[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] МКАС удовлетворил требования о взыскании суммы переведенной ответчику предоплаты за поставку партии товара, процентов годовых и упущенной выгоды, так как истец исполнил предусмотренное контрактом обязательство по предварительной оплате 50 процентов стоимости партии товара, а поставленный ответчиком товар был непригоден для использования, что подтверждается актом, составленным с участием независимого сюрвейера. (по материалам решения МКАС при ТПП РФ от 28.05.2004 n 175/2003)

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
от 28 мая 2004 года N 175/2003
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории России (далее - Истец), к Компании, имеющей местонахождение на территории Египта (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы в долл. США.
Согласно исковому заявлению Истец 12 марта 2003 года заключил с Ответчиком Контракт купли-продажи, по условиям которого Ответчик осуществляет поставку товара. По утверждению Истца, в тот же день, 12 марта 2003 года, между Истцом и Ответчиком было подписано Приложение N 1 к Контракту, согласно которому Ответчик обязался поставить первую партию товара по Контракту.
Как следует из искового заявления, 21 марта 2003 года Истец в соответствии с Контрактом произвел предоплату за первую партию товара, что подтверждается платежным поручением и выпиской со счета Истца в банке. По заявлению Истца, согласно Контракту товар должен быть доставлен Ответчиком в Москву в течение 35 дней от даты осуществления предоплаты, то есть до 25 апреля 2003 года, однако к этой дате товар не прибыл.
По утверждению Истца, единственный контейнер вместо четырех, причитающихся к поставке согласно Приложению N 1 к Контракту, отправленный Ответчиком, содержал товар, абсолютно непригодный для использования, что подтверждается актом, составленным представителями Истца с участием независимого сюрвейера. По мнению Истца, причина порчи товара - погрузка Ответчиком изначально некачественного товара и его отправка в нарушение условий Контракта на условиях ФОБ, а не СПТ, то есть с оплатой фрахта получателем. В результате товар был доставлен вместо Москвы в другой город. Оплата Истцом фрахта состоялась спустя несколько недель, и ненадлежащим образом упакованный товар, простоявший в порту несколько недель, до приезда в Москву полностью сгнил. Как указано в исковом заявлении, данный товар был застрахован, страховая компания оплатила стоимость контейнера.
Согласно исковому заявлению Истец неоднократно направлял Ответчику претензии, в которых, в частности, просил либо поставить непоставленный товар, либо вернуть сумму предоплаты с учетом начисленных санкций. По информации Истца, претензии были оставлены Ответчиком без удовлетворения.
Помимо суммы основного долга Истец заявил к взысканию сумму процентов годовых за пользование денежными средствами за период с даты совершения платежа по перечислению суммы предоплаты по дату искового заявления по ставке 14% годовых. По мнению Истца, ставка в размере 14% годовых является средней минимальной ставкой крупнейших московских банков по кредитам в долларах США.
Кроме того, Истец на основании Контракта просил взыскать неустойку по ставке 0,3% за каждый день просрочки.
Дополнительно Истец заявил к взысканию упущенную выгоду, рассчитанную как разница между закупочной ценой товара по Контракту и средней рыночной ценой на этот товар, сложившейся на московском рынке. Для обозначения такой разницы Истец применил термин "торговая наценка".
Истец просил также взыскать с Ответчика сумму в возмещение расходов Истца по уплате арбитражного сбора.
Сторонам по делу направлены повестки о слушании дела, где наряду с информацией о месте и времени слушания дела указан состав арбитража по делу, а также содержится повторное предложение Ответчику представить отзыв на иск. Истцу и Ответчику повестки вручены, о чем в деле имеются почтовые уведомления.
В МКАС от Ответчика поступило факсимильное сообщение, в котором Ответчик сообщил о предъявлении им иска в египетском суде о возмещении Истцом морального и имущественного вреда. Ответчик просил МКАС прекратить производство по делу, поскольку, по мнению Ответчика, Контракт должен регулироваться египетским правом, и, следовательно, споры из Контракта подчинены "египетской юрисдикции" по территориальному признаку. МКАС проинформировал стороны о том, что в соответствии с п. 1 ст. 16 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже" состав арбитража самостоятельно решает вопрос о своей компетенции разрешать спор и, соответственно, поднятый Ответчиком вопрос о юрисдикции будет рассматриваться во время устного слушания по делу.
В заседании представители Истца в полном объеме поддержали свои исковые требования и дополнительно пояснили свою позицию на основе имеющихся в деле материалов, представленных ранее Истцом и направлявшихся Ответчику.
