ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 27.07.2004 по делу n 57671/00) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2005, n 1) По делу ставится вопрос о незаконности действий властей в случае смерти человека в центре административного задержания и обжалуется неэффективность расследования, проведенного по данному факту. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

(Slimani - France (N 57671/00)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 27 июля 2004 года
(вынесено II Секцией)
Обстоятельства дела
В отношении сожителя заявительницы, гражданина Туниса, проживавшего во Франции, и отца ее детей, властями Франции было издано распоряжение о постоянном запрете на въезд в страну и выдворении с территории Франции. Во исполнение этого распоряжения он был помещен под стражу в Центр административного задержания иностранцев "Марсель-Аренк". Ранее его несколько раз госпитализировали по психиатрическим показаниям, и поэтому ему был назначен прием сильнодействующих лекарственных препаратов. В Центре административного задержания отсутствовало круглосуточное медицинское обслуживание задержанных лиц, поэтому лекарственные препараты ему выдавались сотрудниками полиции, надзиравшими за задержанными лицами. На четвертый день своего пребывания в Центре сожитель заявительницы в двух случаях отказался от приема назначенных ему лекарств. Он был в крайне возбужденном состоянии. Врач его не осмотрел, поскольку в Центре не было собственной медицинской части и не имелось штатного медицинского персонала. Его состояние резко ухудшилось, он упал в обморок и, несмотря на быструю медицинскую помощь, оказанную вызванным в центр врачом, скончался.
Судебные власти по собственной инициативе быстро начали расследование происшествия с целью "установить причину смерти" этого лица. Были проведены многочисленные экспертизы, составлены экспертные заключения, проведены лабораторные анализы и получены показания очевидцев случившегося. По результатам расследования было установлено, что причиной смерти стал отек легких в острой форме. В отсутствие каких-либо признаков, указывающих на то, что смерть наступила в результате каких-либо уголовно наказуемых действий, следствие пришло к выводу о прекращении дальнейшего производства по делу. У заявительницы не было доступа к материалам расследования, и ее не информировали о его результатах, поскольку близкие родственники скончавшегося не допускаются к производству по установлению причин смерти.
Вопросы права
По поводу Статей 2 и 3 Конвенции, взятых отдельно и в увязке со Статьей 13 Конвенции. В своей жалобе в Европейский Суд заявительница поставила вопрос об ответственности властей за смерть ее сожителя и указала на ненадлежащие условия его содержания под стражей. Однако заявительница могла бы обратиться к следственному судье с заявлением о преступлении, выдвинув обвинение в совершении убийства, наряду с ходатайством о признании ее гражданским истцом по делу. Внутригосударственное средство правовой защиты в такой форме было ей доступно (см. статью 85 Уголовно-процессуального кодекса Франции); прибегнув к нему, заявительница могла - с разумной вероятностью на успех - добиться возмещения вреда, что касается ее жалоб. Таким образом, заявительница не выполнила обязанность исчерпать внутригосударственные средства правовой защиты, как это предусмотрено пунктом 1 Статьи 35 Конвенции <*>. Европейский Суд пришел к выводу (пятью голосами "за" и двумя голосами "против"), что Суд не может рассматривать по существу жалобу заявительницы, что касается предположительного нарушения материально-правовой составляющей положений Статей 2 и 3 Конвенции.
---------------------------------
<*> Согласно Статье 35 Конвенции, предписывающей условия приемлемости жалобы Европейским Судом, этот Суд может принять дело к рассмотрению "только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты" (прим. перев.).
С учетом смысловой близости между Статьей 13 и пунктом 1 Статьи 35 Конвенции Европейский Суд пришел к единогласному заключению, что по данному делу не было нарушения Статьи 13 Конвенции, взятой в увязке со Статьями 2 или 3 Конвенции.
По поводу процессуальной составляющей Статьи 2. Во всех случаях, когда в месте содержания под стражей при подозрительных обстоятельствах наступает смерть заключенного, Статья 2 Конвенции возлагает на власти, как только им становится известно о случившемся, обязанность провести по собственной инициативе "эффективное официальное расследование" с целью установить причины смерти человека, а также установить и наказать любых ответственных за это лиц. Расследование, начатое в настоящем деле с целью "установить причину смерти" сожителя заявительницы, было, в принципе, "официальным расследованием", которое могло привести к установлению и наказанию ответственных за смерть человека лиц.
Что же касается вопроса об эффективности расследования случаев смерти лица, содержащегося под стражей, наступившей при подозрительных обстоятельствах, то нельзя требовать от ближайших родственников скончавшегося, чтобы они сами проявляли инициативу и обращались бы к властям с официальным заявлением о преступлении или брали бы на себя ответственность за производство расследования. Из Статьи 2 Конвенции вытекает требование о том, чтобы ближайшие родственники скончавшегося заключенного автоматически допускались бы властями к следствию, начатому с целью установления причин смерти человека и лиц, ответственных за это. Нельзя требовать от ближайших родственников скончавшегося, чтобы они заблаговременно обращались бы к властям с официальным заявлением о преступлении. В настоящем деле заявительницу не допустили к расследованию, и она была вынуждена обратиться к властям с заявлением о преступлении и ходатайством о признании ее гражданским истцом по делу, с тем чтобы получить к нему доступ. Коротко говоря, в настоящем деле, поскольку заявительница не была автоматически допущена к расследованию, начатому с целью установления причин смерти ее сожителя, расследование, проведенное властями по данному делу, нельзя считать "эффективным" для целей применения норм Конвенции.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).
Европейский Суд единогласно постановил, что ввиду такого вывода нет необходимости исследовать, были ли соблюдены требования процессуальной составляющей Статьи 3 Конвенции.
Компенсация
В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице некую сумму компенсации в возмещение причиненного ей морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявительницы о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 27.07.2004 по делу n 55480/00, 59330/00) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2005, n 1) По делу обжалуется законность возложения властями ограничений на трудоустройство бывших сотрудников КГБ. По делу допущено нарушение требований Статьи 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также