ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 11.05.2004 n 48865/99) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2004, n 10) По делу обжалуется законность содержания заявителя под стражей в течение более 15 месяцев в ожидании его перевода в специальное медицинское учреждение закрытого типа. По делу допущено нарушение требований подпункта е пункта 1 Статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

(Morsink - Netherlands) (N 48865/99)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 11 мая 2004 года
(вынесено II Секцией)
Обстоятельства дела
Заявитель, имевший судимости за кражу, преступное причинение ущерба собственности и нападение на человека, был признан виновным Окружным судом в нападении на человека с причинением тяжких телесных повреждений и приговорен к лишению свободы на срок 15 месяцев. Поскольку умственные способности заявителя были на низком уровне, наряду с приговором к лишению свободы суд издал распоряжение о принудительном обследовании и лечении заявителя в специальной психиатрической клинике закрытого типа. Приговор Окружного суда был оставлен в силе Апелляционным судом. 5 февраля 1998 г. заявитель отбыл срок лишения свободы? и вступило в силу распоряжение суда о направлении его в специальную психиатрическую клинику закрытого типа. Однако его не перевели в эту психиатрическую клинику, и он продолжал находиться под стражей в обычном центре предварительного заключения в ожидании перевода в клинику.
Законодательство Нидерландов устанавливает, что в случае, когда в специальных медицинских учреждениях закрытого типа нет свободных мест, лицо, в отношении которого издано распоряжение суда о принудительном обследовании и лечении в специальной психиатрической клинике закрытого типа, может содержаться в обычном месте заключения в течение шести месяцев, а затем решением министра юстиции содержание в месте заключения может продлеваться на последующие сроки в три месяца. На основании данного положения законодательства заявитель находился в обычном центре предварительного заключения до 17 мая 1999 г., когда он поступил в специальную психиатрическую клинику закрытого типа.
Во время нахождения в центре предварительного заключения в ожидании перевода в клинику заявитель подавал жалобы с протестом против явно автоматического продления министром юстиции содержания Морсинка в центре предварительного заключения в ожидании перевода в клинику. В июне 1999 года Апелляционный совет <*> отменил по формальным основаниям решение министра юстиции о продлении содержания Морсинка в центре предварительного заключения на период с 31 января по 30 апреля 1999 г. Апелляционный совет установил, однако, что общая продолжительность содержания заявителя под стражей в ожидании перевода в специальную психиатрическую клинику закрытого типа не была неразумной и что оспоренное решение министра не входило в противоречие с соответствующими положениями законодательства. В ноябре 1999 года Апелляционный совет вынес свое постановление относительно последнего срока продления содержания Морсинка в центре предварительного заключения, обжалованного заявителем, установив в этот раз факт существенного нарушения закона в продлении содержания заявителя под стражей в период сверх 15 месяцев, который мог считаться неразумным и несправедливым. Заявителю тем самым была присуждена компенсация за 16 дней, проведенных в заключении в ожидании перевода в клинику сверх 15 месяцев.
--------------------------------
<*> Апелляционный совет - один из органов системы административной юстиции Нидерландов (прим. перев.).
Вопросы права
Заявитель не мог утверждать, что был жертвой нарушения требований Конвенции в течение времени, которое он провел в заключении в ожидании перевода в клинику в период между 1 и 17 мая 1999 г., поскольку по существу Апелляционный совет признал, что право Морсинка на свободу и безопасность было нарушено, и ему загладили причиненный вред, выплатив денежную компенсацию. Тем не менее Апелляционный совет не нашел, что первые 15 месяцев заявитель содержался под стражей в ожидании перевода в клинику незаконно, так что относительно того периода Морсинк мог утверждать, что был жертвой нарушения требований Конвенции.
По поводу пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Хотя согласно законодательству страны содержание заявителя под стражей в рассматриваемый период времени было вполне законно, необходимо все-таки установить, соответствует ли такое содержание под стражей целям, то есть цели предотвращения актов произвольного лишения человека свободы. В принципе "заключение под стражей" лица в качестве душевнобольного будет считаться "законным" для целей применения подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции, если оно имеет место в психиатрической клинике или ином надлежащем медицинском учреждении. Однако Европейский Суд не воспринял довод заявителя о том, что неосуществление перевода его в специальную психиатрическую клинику закрытого типа 5 февраля 1998 г. автоматически придало его содержанию под стражей в центре предварительного заключения незаконный характер. Отнюдь не противоречит пункту 1 Статьи 5 Конвенции то обстоятельство, что власти приступили к процедуре отбора наиболее подходящей психиатрической клиники закрытого типа после того, как вступило в силу распоряжение суда о принудительном обследовании и лечении лица в специальной психиатрической клинике закрытого типа. Было бы также нереалистично ожидать, что власти немедленно переведут лицо в клинику после того, как произведен отбор подходящей клиники.
Необходимо соблюсти баланс между конкурирующими интересами - государства и личности - придав при этом особый вес праву заявителя на свободу. Существенная задержка с переводом в специальную психиатрическую клинику закрытого типа со всей очевидностью скажется на положительных результатах предстоящего лечения. В обстоятельствах настоящего дела такой разумный баланс соблюден не был. Хотя и существовала проблема свободных мест в соответствующих клиниках, поскольку власти не столкнулись с исключительной или непредвиденной ситуацией, задержка с переводом в клинику продолжительностью в 15 месяцев является неприемлемой. Иная оценка имела бы своим результатом серьезное ослабление фундаментального права на свободу в ущерб интересам лица, фигурирующего по данному делу. Самое суть этого права была бы тем самым размыта. Посему Европейский Суд пришел к выводу, что имело место нарушение пункта 1 Статьи 5 Конвенции.
Компенсация
В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере шести тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда.
(NB: Аналогичное Постановление вынес Европейский Суд по делу "Бранд против Нидерландов" Brand v. Netherlands, жалоба N 49902/99.)

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения Европейского Суда по правам человека от 11.05.2004 n 49491/99) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2005, n 2) По делу обжалуется незаконность содержания под стражей заявителя и отсутствие эффективных средств правовой защиты.  »
Общая судебная практика »
Читайте также