[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 267п04 от 19.05.2004] Об отмене приговора в части осуждения по ч. 1 ст. 117 УК РФ и ч. 1 ст. 222 УК РФ и прекращении производства по делу в этой части по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, переквалификации действий со ст.ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 пп. г и д УК РФ на ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 1 УК РФ.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 19 мая 2004 г. N 267п04
Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председательствующего Лебедева В.М.,
членов Президиума Верина В.П.,
Жуйкова В.М.,
Каримова М.А.,
Кузнецова В.В.,
Попова Г.Н.,
Свиридова Ю.А.,
Смакова Р.М.
рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного М. на приговор Рузского районного суда Московской области от 3 октября 2000 года, по которому М., 3 сентября 1962 года рождения, уроженец деревни Торхлово Чувашской АССР, несудимый, осужден к лишению свободы:
- по ст. 111 ч. 1 УК РФ на 4 года;
- по ст. 117 ч. 1 УК РФ на 2 года;
- по ст. 119 УК РФ на 1 год;
- по ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "г", "д" УК РФ на 3 года;
- по ст. 213 ч. 3 УК РФ на 5 лет;
- по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года;
- по ст. 115 УК РФ назначено наказание в виде штрафа в размере пятидесяти минимальных размеров оплаты труда в сумме 41745 рублей.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Наказание по ст. 115 УК РФ в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.
По этому же приговору осуждены С. и В., надзорные жалобы которыми не принесены и надзорное производство в отношении их не возбуждено.
Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 15 декабря 2000 года приговор оставлен без изменения.
Постановлением президиума Московского областного суда от 9 января 2002 года удовлетворен протест председателя Московского областного суда, приговор и кассационное определение в отношении М. отменены, дело направлено на новое судебное рассмотрение.
Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2003 года удовлетворен протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, постановление президиума Московского областного суда отменено.
В надзорной жалобе осужденного М. поставлен вопрос об отмене всех состоявшихся по делу судебных решений и прекращении в отношении его дела за его непричастностью к совершению преступлений. Указывается на неправильное назначение ему наказания в виде штрафа и необоснованную отмену постановления президиума Московского областного суда.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Давыдова В.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание состоявшихся по делу судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации
установил:
по приговору суда М. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.
В 8 часов 5 февраля 1999 года М. пришел к дому N 2 в д. Сытьково Рузского района, постучал в квартиру N 5. Дверь ему открыл хозяин квартиры - Шитик, и М. зашел в квартиру. Там между ними на почве личных неприязненных отношений произошла ссора, перешедшая в драку, в ходе которой М. несколько раз ударил Шитика кулаками и ногами по телу, причинив последнему телесные повреждения в виде сотрясения головного мозга и ушибов мягких тканей лица, отнесенные, согласно заключению эксперта, к повреждениям, повлекшим за собой легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.
Ночью 29 декабря 1998 года, М., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь у дома N 2 в д. Сытьково Рузского района, на почве внезапно возникших неприязненных отношений, в ходе ссоры с Шалаевым А.В., имея умысел на нанесение телесных повреждений, нанес несколько ударов газовым ключом N 1 по голове и различным частям тела Шалаева А.В., причинив последнему телесные повреждения в виде линейной ушибленной раны в теменной области, соответственно ей очаговый, вдавленный, щелевидный перелом в области стреловидного шва с частичным захватом левой и правой теменных костей, без повреждения головного мозга и его оболочек, ушибленной раны линейной формы в затылочной области слева без повреждения костей черепа, головного мозга и его оболочек, кровоподтек на нижних веках обоих глаз, отнесенные, согласно заключению эксперта, к повреждениям, повлекшим за собой тяжкий вред здоровью Шалаева по признаку опасности для жизни.
Вечером 13 февраля 1996 года М., находясь в комнате общежития в д. Новой Рузского района, подверг избиению проживавшую вместе с ним бывшую жену М-ву, причинив последней телесные повреждения в виде множественных ушибов мягких тканей лица, туловища и верхних конечностей, отнесенные, согласно заключению эксперта, к побоям.
Вечером 14 ноября 1997 года М., находясь в д. Сытьково, д. 2, кв. 6, где проживает его бывшая жена М-ва, подверг последнюю избиению, причинив ей телесные повреждения в виде ушибов головы и верхних конечностей, отнесенные, согласно заключению эксперта, к побоям.
