ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 18-о04-31сп от 02.06.2004 Неясность, противоречивость вердикта присяжных заседателей и признание по приговору лиц виновными в совершении деяний, вопрос о которых перед присяжными заседателями не ставился, повлекли отмену обвинительного приговора.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 июня 2004 года
Дело N 18-о04-31сп
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кочина В.В.,
судей Дзыбана А.А.,
Микрюкова В.В.
рассмотрела в судебном заседании от 2 июня 2004 года дело по кассационным жалобам осужденных А. и М., адвоката Коновалова И.В. в защиту интересов М. на приговор суда присяжных Краснодарского краевого суда от 15 декабря 2003 года, которым:
А., 30 сентября 1979 года рождения, уроженец города Перми, несудимый, осужден к лишению свободы по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ к 14 годам, 213 ч. 3 УК РФ к 3 годам, 222 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 15 лет лишения свободы в колонии строгого режима.
По ст. 222 ч. 1 УК РФ А. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления;
М., 10 июня 1979 года рождения, уроженец поселка Цыбанобалка Анапского района Краснодарского края, несудимый, осужден к лишению свободы по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ к 15 годам, 213 ч. 1 УК РФ к 1 году, 222 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году, 222 ч. 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году исправительных работ.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Дзыбана А.А., выступление осужденного А. по доводам кассационной жалобы, прокурора Шиховой, полагавшей приговор суда отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство в связи с несоответствием приговора вердикту коллегии присяжных заседателей, Судебная коллегия
установила:
судом присяжных при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, признаны виновными:
А. в незаконном ношении оружия и боеприпасов, особо злостном хулиганстве и убийстве совместно с М. Т. и К., с целью скрыть другое преступление;
М. признан виновным в незаконном приобретении, хранении и ношении, передаче огнестрельного оружия и боеприпасов, злостном хулиганстве и убийстве при указанных выше обстоятельствах совместно с А. Т. и К.
В кассационных жалобах:
адвокат Коновалов в интересах осужденного М. указывает на исследование в суде недопустимых доказательств, в частности протоколов следственных действий с участием подозреваемого, обвиняемого Кузнецова, которые не подлежали оглашению в связи с его смертью, государственный обвинитель показал фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия, чем воздействовал на присяжных, необоснованно отказано в постановке вопроса о наличии предварительного сговора между А. и М. по эпизоду с оружием, напутственное слово председательствующего было необъективным, вердикт коллегии присяжных заседателей является неясным и противоречивым, на вопрос о виновности М. по ст. 213 УК РФ присяжные заседатели фактически не ответили, квалификация действий осужденных дана без учета изменений, внесенных Федеральным законом от 8 декабря 2003 года, просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство;
осужденный М. не согласен с приговором, просит его отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, указывает, что судебное следствие проведено с обвинительным уклоном, ссылается на доводы, аналогичные в жалобе адвоката;
осужденный А. считает приговор суда незаконным и необоснованным, а назначенное наказание несправедливым, приговор содержит неточности - неправильно указаны его инициалы, искажены обстоятельства дела, просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.
В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Халимова Е.В. указывает о своем несогласии с ними.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, Судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит отмене по следующим основаниям.
Согласно ст. 339 УПК РФ перед присяжными заседателями по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса:
1. Доказано ли, что деяние имело место;
2. Доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;
3. Виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.
В соответствии со ст. 343 УПК РФ при вынесении вердикта ответы на поставленные перед присяжными заседателями вопросы должны представлять собой утверждение или отрицание с обязательным пояснительным словом или словосочетанием, раскрывающим или уточняющим смысл ответа ("Да, виновен", "Нет, невиновен").
Из вердикта коллегии присяжных усматривается, что присяжные фактически не ответили не восьмой вопрос о виновности Мосеева в совершении особо злостного хулиганства, а продублировали ответ на 7-й вопрос о доказанности совершения им деяния.
В силу ст. 345 УПК РФ такой вердикт следовало признать неясным, а коллегию присяжных возвратить в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, однако данные требования закона, о чем обоснованно указано в кассационной жалобе, судом в полной мере не выполнены.
Кроме того, вердикт коллегии присяжных заседателей содержит противоречия, возникшие из-за неправильной постановки вопросов, ответы на которые были взаимоисключающими.
Отвечая на поставленные вопросы по эпизоду убийства Т. и К. и признав, что оно имело место, присяжные сочли доказанным, что указанных лиц убили как А., так и М., действуя самостоятельно, а также признали, что они совершили убийства совместно и по предварительной договоренности между собой.
Согласно ст. 351 ч. 3 УПК РФ в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должно содержаться описание преступного деяния, в совершении которого подсудимый признан виновным.
Данное требование закона судом не выполнено.
В вопросном листе председательствующий не поставил вопросы о том, какие действия совершил каждый из осужденных при убийстве потерпевших, однако в приговоре действия А. и М. конкретизированы и указано, что убийство потерпевших было совершено по предложению М., при этом А. наносил потерпевшим удары ножом в область сердца, М. другие удары ножом, который они передавали друг другу.
Такие выводы суда, изложенные в приговоре, не основаны на вердикте присяжных заседателей.
В связи с допущенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, наличием неясного и противоречивого вердикта, несоответствием приговора вердикту коллегии присяжных заседателей с признанием осужденных виновными в совершении деяний, вопрос о которых перед присяжными заседателями не ставился, Судебная коллегия не может признать приговор законным и обоснованным.
Следовательно, приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство.
Что касается других доводов в кассационных жалобах, в частности о незаконном исследовании показаний Кузнецова в связи с его смертью, демонстрации фотографий перед присяжными, на которых изображены трупы потерпевших, обвинительном уклоне, несвоевременном извещении о дне слушания, приведении в соответствие квалификации действий осужденных с учетом внесенных изменений в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года, то они подлежат разрешению при новом судебном разбирательстве.
При новом рассмотрении дела суду необходимо принять меры к выполнению закона, регламентирующего производство в суде присяжных.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
обвинительный приговор суда присяжных Краснодарского краевого суда от 15 декабря 2003 года в отношении М. и А. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.
Меру пресечения М. и А. оставить содержание под стражей, перечислив их за Краснодарским краевым судом.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 49-Г04-36 от 02.06.2004] Заявление об оспаривании решения территориальной избирательной комиссии правомерно возвращено в связи с неподсудностью Верховному суду Республики Башкортостан, поскольку гражданское процессуальное законодательство не предусматривает возможность рассмотрения таких заявлений в Верховном суде Республики в качестве суда первой инстанции.  »
Общая судебная практика »
Читайте также