[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ] Обзор по делам, рассмотренным судами с участием присяжных заседателей в 2003 году.

ПО ДЕЛАМ, РАССМОТРЕННЫМ СУДАМИ
С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ В 2003 ГОДУ
Дела с участием присяжных заседателей в 2003 году рассматривались в 83 регионах.
В 2003 году в республиканские, краевые, областные, автономной области, автономных округов суды поступило 5368 дел на 10151 обвиняемого, из них с ходатайствами о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей обратились 2072 лица (или 18%) по 954 делам.
Для сравнения в 2002 году в 9 регионах, где действовали суды присяжных, ходатайства о рассмотрении дел судом с участием присяжных заседателей подал 31% обвиняемых от общего числа обвиняемых по делам, поступившим в суды.
Следует учесть, что в 2003 году в 14 регионах ходатайства о рассмотрении дел с участием присяжных заседателей обвиняемые могли заявлять только с 1 июля 2003 г., а в пяти регионах с такими ходатайствами нельзя было обратиться, поскольку введение указанной формы судопроизводства на их территории законом было предусмотрено с 1 января 2004 г., а в Чеченской Республике - с 1 января 2007 г.
По 286 делам обвиняемые, заявившие на предварительном следствии ходатайства о рассмотрении их дел судом с участием присяжных заседателей, на предварительном слушании отказались поддерживать свое ходатайство (30% от общего количества дел, поступивших в суды с ходатайствами о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей).
Наибольшее количество ходатайств о рассмотрении дел судом с участием присяжных заседателей было подано в Ивановском областном суде - 60%, Ульяновском областном суде - 43%, Костромском областном суде - 42%, Московском областном суде - 39%, Орловском областном суде - 38%, Мурманском областном суде - 37%, Хабаровском краевом суде - 34%, Вологодском и Ростовском областных судах - 33%, Калужском областном и Ставропольском краевом судах - 28%.
Возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ 78 дел на 174 лица, или 7,3% от общего числа дел, поступивших в суды с ходатайствами о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей.
По существу с вынесением приговоров судами с участием присяжных заседателей рассмотрено 479 дел на 936 лиц, или 9% от общего количества рассмотренных судами дел.
Остаток нерассмотренных дел с ходатайствами о рассмотрении их судом с участием присяжных заседателей составляет 182 дела на 421 лицо, из них большинство в судах, где указанная форма судопроизводства введена с 1 июля 2003 г.
Судами с участием присяжных заседателей было оправдано 140 лиц, или 15% от числа лиц, дела о которых рассмотрены судом присяжных.
В 2003 году по кассационным представлениям и жалобам Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотрено 290 дел на 551 лицо.
Приговоры отменены в отношении 62 человек (11,3% от числа обжалованных), из них обвинительные приговоры - относительно 28 лиц (5%), оправдательные приговоры - в отношении 34 лиц (24% от числа всех оправданных в 2003 году).
При этом следует иметь в виду, что не все оправдательные приговоры, постановленные судом с участием присяжных заседателей в 2003 году, были рассмотрены в этом году в кассационном порядке. Часть таких дел с кассационными представлениями и жалобами поступила на рассмотрение в кассационном порядке в 2004 году.
Анализ ошибок, допущенных при рассмотрении дел
судом с участием присяжных заседателей,
повлекших отмену и изменение приговоров
в кассационном порядке
1. Как показывают результаты кассационной практики, в 2003 году, как и в предыдущем году, основной причиной отмены приговоров, постановленных судом с участием присяжных заседателей, явилось неправильное формулирование вопросного листа председательствующим судьей и непринятие им предусмотренных законом мер для устранения неясности и противоречивости вердикта присяжных заседателей.
В соответствии со ст. ст. 338, 339 УПК РФ судья с учетом результатов судебного следствия, прений сторон формулирует в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями. По каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. Вопросы ставятся в понятных присяжным заседателям формулировках. Согласно ч. 3 ст. 339 УПК РФ после основного вопроса о виновности подсудимого ставятся частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности. Допустимы вопросы, позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.
Эти требования закона не всегда соблюдались судьями, председательствующими по делам.
1.1. По делу в отношении Каржеманова, Филина и Сиврюка последний обвинялся в покушении на причинение смерти двум лицам, группой лиц по предварительному сговору, общеопасным способом.
По этому обвинению присяжные заседатели признали недоказанной вину Сиврюка.