Рассмотрев материалы дела и выслушав представителей Истца, МКАС пришел к следующим выводам.
1.1. Контракт предусматривает, что "если стороны не могут достичь договоренности дружеским путем, то такие споры или разногласия подлежат разрешению в Торгово-Промышленной Палате, г. Москва, Российская Федерация, в соответствии с ее правилами и процедурой".
В соответствии с установившейся и широко известной международной практикой разрешение споров в торговых палатах различных стран осуществляется арбитражными органами, действующими при таких палатах согласно процедурным правилам, утверждаемым этими палатами. Данная практика характерна и для России, где она нашла дополнительное подтверждение в Законе Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации" (абз. 9 пункта 2 статьи 3, подпункт "м" пункта 1 статьи 12, пункт 4 статьи 15).
Таким образом, из содержания Контракта следует, что стороны достигли соглашения о разрешении споров арбитражем при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Спор между Истцом и Ответчиком относится к категории споров из договорных отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых связей, причем коммерческое предприятие Ответчика находится за границей. Данная категория споров относится к компетенции МКАС в соответствии с пунктом 2 Положения о Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (Приложение 1 к Закону Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже") и пунктом 2 параграфа 1 Регламента МКАС, причем МКАС является единственным арбитражем при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, уполномоченным рассматривать споры данной категории. Выраженное сторонами в Контракте волеизъявление свидетельствует о намерении передать разрешение всех споров из Контракта именно на рассмотрение МКАС, на что ссылается Истец в исковом заявлении.
1.2. В факсимильном сообщении Ответчик сообщил МКАС о предъявлении им иска в египетском суде. По утверждению Ответчика, предметом заявленного в египетском суде иска является получение от Истца возмещения морального и имущественного вреда в связи с невыполнением Истцом Контракта и причинением вреда из-за распространения сведений, порочащих Ответчика. Ответчик просил прекратить производство по делу в МКАС вследствие подачи иска в египетский суд. При этом Ответчик утверждал, что факт применения к Контракту египетского права влечет необходимость рассмотрения дела именно в египетском суде. По заявлению Ответчика, неправильно полагать, что из Контракта следует необходимость разрешения спора в МКАС.
В связи с поступившим от Ответчика факсимильным сообщением представители Истца в ходе заседания подчеркнули, что Истец на дату проведения заседания не получал каких-либо судебных повесток или иных уведомлений от египетских судебных органов. По мнению представителей Истца, утверждение Ответчика о подсудности спора египетскому суду не соответствует действительности, поскольку Контракт содержит арбитражную оговорку, свидетельствующую о том, что все споры и разногласия по Контракту подлежат разрешению в МКАС. Что касается требований Ответчика относительно защиты своей деловой репутации, то такого рода требования никак не связаны с настоящим иском и не влияют на его рассмотрение в МКАС. В связи с этим представители Истца подчеркнули, что они не видят оснований для прекращения или приостановления рассмотрения дела.
1.3. В пункте 1 статьи II Нью-Йоркской конвенции 1958 года о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (участниками которой являются как Россия, так и Египет) установлено следующее: "Каждое Договаривающееся Государство признает письменное соглашение, по которому стороны обязуются передавать в арбитраж все или какие-либо споры, возникшие или могущие возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным договорным или иным правоотношением, объект которого может быть предметом арбитражного разбирательства". Ответчиком не представлено каких-либо доказательств того, что объект настоящего спора не может быть предметом арбитражного разбирательства в соответствии с применимым законодательством.
Поскольку место арбитража находится на территории Российской Федерации, процедура проведения арбитражного разбирательства регулируется Законом Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже", основанным на Типовом законе ЮНСИТРАЛ 1985 года о международном торговом арбитраже. Данный Типовой закон ЮНСИТРАЛ также принят за основу в египетском законодательстве о международном коммерческом арбитраже. В соответствии с пунктом 2 статьи 8 указанного Типового закона ЮНСИТРАЛ в случае предъявления иска в государственный суд арбитражное разбирательство может быть тем не менее начато или продолжено и арбитражное решение вынесено, пока пререкания о подсудности ожидают разрешения в государственном суде. Таким образом, в соответствии с процессуальными нормами, применимыми как на территории России, так и на территории Египта, предъявление иска в государственный суд не является основанием для прекращения или приостановления арбитражного разбирательства в МКАС.
