[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 41-Г04-7 от 25.08.2004] В удовлетворении заявления об отмене решения избирательной комиссии о результатах выборов отказано правомерно, поскольку нарушения порядка формирования избирательных округов и избирательных комиссий, правил составления списков избирателей, порядка голосования и подсчета голосов избирателей, определения результатов выборов, а также использование кандидатом в депутаты Государственной Думы РФ преимущества своего служебного положения и нарушения порядка финансирования избирательной кампании не выявлены.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 августа 2004 года
Дело N 41-Г04-7
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Пирожкова В.Н.,
судей Меркулова В.П.,
Харланова А.В.
рассмотрела в судебном заседании от 25 августа 2004 г. дело по кассационной жалобе К. на решение Ростовского областного суда от 22 апреля 2004 г. по его заявлению об отмене решения окружной избирательной комиссии Пролетарского одномандатного избирательного округа N 145 по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., объяснения К., его представителей Аграновского Д.В., Соловьева В.Г., Былкова В.В., поддержавших доводы жалобы, председателя окружной избирательной комиссии Пролетарского одномандатного избирательного округа N 145 Гапоненко Н.А., представителя этой же избирательной комиссии Батула И.А., возражавших против кассационной жалобы, С. и ее представителя Аксюка А.О., также возражавших против жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Масаловой Л.Ф., полагавшей жалобу оставить без удовлетворения, Судебная коллегия
установила:
постановлением окружной избирательной комиссии Пролетарского одномандатного избирательного округа N 145 от 10 декабря 2003 г. признаны состоявшимися выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по данному округу, избранным депутатом признана С.
К., являвшийся кандидатом в депутаты по этому же избирательному округу, обратился в суд с заявлением об отмене решения окружной избирательной комиссии о результатах выборов, ссылаясь на нарушения избирательного законодательства.
По его мнению, нарушения в части порядка формирования избирательных округов и избирательных комиссий, правил составления списков избирателей, порядка голосования и подсчета голосов избирателей, определения результатов выборов, а также использование кандидатом С. преимущества своего служебного положения и допущенные ею нарушения порядка финансирования избирательной кампании не позволили выявить действительное волеизъявление избирателей и являются основанием для отмены результатов выборов по округу.
Указанным решением Ростовского областного суда в удовлетворении заявленного требования отказано.
К. не согласился с решением суда и просит его отменить.
Судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.
В соответствии с пунктами 2 и 3 ст. 77 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и пунктов 2 и 3 ст. 96 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" основаниями для отмены судом решения избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов являются, в частности, установленные судом обстоятельства осуществления кандидатом подкупа избирателей, использование им своего служебного положения, а также нарушения правил составления списков, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов, определения результатов выборов, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.
Судом таких обстоятельств, которые бы могли служить основанием для отмены решения окружной избирательной комиссии Пролетарского одномандатного избирательного округа N 145 от 10 декабря 2003 г., не установлено.
Заявляя требования об отмене решения избирательной комиссии о результатах выборов, К. ссылался на то, что Пролетарский одномандатный округ N 145 образован без учета примерного равенства одномандатных округов по числу избирателей, количество избирателей превышает допустимое отклонение более чем на 10 процентов.
Между тем, как усматривается из материалов дела, в соответствии с избирательным законодательством Пролетарский одномандатный округ N 145 образован на основании Федерального закона от 4 июля 2003 г. "Об утверждении схемы одномандатных округов для проведения выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва". Данный Закон в указанной части не отменен, и вопросы законности содержащихся в нем положений об образовании Пролетарского одномандатного округа N 145 с численностью 501651 избиратель не могли быть предметом рассмотрения в суде общей юрисдикции.
Кроме того, суд установил, что установленное законом количество избирателей в данном округе не превышает допустимое отклонение от средней нормы представительства в пределах Ростовской области.
Доводы об оспаривании правильности составления списков избирателей заявитель основывал на анализе данных о динамике численности населения в округе по сведениям, полученным из органов статистики, за время, предшествующее данным выборам, и выводов о том, что такое увеличение количества избирателей в данном округе невозможно.
