[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (А. Саркисов)] (Арбитражный и гражданский процесс, 2004, n 7) Юридический смысл понятия цессия в современном российском законодательстве (по материалам практики Высшего Арбитражного Суда РФ)

В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
(ПО МАТЕРИАЛАМ ПРАКТИКИ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ)
Гражданское правоотношение в своем существовании переживает три стадии - возникновение, изменение и прекращение. Разновидностью изменения (изменение в части субъектного состава) является перемена лиц в обязательстве (цессия).
К цессии относятся переход права требования к другому лицу (перемена лиц на активной стороне обязательства) и перевод долга (перемена лиц на пассивной стороне обязательства), регулируемые параграфами 1 (ст. ст. 382 - 390) и 2 (ст. ст. 391 - 392) главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) от 30.11.1994 N 51-ФЗ.
В статье 382 ГК РФ отмечено, что правила перехода прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.
Возможность перемены лиц в обязательстве предполагает его имущественный, а не личный характер. Если бы обязательство было связано с личностью участвующих в нем лиц, их изменение на других лиц было бы невозможным. В частности, в римском праве, где в обязательство вкладывалось личное содержание, перемена лиц в нем, по общему правилу, не допускалась.
ГК РФ учитывает возможность существования обязательств личного характера, которые по этой причине не могут быть переданы другому лицу. В соответствии со статьей 383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности, требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.
Очевидно, с личностью кредитора связаны отношения, вытекающие из договора простого товарищества (о совместной деятельности): об их личном характере свидетельствует то обстоятельство, что по общему правилу выбытие из этих отношений одного из товарищей прекращает действие этого договора (в соответствии со статьей 1050 ГК РФ от 26.01.1996 N 14-ФЗ договор простого товарищества прекращается, в частности, вследствие:
- объявления кого-либо из товарищей недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, если договором простого товарищества или последующим соглашением не предусмотрено сохранение договора между остальными товарищами;
- отказа кого-либо из товарищей от дальнейшего участия в бессрочном договоре простого товарищества;
- расторжения договора простого товарищества, заключенного с указанием срока, по требованию одного из товарищей в отношениях между ним и остальными товарищами;
- смерти товарища, если договором или последующим соглашением не предусмотрено сохранение договора в отношениях между остальными товарищами либо замещение умершего товарища его наследниками (правопреемниками).
Личный характер носят также отношения, вытекающие из договора поручения (в соответствии с пунктом 1 статьи 974 ГК РФ поверенный обязан лично исполнять данное ему поручение, за исключением случая допустимости передоверия, указанного в доверенности, выданной поверенному, в соответствии со статьей 187 ГК РФ; при этом в силу пункта 2 статьи 976 ГК РФ доверитель вправе отвести заместителя, избранного поверенным). Соответственно, уступка прав по ним не допускается.
Важным моментом цессии является полная и безусловная перемена лиц в обязательстве. Понятия "полноты" и "безусловности" цессии, не раскрытые детально в ГК РФ, стали предметом толкования Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ).
Так, ВАС РФ ограничил возможность уступки прав, вытекающих из длящихся отношений. В настоящее время им сформирована позиция о недопустимости уступки прав требования оплаты услуг по энергоснабжению, поскольку отношения сторон носят длящийся характер. Уступка прав за оплату энергии, отпущенной в отдельные расчетные периоды, предполагает замену лиц в обязательстве, не полную и безусловную, как того требует, по мнению ВАС РФ, смысл норм параграфа 1 главы 24 ГК РФ.
Тот же подход ВАС РФ применяет к любым длящимся правоотношениям, например, при оказании бытовых услуг.
Так, в постановлении Президиума ВАС РФ N 1617/96 от 10 сентября 1996 г. (см.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. М., 1996. N 11. С. 76) сказано:
"Акционерное общество открытого типа "Зейская ГЭС" обратилось с иском в Арбитражный суд Амурской области о признании недействительным договора цессии от 27.02.1995 N 677, заключенного между муниципальным предприятием "Горводоканал" и индивидуальным частным предприятием "Финансово-промышленный концерн "Столица" о передаче права требования долга от АООТ "Зейская ГЭС" в размере 3399829478 рублей.
Размер задолженности подтвержден актами сверки. Впоследствии сторонами подписано дополнительное соглашение, из содержания которых видно, что через 60 дней после поступления на расчетный счет нового кредитора сумма долга за вычетом 10-процентного вознаграждения подлежит возврату кредитору, уступившему право требования.
Переуступивший право требования кредитор из обязательства не выбывает. Оставаясь правообладающим лицом, он изменяет фактический источник получения долга.