Вместе с тем на вопрос N 9, поставленный с учетом обстоятельств, указанных подсудимым Сиврюком: "Доказано ли, что Сиврюк, зная о неприятностях, доставленных Муравьевым его другу Каржеманову, и сочувствуя последнему, решил Муравьева попугать, для чего 29 декабря 2001 г. произвел не менее 20 выстрелов на опережение автомашины ВАЗ-21093 номер Т566 AT, которой управлял Муравьев. Однако в это время Муравьев нажал на газ и увеличил скорость движения, а водитель автомашины "Ауди-100" притормозил, в результате чего Муравьеву и Анисимовой были причинены телесные повреждения, указанные в вопросе первом?", присяжные заседатели дали положительный ответ.
Между тем вопрос о виновности Сиврюка в совершении данного деяния председательствующим не был поставлен, что противоречит требованиям п. 3 ч. 1 ст. 339 УПК РФ.
Оправдательный приговор в отношении Сиврюка отменен, дело направлено на новое рассмотрение.
1.2. Другое дело. Бармин обвинялся в том, что 25 октября 2002 г., придя в квартиру, где находились Больбатов, Муляр и Худяков, из личной неприязни решил убить их. С этой целью Бармин кухонным ножом нанес им удары в область шеи, груди. От полученных повреждений Больбатов, Муляр и Худяков скончались на месте происшествия.
Обстоятельства, при которых было совершено убийство Муляра и Худякова, не нашли своего отражения в вопросном листе, хотя имели существенное значение для принятия присяжными заседателями решения по делу.
1.3. Согласно ч. 5 ст. 339 УПК РФ и разъяснению, данному в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. "О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных", перед коллегией присяжных заседателей не могут ставиться вопросы, требующие от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого, а также собственно юридической, т.е. уголовно-правовой, оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.
Поэтому недопустима постановка вопросов с использованием таких юридических терминов, как умышленное или неосторожное убийство, умышленное убийство с особой жестокостью, умышленное убийство из хулиганских или корыстных побуждений, умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, убийство при превышении пределов необходимой обороны, изнасилование, разбой и т.п.
Однако по делу в отношении Бойцова, Евдокимова, Ржевского в нарушение вышеуказанного Закона и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ председательствующим судьей были поставлены вопросы, требующие юридической оценки.
Бойцов, Евдокимов и Ржевский обвинялись в том, что 17 декабря 2001 г. в доме из личной неприязни избили Васильева. Бойцов ударил Васильева не менее двух раз руками по лицу, после чего Ржевский нанес потерпевшему не менее двух ударов руками по лицу, а когда тот упал, - не менее трех ударов ногами по голове и телу. Через некоторое время по указанию Бойцова Евдокимов сдавил горло Васильева рукой, а потом Ржевский нанес потерпевшему не менее семи ударов ногами по телу, причинив закрытую травму груди в виде переломов трех ребер, ссадин и кровоизлияния. После этого Бойцов ногой, обутой в ботинок, нажал Васильеву на горло, причинив закрытую травму шеи в виде ссадин, кровоизлияний и разрыва связки подъязычной кости с резким сужением просвета гортани, сопровождавшуюся развитием механической асфиксии, повлекшей смерть потерпевшего. Васильеву были причинены также кровоподтеки и ссадины на лице и голенях.
Ночью Бойцов, Евдокимов и Ржевский принесли тело Васильева к пруду, сделали прорубь и сбросили туда тело. С целью сокрытия содеянного вещи Васильева на общую сумму 3290 руб. разбросали в окрестностях.
В вопросном листе основные вопросы N 2, 4, 7, предполагающие ответы о доказанности вины Бойцова, Евдокимова, Ржевского в лишении жизни Васильева были сформулированы таким образом, что требовали от присяжных заседателей собственно юридической оценки - об умысле подсудимых на лишение жизни потерпевшего, что в соответствии со ст. 334 УПК РФ относится к компетенции профессионального судьи.
О том, что присяжные разрешали юридический вопрос, свидетельствует их вердикт и ссылка на него в приговоре суда: "Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным наличие у подсудимых умысла на лишение жизни потерпевшего".
Кроме того, содержание вопросов 17 и 20 было таково, что присяжные заседатели должны были дать юридическую оценку действиям подсудимых.
Так, 17-й вопрос перед присяжными заседателями был изложен в следующей редакции: "Если на вопрос N 13 дан утвердительный ответ, доказано ли, что Евдокимов, намереваясь с двумя мужчинами в корыстных целях завладеть имуществом Васильева, вместе с ними похитил указанные вещи и принес домой к одному из мужчин, где они распорядились имуществом по своему усмотрению?"