23 июля 1998 года М., в вечернее время, находясь в комнате общежития в д. Новой Рузского района, подверг избиению свою жену М-ву, которая приехала в д. Новую к их общим детям, причинив ей телесные повреждения в виде ушибов затылочной области головы, левого плечевого сустава и кровоподтека в области глазницы, отнесенные, согласно заключению эксперта, к побоям.
Днем 28 августа 1998 года он же, находясь в комнате общежития в д. Новой Рузского района, подверг избиению свою жену М-ву, причинив последней телесные повреждения в виде ушиба мягких тканей лица, сотрясения головного мозга, отнесенные, согласно заключению эксперта, к повреждениям, повлекшим за собой легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.
В марте 1999 г. М., находясь в квартире своей бывшей жены М-вой по адресу: д. Сытьково, д. 2, кв. 6 Рузского района и в отсутствие М-вой, написал письмо, в котором указал на намерение совершить убийство последней и оставил указанное письмо в ее квартире. Обнаружив и прочтя письмо, М-ва восприняла написанное как реальную опасность осуществления им своих угроз, т.к. ранее он неоднократно причинял ей физические и психические страдания путем систематического нанесения побоев и иных насильственных действий и был настроен по отношению к потерпевшей агрессивно.
Летом 1999 года М. приобрел у не установленного следствием лица двуствольное охотничье ружье, которое, согласно заключению эксперта, является огнестрельным оружием, 4 охотничьих патрона, капсюли и дробь, которые принес к себе домой по адресу: д. Новая, общежитие, Рузского района, где, не имея на то специального разрешения, хранил до изъятия этих предметов работниками милиции.
30 сентября 1999 г., в 1 час ночи, М., будучи в состоянии алкогольного опьянения, совместно с В. и С. и не установленным следствием мужчиной, взяв с собой предмет, похожий на автомат и деревянные палки, пришли в д. Воскресенское, где вошли в дом N 2 к Андрееву Ю.И., Михайловой С.В. и Михайлову Ю.Г., во время разговора с последними М. стал выражаться нецензурной бранью, после чего из хулиганских побуждений совместно с В. и С. стал наносить удары руками, ногами и деревянными палками Андрееву, Михайлову и Михайловой по различным частям тела, причинив Андрееву телесные повреждения в виде ушибленной ранки теменной области головы слева, ушиба мягких тканей грудной клетки, отнесенные заключением эксперта к побоям Михайловой С.В. - телесные повреждения в виде ушиба мягких тканей лица, кровоподтеки век левого глаза, отнесенные, согласно заключению эксперта, к побоям; Михайлову Ю.Г. - телесные повреждения в виде сотрясения головного мозга, ушибленных ран теменной области головы, ушиба мягких тканей грудной клетки, отнесенные, согласно заключению эксперта, к повреждениям, повлекшим за собой легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.
30 сентября 1999 года, в 1 час ночи, М., будучи в состоянии алкогольного опьянения, преследуя корыстную цель, находясь в доме N 2 в д. Воскресенское Рузского района, сорвал с Михайлова Ю.Г. золотую цепочку стоимостью 12000 рублей, что является значительным ущербом для потерпевшего, однако довести до конца свой преступный умысел не смог, т.к. Михайлов вырвал указанную цепочку из рук М.
В надзорной жалобе осужденный М. просит об отмене всех состоявшихся по делу судебных решений и прекращении в отношении его дела за отсутствием его причастности к совершению преступлений. Указывает, что назначенное ему наказание в виде штрафа в размере 41745 рублей исчислено неверно, так как минимальный размер оплаты труда составлял 83 руб. 49 копеек, и его 50-кратный размер - 4174 руб. 50 коп.
Кроме того, при назначении наказания в виде штрафа суд нарушил требования ст. 69 УК РФ, поскольку ст. 115 УК РФ не была включена в совокупность преступлений.
Что касается фактической стороны дела, то в отношении Шалаева он действовал в состоянии необходимой обороны и не может нести ответственности за последствия этого. Шитика он не бил, и показания свидетеля Вережкова об этом ложны. Его вина в избиении жены не доказана. Оружие он не хранил, ружье и боеприпасы ему не принадлежат. Михайловы оговорили его в совершении преступления и вместе с работниками милиции инсценировали совершение преступления.
Президиум находит, что надзорная жалоба осужденного подлежит частичному удовлетворению.