Между тем согласно параграфу 1 главы 24 ГК РФ уступка требования предполагает полную замену лица в обязательстве.
Правила уступки требования не могут быть применены к договору и потому, что обязательство, неисполнение которого явилось основанием для его заключения, носит длящийся характер. В нем сохраняется тот же состав лиц (МП "Горводоканал" - монополист по оказанию услуг пользования водопроводом и канализацией и ГЭС, пользующаяся этими услугами) и основания возникновения правоотношений между ними.
Поскольку основное обязательство не прекратилось, не может быть произведена уступка права требования по нему.
При этих условиях факт несоответствия оспариваемой сделки требованиям законодательства, регулирующего договор цессии, следует считать доказанным, а вывод суда о недействительности этой сделки правильным".
В постановлениях Президиума ВАС РФ N 3593/96, 3594/96, 3595/96, 3596/96, 3597/96, 3598/96, 3599/96, 3600/96, 3601/96, 3602/96, 3603/96, 3604/96 от 9 января 1997 г. (См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. М., 1997. N 5. С. 87 - 88) сказано:
"Товарищество с ограниченной ответственностью "Росток-юст" обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с иском о взыскании с муниципального предприятия "Заволжский дом быта" 6868930 рублей задолженности и 12476988 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных в соответствии со статьей 395 ГК РФ.
Решением от 14.02.1996 иск удовлетворен частично - в сумме 5160434 рублей.
В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагается состоявшиеся судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.
Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Семейное частное предприятие "Фирма "Росток" и ТОО "Росток-юст" в соответствии со статьей 382 ГК РФ подписали договор цессии от 20.11.1995 N 126, по которому семейное предприятие уступило товариществу право требования от муниципального предприятия "Заволжский дом быта" излишне уплаченных семейным предприятием денежных сумм за предоставленные по договору от 01.01.1994 N 1213 услуги в ноябре 1994 г., а также процентов за пользование чужими денежными средствами за весь период задолженности.
Основываясь на переуступке требования, ТОО "Росток-юст" обратилось в арбитражный суд с иском к муниципальному предприятию "Заволжский дом быта" о взыскании переплаты и процентов. Арбитражный суд удовлетворил исковые требования без учета условий упомянутого договора, исходя из представленных истцом односторонних расчетов, не подтвержденных необходимыми документами.
Так, договором предусмотрено, что все расходы по содержанию и обслуживанию помещения, его отоплению и освещению семейное предприятие оплачивает по прилагаемому к договору согласованному и расшифрованному расчету. Однако в деле такого расчета нет.
Учитывая условия договора, семейное частное предприятие "Фирма "Росток" и муниципальное предприятие "Заволжский дом быта" по окончании года обязаны были определить фактические затраты на обслуживание помещения и произвести окончательный расчет.
В деле нет документов, свидетельствующих о соблюдении сторонами установленного договором порядка расчета, и нет сведений о том, что семейное предприятие с целью исключения переплаты своевременно проверяло направляемые ему ответчиком счета и расшифровки затрат по содержанию помещений. Истец не представил доказательств принятия сторонами мер к проведению сверки расчетов для выявления переплаты и установления ее размера при заключении договора цессии либо в другое время.
Таким образом, суд не имел достаточных оснований считать факт переплаты доказанным.
В связи с этим суду следует установить, имел ли место факт переплаты и, если имел, не является ли переплата и продолжительность пользования чужими денежными средствами следствием собственных действий истца, заявившего требование.
Поэтому суд должен дать правовую оценку договору цессии и сделать вывод о наличии тех обязательств, на которые переуступлены права требования. При этом надлежит исследовать вопрос о том, возможна ли в данном случае цессия, поскольку обязательства по договору N 1213 между семейной фирмой и муниципальным предприятием продолжались и после заключения договора цессии и предъявления иска.
В случае если суд придет к выводу о наличии цессии, ему в соответствии со статьей 384 ГК РФ необходимо определить объем переуступленных требований, размер задолженности и период, за который возможно начисление процентов, имея в виду условия договора об окончательном расчете за услуги после истечения года. Начисление процентов за пользование чужими денежными средствами помесячно противоречит указанным условиям договора".
В постановлении Президиума ВАС РФ N 4735/98 от 17 ноября 1998 г. (не опубликовано) следующим образом толкуются нормы, регламентирующие отношения по публичному договору:
"Открытое акционерное общество "Волгоградский алюминий" обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к открытому акционерному обществу "Волгоградэнерго" и фирме "Седако Ко Лтд" о признании недействительным договора уступки прав (цессии) от 25 февраля 1997 г. N 44.
