[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 11-о04-49 от 08.07.2004] Преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения деяния, и только закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 8 июля 2004 года
Дело N 11-о04-49
(извлечение)
По приговору Верховного Суда Республики Татарстан от 26 марта 2004 г. Зуев осужден по п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, а Сагъдиев - по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.
Они признаны виновными в разбойном нападении на Муслимова и Шурмину по предварительному сговору между собой, с причинением потерпевшим тяжкого вреда здоровью и в убийстве Шурминой, сопряженном с разбоем; Зуев, кроме того, - в убийстве потерпевшего Муслимова, сопряженном с разбоем.
Преступления совершены 14 ноября 2003 г. в г. Казани Республики Татарстан.
В кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденные Зуев, Сагъдиев и их адвокаты просили приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, считая, что выводы суда об обстоятельствах дела и роли Сагъдиева и Зуева в совершении преступлений неверны, что в нарушение ст. 30 УПК РФ, допускающей участие трех профессиональных судей, дело рассмотрено незаконным составом суда, а некоторые доказательства сфальсифицированы.
Государственный обвинитель просил приговор оставить без изменения.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 8 июля 2004 г. приговор в отношении Зуева и Сагъдиева изменила по следующим основаниям.
Вывод суда первой инстанции о виновности осужденных Зуева и Сагъдиева в совершении преступлений в отношении потерпевших Муслимова и Шурминой при обстоятельствах, изложенных в приговоре, основан на доказательствах, имеющихся в материалах дела, непосредственно и объективно исследованных в судебном заседании.
Соответствует фактическим данным и вывод суда о мотиве и способе убийства потерпевших, о роли и степени участия осужденных Зуева и Сагъдиева в содеянном.
Органами предварительного следствия и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено, дело расследовано и рассмотрено в соответствии с требованиями закона.
Отсутствуют объективные данные, которые бы давали основание предполагать, что какие-либо доказательства могли быть сфальсифицированы, как утверждается в кассационных жалобах.
Нельзя согласиться и с тем, что дело рассмотрено незаконным составом суда. При ознакомлении с материалами предварительного следствия, на предварительном слушании дела и в судебном заседании ходатайство о рассмотрении дела в составе трех профессиональных судей не возбуждалось. При отсутствии такого ходатайства действующим законом предусмотрено рассмотрение уголовного дела одним профессиональным судьей.
Действия осужденных Зуева по п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Сагъдиева по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицированы правильно.
В то же время суд первой инстанции в нарушение закона квалифицировал разбойное нападение по ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.).
В соответствии со ст. ст. 9 и 10 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, и только закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.
Санкция ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. в виде лишения свободы не смягчена по сравнению с санкцией ч. 3 ст. 162 УК РФ в редакции до внесения названных изменений. Более того, в ч. 4 ст. 162 УК РФ предусмотрено еще и наказание в виде штрафа.
Таким образом, внесенные указанным Федеральным законом изменения в ст. 162 УК РФ ухудшают положение осужденных. Поэтому их действия, связанные с разбойным нападением, совершенным группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия потерпевшим, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, должны были быть квалифицированы по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ в действовавшей до 8 декабря 2003 г. редакции.
На основании изложенного приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 26 марта 2004 г. в отношении Зуева и Сагъдиева изменен: их действия переквалифицированы с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.) на п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.), в остальном приговор оставлен без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 236-О от 08.07.2004] По жалобе гражданки Гридневой Людмилы Васильевны на нарушение ее конституционных прав положением подпункта 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона О трудовых пенсиях в Российской Федерации  »
Общая судебная практика »
Читайте также