[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 4н-16/04 от 01.07.2004] В удовлетворении жалобы на действия должностного лица, связанные с исключением военнослужащего из списков личного состава части без предоставления государственного жилищного сертификата для приобретения жилья, отказано правомерно, так как жилищные права заявителя при его увольнении с военной службы нарушены не были.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 июля 2004 года
Дело N 4н-16/04
Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего генерал-майора юстиции
Хомчика В.В.,
судей генерал-майора юстиции
Коронца А.Н.,
полковника юстиции
Шалякина А.С.
рассмотрела в судебном заседании материалы гражданского дела, истребованного в суд надзорной инстанции на основании надзорной жалобы начальника УФСБ по Новосибирской области на кассационное определение Западно-Сибирского окружного военного суда от 26 августа 2003 года и определение президиума Западно-Сибирского окружного военного суда от 18 марта 2004 года, вынесенные по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части 1020 прапорщика запаса Д. на действия указанного должностного лица, связанные с исключением из списков личного состава части без предоставления государственного жилищного сертификата для приобретения жилья.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ генерал-майора юстиции Хомчика В.В., мнение военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Кочура А.А., полагавшего необходимым надзорную жалобу начальника УФСБ по Новосибирской области удовлетворить, Военная коллегия
установила:
прапорщик Д. проходил военную службу по контракту в войсковой части 1020 в должности помощника дежурного коменданта службы радиоконтрразведки и проживал один в отдельной двухкомнатной квартире, расположенной в закрытом военном городке в пос. Сокур Мошковского района Новосибирской области.
В январе 2003 года он обратился с рапортами к председателю жилищной комиссии территориального органа ФСБ и к начальнику Управления ФСБ РФ по Новосибирской области, в которых просил рассмотреть вопрос о признании его нуждающимся в улучшении жилищных условий для получения государственного жилищного сертификата (далее - ГЖС), а также до увольнения обеспечить его жилым помещением в г. Новосибирске либо предоставить ГЖС для приобретения жилья в г. Новосибирске.
Приказом начальника УФСБ по Новосибирской области от 5 апреля 2003 года Д. уволен с военной службы в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе и с 30 апреля 2003 года исключен из списков личного состава воинской части. На день исключения ГЖС ему выдан не был.
Посчитав свои права нарушенными, Д. обратился в военный суд с заявлением, в котором просил признать данный приказ незаконным и восстановить его в списках личного состава воинской части до получения ГЖС.
Решением Новосибирского гарнизонного военного суда от 17 июля 2003 года Д. отказано в удовлетворении заявления.
Западно-Сибирский окружной военный суд кассационным определением от 26 августа 2003 года решение суда первой инстанции отменил и вынес новое решение, которым обязал начальника УФСБ по Новосибирской области восстановить заявителя в списках личного состава воинской части до получения им ГЖС и обеспечить всеми видами довольствия.
Председатель Западно-Сибирского окружного военного суда согласился с определением судьи этого суда от 17 октября 2003 года об отказе в истребовании дела.
Президиум Западно-Сибирского окружного военного суда, рассмотрев 18 марта 2004 года дело по надзорной жалобе начальника УФСБ РФ по Новосибирской области, кассационное определение этого же суда оставил без изменения, а указанную надзорную жалобу - без удовлетворения.
Начальник УФСБ по Новосибирской области обратился в Верховный Суд Российской Федерации с надзорной жалобой, в которой просил отменить кассационное определение окружного военного суда и оставить в силе решение суда первой инстанции.
По результатам проверки гражданского дела по надзорной жалобе указанного должностного лица судья Верховного Суда Российской Федерации вынес определение от 31 мая 2004 года N 4н-16 о передаче гражданского дела для рассмотрения надзорной жалобы начальника УФСБ по Новосибирской области по существу в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, в котором поставил вопрос об отмене вышеуказанного кассационного определения окружного военного суда и оставлении в силе решения суда первой инстанции.
Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев материалы гражданского дела и обсудив доводы, приведенные в надзорной жалобе, находит обжалованное кассационное определение подлежащим отмене по следующим основаниям.