Однако суд правильно не согласился с доводами заявителя, поскольку в соответствии с действующим избирательным законодательством списки избирателей составляются на основании сведений, полученных с использованием государственной системы регистрации (учета) избирателей (ст. 17 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", ст. 16 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации").
Суд установил, что списки избирателей по округу были составлены с учетом требований указанного законодательства.
Более того, доводы о значительном увеличении количества избирателей на территории данного округа не нашли подтверждения в суде.
В судебном заседании были установлены единичные случаи неправильного включения избирателей в списки. Однако избиратели, незаконно включенные в списки, участия в голосовании не принимали.
Исследовав представленные доказательства, суд пришел к выводу, что избиратели, проживающие в общежитии, в доме престарелых, расположенных на территории округа, правомерно были включены в списки избирателей.
------------------------------------------------------------------

В документе, видимо, допущен пропуск текста: имеется в виду "... принявших участие в голосовании на этом участке".
------------------------------------------------------------------
В то же время суд установил, что на избирательном участке N 1539 не могли принимать участие в голосовании 87 избирателей. Тем не менее им были выданы бюллетени, и они участвовали в выборах. Суд исключил указанное количество избирателей из числа лиц, принявших голосование на этом участке. Однако это количество неправомерно выданных бюллетеней не повлияло на результаты голосования на участке (как следует из протокола голосования, за С. отдано 369 голосов, за К. - 263 голоса, т. 1, л.д. 102).
К. в подтверждение заявленных требований ссылался также на нарушения, связанные с формированием участковых избирательных комиссий.
Между тем согласно п. 1 ст. 22 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" участковые избирательные комиссии формируются территориальными избирательными комиссиями. Решения указанных комиссий, связанные с формированием участковых избирательных комиссий, заявителем не оспаривались.
Более того, в соответствии с п. 5 ст. 27 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" вышестоящая избирательная комиссия назначает членов избирательной комиссии на основе поступивших предложений, в частности, политических партий, избирательных блоков и т.д. Из материалов дела не усматривается, что партии и избирательные блоки, представившие своих кандидатов в избирательные комиссии и которым было отказано в назначении их членами участковых избирательных комиссий, оспаривали бы решения, в данном случае, территориальных избирательных комиссий.
При этом права заявителя в связи с отказом в назначении членами избирательных комиссий кандидатов от избирательного блока "Коммунистическая партия Российской Федерации" не нарушены.
Кроме того, проверяя и по существу доводы заявителя, суд не установил нарушений, связанных с формированием участковых избирательных комиссий, поскольку установленное законом количество членов избирательных комиссий - не менее одной второй от общего числа членов участковых комиссий - было соблюдено.
В соответствии с избирательным законодательством суд может отменить решение избирательной комиссии о результатах выборов в случае нарушения порядка голосования и подсчета голосов, определения результатов выборов, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.
Проверяя доводы заявителя о якобы имевших место нарушениях на указанной стадии избирательного процесса, суд не установил подобных нарушений, которые бы могли служить основанием для отмены решения избирательной комиссии о результатах выборов.
Имевшие место факты передачи количества бюллетеней участковым избирательным комиссиям с незначительным отклонением от нормы, несвоевременной передачи бюллетеней в избирательные комиссии не могли повлиять на волеизъявление избирателей.
Кроме того, как установил суд, несвоевременная передача бюллетеней в участковые избирательные комиссии была связана с внесением в текст бюллетеня дополнительных сведений о партийном статусе кандидата К.
Суд не установил нарушений требований закона, предусматривающих выдачу открепительных удостоверений избирателям.
К. также ссылался на то, что на некоторых избирательных участках имело место воспрепятствование наблюдателям за проведением голосования. Однако суд, оценив представленные доказательства, пришел к выводу, что со стороны членов избирательных комиссий таких фактов установлено не было. К такому же выводу суд пришел и в отношении нарушения тайны голосования. Имели место единичные случаи нарушения тайны голосования (когда в кабинку для голосования входили по два человека). Но эти факты не носили массового характера и, кроме того, не могли повлиять на волеизъявление избирателей.
