании, усматривается, что со слов Н. ему известно о том, что он завладел белой иномаркой, сказав при этом, что: "стрельнул в водителя через подголовник и выкинул водителя".
Он сам видел у Н. обрез и тот ему говорил, что именно из этого обреза стрелял в водителя.
Доводы свидетеля Турова о том, что показания от него получены в результате незаконных методов следствия, были проверены и обоснованно оценены критически, по основаниям, приведенным в приговоре. При том в приговоре подробно приведены доказательства, опровергающие это утверждение Турова.
Ссылка в жалобе на противоречивость показаний свидетеля Турова, что, по мнению осужденного, свидетельствует о том, что они не могут являться доказательством его вины, неубедительна.
В приговоре приведен подробный анализ показаний свидетеля Турова, данных им в ходе предварительного расследования и в судебном заседании. При этом суд указал, по каким основаниям признает достоверными те или иные показания Турова.
Судом обоснованно признаны достоверными показания свидетеля Турова, данные им в ходе следствия, т.к. они согласуются с другими доказательствами, в частности с показаниями самого Н., а также свидетелей Тимофеевой, Ушацкой.
Так, из показаний свидетеля Тимофеевой следует, что она видела 19 ноября 1996 г. во второй половине дня Н., он о чем-то шептался с Туровым, ушел, а вернувшись к вечеру, сказал, что машина стоит внизу, половину дела он сделал. Она видела у Н. обрез, и Н. просил у нее одежду, чтобы переодеться, и велел молчать, если о нем кто-то спросит.
Оснований для оговора со стороны свидетеля Тимофеевой не усматривается.
Доводы Н. о том, что, сославшись на показания свидетеля Турова, суд нарушил ст. 75 УПК РФ, не основаны на законе, поскольку Туров указал источник своей осведомленности, в частности, что о совершенном преступлении ему известно со слов самого Н.
Нельзя признать обоснованным и несогласие Н. с оценкой, данной судом показаниям свидетелей Нестеренко В.Г. и Титова.
Суд обоснованно оценил их критически, как направленные на то, чтобы помочь Н. избежать уголовной ответственности за содеянное, приведя в приговоре соответствующие доводы в обоснование такого решения.
Оснований для исключения из числа доказательств протокола очной ставки Н. и Турова не усматривается, т.к. очная ставка проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.
Оснований для признания недопустимым доказательством показаний свидетелей Логинова и Лемешонок не имеется.
Доводы Н. о нарушении права на защиту несостоятельны.
Как видно из дела, Н. не высказывал никаких возражений против участия адвоката Даниленко в проведении следственного действия и не заявлял ходатайства о предоставлении ему другого адвоката, не указывал, что у него заключено соглашение с каким-либо конкретным адвокатом, либо он таковое хочет заключить.
Процессуальные права Н. были ему надлежаще разъяснены, о чем в деле имеются соответствующие протоколы разъяснения прав.
Причастность Турова к совершению преступления была проверена в ходе предварительного расследования и не нашла своего подтверждения.
Действиям Н. дана правильная юридическая оценка.
Вместе с тем, Судебная коллегия считает, что приговор в части осуждения Н. по ч. 1 ст. 222 УК РФ подлежит отмене с прекращением производства по делу в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, поскольку с учетом изменений, внесенных ФЗ от 8 декабря 2003 г., данный состав преступления является преступлением средней тяжести.
В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Красноярского краевого суда от 18 марта 2004 года в отношении Н. в части осуждения по ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить и производство прекратить за истечением срока давности на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.
Считать Н. осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 146 ч. 2 п. п. "б", "в", 102 п. "а" УК РФ на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР путем частичного сложения наказаний к 11 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
В остальном приговор оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ04-1032 от 25.08.2004] В удовлетворении заявления о признании недействующим абзаца 3 п. 3.1 Инструкции о порядке назначения и выплаты ежемесячного пожизненного содержания судьям федеральных судов общей юрисдикции, федеральных арбитражных судов и мировым судьям отказано, поскольку оспариваемое положение не противоречит Закону РФ О статусе судей в РФ и прав заявительницы на социальное обеспечение не нарушает.  »
Общая судебная практика »
Читайте также