Аналогичный вопрос поставлен и в отношении Ржевского под номером 20.
На эти вопросы присяжные заседатели ответили, что действия Евдокимова и Ржевского доказаны, за исключением совершения их "в корыстных целях".
Следовательно, постановка перед коллегией присяжных заседателей вопросов, не входящих в их компетенцию, повлияла на правильность применения уголовного закона при оценке действий осужденных и на их наказание.
В связи с допущенными по делу нарушениями уголовно-процессуального закона приговор был отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.
2. В соответствии с ч. 2 ст. 345 УПК РФ, найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий судья указывает на его неясность или противоречивость и предлагает коллегии присяжных заседателей возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.
2.1. Органами предварительного следствия Круглову было предъявлено обвинение в умышленном убийстве на почве ссоры Камкина и Камкиной.
Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным совершение Кругловым убийства супругов Камкиных, в связи с чем постановлен оправдательный приговор.
Как следует из протокола судебного заседания по делу в отношении Круглова, после возвращения присяжных заседателей в зал судебного заседания председательствующий, ознакомившись с вопросным листом, указал о наличии противоречий и неясностей в ответах на 2 и 3 вопросы, объяснил, в чем выражаются эти противоречия, и предложил присяжным заседателям возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. По просьбе старшины присяжных заседателей он вручил им дубликат вопросного листа, разъяснив, что первый вопросный лист они должны сохранить.
Возвратившись в совещательную комнату, присяжные заседатели зачеркнули первый вопросный лист и приступили не к внесению уточнений в него, а к повторному обсуждению поставленных вопросов, в том числе и тех, на которые ими были даны ответы и на неясность которых не обращалось их внимание.
В частности, им не указывалось на неясность ответа на первый вопрос, по которому присяжные заседатели достигли единодушного мнения о доказанности деяния, но после повторного удаления их в совещательную комнату и обсуждения три присяжных заседателя дали отрицательный ответ и на первый вопрос.
Допущенные нарушения закона при рассмотрении дела повлияли на содержание ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы, в связи с чем приговор был отменен.
3. Согласно п. п. 6 и 7 ст. 335 УПК РФ если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Выслушав мнение сторон, судья принимает решение об исключении доказательства, признанного им недопустимым. В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.
Эти требования закона также не всегда соблюдались.
3.1. Исаков обвинялся в том, что в г. Барнауле Алтайского края 20 сентября 2002 г. около 11 часов по предварительному сговору с не установленным следствием мужчиной совершил разбойное нападение на Бетенькова с целью завладения денежными средствами в сумме 153285 руб., сопряженное с покушением на убийство этого потерпевшего (произвел выстрел ему в голову из неустановленного оружия калибра 5,6 мм), а также - в незаконном приобретении, хранении, ношении огнестрельного оружия, не менее одного патрона к нему и гранаты РГД-5.
Как видно из протокола судебного заседания по данному делу, председательствующий удовлетворил ходатайство стороны защиты об оглашении с участием присяжных заседателей заявления Исакова на имя начальника Октябрьского ГОВД о том, что его избили работники милиции, положили в карманы куртки и джинсов предметы, похожие на гранату, и оглашении справки о причиненных Исакову телесных повреждениях.
Учитывая, что данные документы касались вопроса о допустимости доказательств, в том числе относительно доказательств обвинения в незаконном обороте оружия - гранаты, они подлежали исследованию в отсутствие присяжных заседателей.
В силу ст. 337 УПК РФ во время произнесения подсудимым последнего слова судья имеет право останавливать его, если он касается обстоятельств, не подлежащих рассмотрению с участием присяжных заседателей.
Согласно протоколу судебного заседания в последнем слове Исаков заявил присяжным заседателям, что со стороны работников милиции на него было оказано давление.
Однако в нарушение уголовно-процессуального закона председательствующий не сделал замечания подсудимому, не обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание при вынесении

[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ВКПИ04-42 от 20.05.2004] В удовлетворении жалобы о признании незаконными и недействующими пункта 24 Примерных правил, утвержденных Постановлением Совета Министров РСФСР от 31.07.1984 n 335, а также пункта 19 Положения, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 17.02.1981 n 193, отказано, поскольку оспариваемые заявителем нормы не противоречат Федеральному закону О статусе военнослужащих, а также нормам Жилищного кодекса РСФСР о составлении отдельных списков из лиц, обладающих равными льготами на предоставление жилых помещений.  »
Общая судебная практика »
Читайте также