Как видно из приговора, при назначении наказания по ст. 115 УК РФ суд исходил из минимального размера оплаты труда на момент совершения преступления, равного 83 руб. 49 коп., но допустил арифметическую ошибку, назначив штраф в размере 41745 руб., вместо 4174 руб. 50 коп. (83,49 x 50) В связи с этим судебные решения подлежат изменению.
Что касается доводов жалобы М. о нарушении судом требований ст. 69 УК РФ, то их нельзя признать обоснованными.
В ст. 69 УК РФ предусмотрены правила назначения наказания по совокупности преступлений. В случае, когда хотя бы одно из преступлений, входящих в совокупность, является тяжким или особо тяжким, окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний (ч. 3 ст. 69 УК РФ, в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.).
Полному или частичному сложению подлежат лишь такие виды основных наказаний, в отношении которых в ч. 1 ст. 71 УК РФ предусмотрен порядок определения сроков наказаний при их сложении. Сложение штрафа в качестве основного наказания и лишения свободы в законе не предусмотрено. Согласно ч. 2 ст. 71 УК РФ такие виды наказаний исполняются самостоятельно.
При таких обстоятельствах суд назначил наказание осужденному в полном соответствии с требованиями закона.
С доводами жалобы М. о необоснованности его осуждения согласиться нельзя, поскольку его виновность в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах по каждому эпизоду обвинения подтверждена совокупностью доказательств, которым суд в приговоре дал правильную оценку.
Вместе с тем, проверив производство по уголовному делу в полном объеме в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения подлежащими частичной отмене и изменению по следующим основаниям.
По приговору суда М. осужден за истязание своей бывшей супруги М-вой, выразившееся в причинении ей физических страданий путем систематического нанесения побоев, а именно 13 февраля 1996 года, 14 ноября 1997 года, 23 июля и 28 августа 1998 года.
Между тем двухгодичный срок давности уголовного преследования, установленный п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ, за деяния, совершенные 13 февраля 1996 года, 14 ноября 1997 года и 23 июля 1998 года, которыми потерпевшей причинены побои, и за деяние, совершенное 28 августа 1998 года, которым причинен легкий вред здоровью, истек до вступления приговора в законную силу, т.е. до 15 декабря 2000 года.
В связи с этим приговор по ст. 117 ч. 1 УК РФ подлежит отмене, а производство по делу в этой части - прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.
Кроме того, М. осужден за покушение на грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с причинением значительного ущерба гражданину. Его действия квалифицированы по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "г", "д" УК РФ.
Из описания преступного деяния, признанного доказанным, видно, что 30 сентября 1999 года М., преследуя корыстную цель, сорвал с Михайлова золотую цепочку стоимостью 12000 рублей, однако довести до конца преступный умысел не смог, поскольку потерпевший вырвал указанную цепочку из рук М.
По смыслу закона под насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, понимается причинение побоев или иных насильственных действий, связанных с причинением физической боли либо с ограничением свободы.
По настоящему уголовному делу таких признаков не установлено. Завладение имуществом потерпевшего путем "рывка" не может рассматриваться как насилие, о котором идет речь в ст. 161 УК РФ.
Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" от 8 декабря 2003 года изменена редакция п. "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в качестве квалифицирующего признака вместо "грабеж, совершенный с причинением значительного ущерба гражданину" предусмотрен "грабеж, совершенный в крупном размере").
В соответствии с п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 250000 руб.
Учитывая изложенное и принимая во внимание, что стоимость имущества, похищенного М., составляет 12000 руб., содеянное следует переквалифицировать со ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "г", "д" УК РФ на ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 1 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года).
Как видно из приговора, М. осужден за незаконные приобретение и хранение охотничьего ружья, четырех охотничьих патронов, капсюлей и дроби.
Из протокола обыска следует, что в комнате по месту жительства М. были изъяты охотничье ружье, три гильзы от охотничьих патронов, капсюли и дробь.
Из материалов дела усматривается, что баллистическая экспертиза в отношении патронов, капсюлей и дроби не проводилась и каких-либо данных, свидетельствующих о том, что названные предметы являются боеприпасами, пригодными для стрельбы, не имеется.
А потому приговор в этой части подлежит отмене, а производство по делу - прекращению за отсутствием состава

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 11-Г04-18 от 19.05.2004] Объявление субъектом РФ территории государственным природным заказником может иметь место лишь в отношении территорий, находящихся в собственности этого субъекта РФ.  »
Общая судебная практика »
Читайте также