Принимая по делу новое решение об удовлетворении требований заявителя, суд кассационной инстанции указал в определении, что жилищно-бытовая комиссия УФСБ по Новосибирской области, направив документы вышестоящему командованию для выделения ГЖС Д. в связи с необходимостью его отселения из закрытого военного городка, тем самым фактически признала, что Д. не обеспечен жильем для постоянного проживания, в связи с чем должен стоять в списке нуждающихся на улучшение жилищных условий.
С учетом изложенного, а также приняв во внимание выслугу лет и основание увольнения заявителя с военной службы, окружной военный суд сделал вывод о том, что он имел право получить ГЖС до исключения из списков личного состава воинской части.
С данным выводом согласиться нельзя.
В соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 23 ФЗ "О статусе военнослужащих, военнослужащим, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащим увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, в последний год военной службы Министерством обороны РФ (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) по желанию военнослужащего выдается ГЖС для приобретения жилого помещения на семью в избранном после увольнения с военной службы месте жительства в порядке, определяемом Правительством РФ.
Выдача военнослужащим государственных сертификатов является одной из гарантий их прав на обеспечение за счет государства жильем в избранном после увольнения с военной службы постоянном месте жительства в соответствии с общими нормами жилищного законодательства Российской Федерации о предоставлении государством жилых помещений гражданам.
Согласно ст. 28 Жилищного кодекса РСФСР жилые помещения предоставляются гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий и постоянно (если иное не установлено действующим законодательством) проживающим в данном населенном пункте.
Таким образом, по смыслу Жилищного кодекса и Федерального закона "О статусе военнослужащих" право на получение в последний год военной службы жилищного сертификата имеют военнослужащие, общая продолжительность военной службы которых составляет (в календарном исчислении) 10 лет и более, увольняемые по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и признанные нуждающимися в улучшении жилищных условий именно по избранному ими постоянному месту жительства.
В судебном заседании установлено, что Д. по месту прохождения военной службы был обеспечен жилым помещением. В установленном законом порядке решения о признании его нуждающимся в улучшении жилищных условий по месту службы не принималось, поскольку он был обеспечен жилой площадью, превышающей учетно-постановочную норму.
Помимо этого, в материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что Д. был включен органами местного самоуправления избранного им места жительства в городе Новосибирске в списки граждан, уволенных с военной службы и нуждающихся в получении жилищных помещений.
Утверждение президиума Западно-Сибирского окружного военного суда о том, что отсутствие решения о признании Д. нуждающимся в улучшении жилищных условий произошло не по его вине, следует признать несостоятельным, поскольку данный вопрос не был предметом исследования в ходе судебного разбирательства, а имеющихся в деле доказательств недостаточно для признания данного утверждения обоснованным.
Из дела видно, что Д. был зачислен в списки кандидатов на получение ГЖС как гражданин, подлежащий отселению из закрытого военного городка, будучи военнослужащим, т.е. до того момента, когда он приобрел такое право.
С учетом изложенного выводы окружного военного суда о том, что Д. не мог быть исключен из списков личного состава без получения ГЖС, нельзя признать правильными. В то же время решение суда первой инстанции, указавшего, что жилищные права заявителя при его увольнении с военной службы нарушены не были, является законным и обоснованным.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.
В связи с вышеизложенным Военная коллегия находит, что состоявшееся по делу кассационное определение на основании ст. 387 ГПК РФ из-за существенного нарушения норм материального права подлежит отмене в надзорном порядке с оставлением в силе решения суда первой инстанции.
Руководствуясь ст. ст. 386 - 388 ГПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
кассационное определение Западно-Сибирского окружного военного суда от 26 августа 2003 года и определение президиума Западно-Сибирского окружного военного суда от 18 марта 2004 года, вынесенные по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части 1020 прапорщика запаса Д. на действия начальника УФСБ по Новосибирской области, связанные с исключением из списков личного состава части без предоставления государственного жилищного сертификата для приобретения жилья, отменить.
Решение Новосибирского гарнизонного военного суда от 17 июля 2003 года по данному делу оставить в силе.
Судья
Верховного Суда
Российской Федерации
В.В.ХОМЧИК
Секретарь
Л.ЛУПЯННИКОВА

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 01.07.2004 n 36681/97) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2004, n 12) По делу обжалуется незаконное продление распоряжения властей об отдаче заявителя под надзор полиции. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Протокола n 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также