В соответствии с договором ОАО "Волгоградэнерго" передало фирме "Седако Ко Лтд" право требования с ОАО "Волгоградский алюминий" оплаты потребленной электрической энергии на сумму 80000000000 руб., принадлежащее ему на основании договора от 30 декабря 1994 г. N 4 о снабжении ОАО "Волгоградский алюминий" электроэнергией.
Срок действия договора электроснабжения определен сторонами до 31 декабря 1995 г. и продлен до 31 декабря 1996 г. соглашением к договору. Сторонами (ОАО "Волгоградэнерго" и ОАО "Волгоградский алюминий") заключен новый договор от 25 декабря 1996 г. N 4 о снабжении потребителя электрической энергией сроком действия до 31 декабря 1997 г.
Поскольку задолженность потребителя возникла из договора от 30 декабря 1994 г. N 4, срок действия которого истек, суды апелляционной и кассационной инстанций расценили данные обстоятельства как завершение правоотношений между сторонами и в связи с этим сочли законными действия кредитора по уступке своего права на получение средств за поставленную электроэнергию третьей стороне как кредитору, выбывшему из данного правоотношения.
Согласно п. 1 ст. 426 ГК РФ договор электроснабжения относится к публичным договорам, устанавливающим обязанность коммерческой организации по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится.
В соответствии с параграфом 1 главы 24 ГК РФ уступка требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве.
Поставка электроэнергии потребителю не прерывалась, то есть правоотношения сторон по публичному договору не прекращались, состав лиц в основном обязательстве остался неизменным и это обязательство не прекратилось на момент заключения договора уступки требования, то есть замена кредитора в обязательстве не произведена.
Оставаясь правообладающим лицом и заключив договор цессии с третьей стороной, поставщик электроэнергии лишь изменил фактический источник получения долга.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно признал договор уступки требования от 25 февраля 1997 г. N 44 недействительным".
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации сделал еще один важный вывод: недопустимо оформление договором цессии отношений комиссии (поручения), когда цессионарий оказывает услуги цеденту по получению задолженности и по получении ее перечисляет эту сумму за вычетом своего вознаграждения. Поскольку выбытие цедента в такой ситуации носит временный характер, это противоречит условию о безусловном выбытии лица из обязательства и поэтому влечет недействительность цессии.
Такой вывод, в частности, прозвучал в постановлении Президиума ВАС РФ N 5464/96 от 25 марта 1997 г. (см.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. М., 1997. N 6. С. 73 - 75):
"Товарищество с ограниченной ответственностью "Предприятие "ВолгоРос" обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к акционерному обществу открытого типа "НОРСИ" о взыскании 427117056 рублей пени за просрочку оплаты нефти по договору от 05.01.1994 N 4, заключенному между АООТ "Мегионнефтегаз" и производственным объединением "Горькнефтеоргсинтез" (ныне - АООТ "НОРСИ"), и процентов за пользование чужими денежными средствами.
По утверждению истца, право требования пени и процентов перешло к нему на основании договора о факторинге от 16.10.1995 от АООТ "Нефтегазовая компания "Славнефть", которому данное право было передано первоначальным кредитором - АООТ "Мегионнефтегаз" по договору комиссии от 13.01.1995 N 162.
Из материалов дела следует, что во исполнение договора от 05.01.1994 N 4 АО "Мегионнефтегаз" в течение 1994 года производило поставку нефти АО "Горькнефтеоргсинтез".
Несвоевременное исполнение покупателем обязательства по оплате поступившей продукции повлекло образование у него задолженности перед поставщиком.
В целях осуществления мероприятий по взысканию задолженности АО "Мегионнефтегаз" заключило с АО "Нефтегазовая компания "Славнефть" договор комиссии от 13.01.1995 N 162, в соответствии с которым компания обязалась за вознаграждение осуществлять реализацию нефти АО "Мегионнефтегаз" и взимание задолженностей предприятий и организаций перед обществом за 1993 - 1994 годы. При этом, как следует из договора, компании предоставлено право действовать от своего имени и в интересах общества.
Впоследствии к договору комиссии сторонами подписано дополнительное соглашение, согласно которому АО "Мегионнефтегаз" переуступает АО "Нефтегазовая компания "Славнефть" право взыскания задолженности за поставленную

[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ2004-560 от 24.05.2004] О признании частично недействующими пункта 3.2 и пункта 4.50 Инструкции об организации работы по социальному обеспечению сотрудников и их семей в уголовно-исполнительной системе Министерства юстиции Российской Федерации, утвержденной Приказом Минюста РФ от 05.05.2000 n 145.  »
Общая судебная практика »
Читайте также