Суд проверил также доводы заявителя о имевших место случаях голосования одними лицами за других и дал им соответствующую оценку (избиратели Гаранина, Никитина, Пономаревы).
Не нашли подтверждения в судебном заседании доводы заявителя о нарушениях закона, связанных с голосованием вне помещения для голосования.
К. представлены в суд доказательства о том, что на некоторые избирательные участки был организован подвоз избирателей на автотранспорте. Но в судебном заседании было установлено, что отправление автобусов и маршрутных такси было организовано администрациями рынков с той целью, чтобы в голосовании приняли участие избиратели, торгующие на рынках и имеющие открепительные удостоверения. Лица, которым в соответствии с п. 16 ст. 77 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" запрещено предпринимать действия, направленные на обеспечение доставки избирателей для участия в голосовании, участия в этом не принимали. Кроме того, указанные избиратели принимали участие в голосовании на законных основаниях, имея открепительные удостоверения.
Утверждения К. о якобы имевших место "вбросах" бюллетеней в ящики для голосования признаны судом бездоказательными и основанными на предположениях.
Что касается доводов К. об установленных, по его мнению, на избирательном участке N 1479 разных по цвету и с дополнительными надписями бюллетеней, то это обстоятельство было предметом исследования в суде первой инстанции. Суд не установил фактов изготовления дополнительных партий бюллетеней. Смещение текста на бюллетенях, появление в номере заказа дополнительной цифры объясняется технологическими причинами, связанными с внесением в бюллетени дополнительных сведений о партийном статусе самого К. По указанным основаниям суд отказал в удовлетворении ходатайства заявителя о проведении соответствующей экспертизы.
В связи с указанными обстоятельствами и судебная коллегия не нашла оснований для удовлетворения аналогичного ходатайства, заявленного в соответствии со ст. 358 ГПК РФ.
Кроме того, указанные бюллетени приняли участие в голосовании и в соответствии с п. 17 ст. 68 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" не признаны недействительными.
Оспаривая результаты выборов по округу, К. ссылался на расхождение данных, содержащихся в копиях протоколов, выданных наблюдателям, и протоколах, на основании которых участковыми избирательными комиссиями были подведены итоги голосования. Между тем по существу заявителем оспариваются итоги голосования на конкретных избирательных участках. Однако итоги голосования на них не признаны недействительными, ни вышестоящими избирательными комиссиями, ни районными судами не принято решений об отмене решений об итогах голосования на избирательных участках.
Кроме того, проверяя доводы К. о несоответствии данных, содержащихся в копиях протоколов и протоколах, на основании которых подводились итоги голосования на избирательных участках, суд пришел к выводу, что они не могут служить основанием для отмены результатов выборов.
Суд установил, что наблюдателями вносились данные в копии протоколов, изготовленных самим К. Несоответствие копий бланков официальным бланкам протоколов явилось причиной того, что наблюдателями при заполнении копий протоколов допускались технические ошибки.
В большинстве копий протоколов и в подлинных протоколах избирательных комиссий количество голосов, отданных за кандидатов в депутаты, было одинаковым. По пяти участкам, в копиях протоколов которых в данных графах имеются расхождения, суд установил, что эти копии протоколов не соответствуют требованиям закона (в них не указаны дата и время подписания копии протокола, копия протокола выдана до утверждения итогов голосования и т.д.).
Также не нашли подтверждения в судебном заседании факты того, что наблюдатели были лишены возможности осуществлять наблюдение за подсчетом голосов на избирательных участках.
По мнению К., при проведении избирательной кампании кандидат С. использовала преимущества своего служебного положения.
Между тем согласно п. 4 ст. 49 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" под использованием преимуществ должностного или служебного положения понимается, в частности, привлечение лиц, находящихся в подчинении или в иной служебной зависимости, государственных и муниципальных служащих к осуществлению в служебное время

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 78-Г04-31 от 25.08.2004] В удовлетворении требований об отмене решения окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Государственной Думы РФ о результатах выборов отказано, поскольку при проведении избирательной кампании и голосовании не были допущены существенные нарушения избирательного законодательства, влияющие на адекватное отражение воли избирателей в итогах голосования.  »
Общая судебная практика »
Читайте также