Возможное применение к Контракту материального права страны, где находится одна из спорящих сторон, вопреки утверждению Ответчика, не предопределяет само по себе обязательности рассмотрения спора между данными сторонами в государственных судах такой страны.
1.4. В пункте 1 статьи 16 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже" предусматривается: "Третейский суд может сам вынести постановление о своей компетенции, в том числе по любым возражениям относительно наличия или действительности арбитражного соглашения".
Исходя из сформулированной сторонами в Контракте арбитражной оговорки и руководствуясь параграфом 1 Регламента МКАС, состав арбитража признает свою компетенцию в отношении рассмотрения настоящего спора и не находит оснований, препятствующих дальнейшему арбитражному разбирательству и вынесению решения.
2. В связи с неявкой Ответчика на устное слушание дела состав арбитража констатировал, что Ответчик был надлежащим образом извещен о времени и месте слушания дела. Согласно пункту 2 параграфа 28 Регламента МКАС "неявка стороны, надлежащим образом извещенной о времени и месте слушания, не препятствует разбирательству дела и вынесению решения, если только неявившаяся сторона не заявила в письменной форме ходатайство об отложении слушания дела по уважительной причине".
Состав арбитража отмечает, что факсимильное сообщение Ответчика не может рассматриваться в качестве ходатайства об отложении слушания дела по уважительной причине, поскольку в нем отсутствует явно выраженная просьба об отложении слушания дела со ссылкой на обстоятельства, которые могли бы быть признанными в качестве уважительных для переноса срока проведения устного слушания. Представители Истца в заседании заявили о возможности слушания дела в отсутствие представителя Ответчика.
Учитывая изложенное и руководствуясь пунктом 2 параграфа 28 Регламента МКАС, состав арбитража пришел к выводу, что неявка Ответчика не препятствует слушанию дела и вынесению решения.
3. Стороны в Контракте не достигли соглашения о применимом праве. Заключенный между сторонами Контракт является договором купли-продажи. В связи с тем что коммерческие предприятия Истца и Ответчика находятся в государствах - участниках Венской конвенции ООН 1980 года о договорах международной купли-продажи товаров (далее - Венская конвенция), отношения сторон согласно п. 1 "а" ст. 1 Венской конвенции подлежат регулированию ее положениями.
Согласно п. 2 ст. 7 Венской конвенции вопросы, относящиеся к предмету ее регулирования, которые в ней прямо не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. По мнению представителей Истца, высказанному в ходе устного слушания дела, необходимости в субсидиарном применении какого-либо национального права не возникает, поскольку все спорные вопросы, возникающие в настоящем деле, можно разрешить на основании положений Контракта и Венской конвенции. Как указывалось выше, Ответчик исходит из применения к Контракту только египетского права.
Состав арбитража считает, что возникающие в деле вопросы не могут быть разрешены только на базе Венской конвенции и общих принципов, на которых она основана, а также положений Контракта без установления субсидиарно применимого национального права.
Рассматривая вопрос о субсидиарно применимом национальном праве, состав арбитража руководствовался пунктом 2 статьи 28 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже", в котором указано: "При отсутствии какого-либо указания сторон третейский суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми".
Учитывая вышеизложенное, состав арбитража считает применимой коллизионную норму статьи 1211 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации и приходит к выводу, что правом, субсидиарно применимым к отношениям сторон из Контракта, является право страны, где находится основное место деятельности продавца, то есть право Египта.
Состав арбитража констатирует, что ни одна из сторон не представила документов, подтверждающих содержание материальных норм египетского права по конкретным вопросам. Состав арбитража пользовался имеющейся у него информацией о содержании применимых норм египетского права.
4.1. Обращаясь к требованию Истца о взыскании основного долга (суммы переведенной Ответчику предоплаты за поставку первой партии товара), состав арбитража отмечает, что Истец исполнил предусмотренное Контрактом обязательство по предварительной оплате 50 процентов стоимости первой партии товара. Факт оплаты подтверждается платежным поручением, выпиской со счета Истца в банке, а также содержанием переписки сторон.
Бремя доказывания надлежащего исполнения своей обязанности поставить товар лежало на Ответчике. Каких-либо доказательств на этот счет Ответчиком не представлено.
Согласно Контракту товар должен быть доставлен Ответчиком в

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 81-Г04-4 от 28.05.2004] Определение судьи об оставлении без движения заявления Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по субъекту Российской Федерации о ликвидации юридического лица по мотиву неуплаты госпошлины отменено.  »
Общая судебная практика »
Читайте также