[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] МКАС удовлетворил требование о взыскании стоимости фактически выполненных работ по проектированию сооружения, так как ответчик, зная об отмене распоряжения губернатора области о разрешении проведения проектно-изыскательских работ под строительство, не сообщил об этом истцу; МКАС нашел обоснованным довод истца о том, что дальнейшее выполнение обязательств по договору с его стороны стало невозможным после отмены указанного распоряжения, то есть по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает. (по материалам решения МКАС при ТПП РФ от 27.04.2004 n 156/2003)

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
от 27 апреля 2004 года N 156/2003
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление Открытого акционерного общества, имеющего местонахождение на территории России (далее - Истец), к Предприятию, имеющему местонахождение на территории Швеции (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы в долл. США.
Из искового заявления и приложенных к нему документов следует, что 2 сентября 1996 г. между сторонами был заключен Договор (далее - Договор) на проведение Истцом работ по проектированию сооружения.
10 октября 1996 г. стороны заключили дополнительное соглашение к Договору на выполнение дополнительных работ по проектированию одного из элементов сооружения.
24 февраля 1997 г. было подписано дополнительное соглашение к Договору, предметом которого являлось выполнение дополнительных работ по оценке воздействия на окружающую среду проектируемого сооружения.
Во исполнение условий Договора и в соответствии с календарным планом работ, согласованным сторонами в Приложении к Договору, Истец направил в адрес Ответчика техническую документацию на изыскания и утверждаемую часть рабочего проекта. Ответчик оплатил Истцу часть выполненных работ по Договору.
Как указано в исковом заявлении, в соответствии с Договором окончательный расчет за выполненные по Договору работы должен был осуществляться после согласования со всеми органами утверждаемой части проекта и получения разрешения на строительство.
Выполнение условий Договора в отношении согласования проектно-технической документации стало невозможным в связи с решением арбитражного суда.
Учитывая, как Истец считал, что выполнение условий Договора стало невозможным по независящим от Истца причинам, он неоднократно обращался к Ответчику с просьбой оплатить фактически выполненные работы по Договору.
Поскольку Ответчик не исполнил своего обязательства по оплате работ, Истец, считая свое право как подрядчика по Договору нарушенным и руководствуясь арбитражной оговоркой Договора, обратился с иском в МКАС с требованием о расторжении Договора и взыскании с Ответчика стоимости фактически выполненных, но не оплаченных Ответчиком работ, а также просил возместить расходы по оплате арбитражного сбора.
В обоснование исковых требований Истец ссылался на то, что в соответствии со статьями 760, 762 Гражданского кодекса РФ согласование технической документации с компетентными государственными органами отнесено к области совместных усилий исполнителя и заказчика, необходимых для исполнения договора подряда, а также на положения статьи 719 Гражданского кодекса РФ, согласно которым в случае, когда нарушение заказчиком своих встречных обязательств по договору препятствует исполнению договора подрядчиком, последний вправе, если иное не предусмотрено договором подряда, отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.
Истец представил в МКАС копию Договора с дополнениями и приложениями к нему, копии соответствующих актов сдачи-приемки научно-технической продукции, бланков почтового отправления и грузовых таможенных деклараций, подтверждающих отправку Ответчику проектно-изыскательской документации, и другие документы.
Ответчик, извещенный о предъявленном иске письмом секретариата МКАС, о чем свидетельствует имеющееся в деле уведомление почтовой службы, ко дню слушания дела не представил каких-либо возражений по иску.
В заседании, на которое представители Ответчика не явились, выяснилось, что повестка о месте и времени слушания дела, направленная Ответчику по указанному в исковом заявлении и Договоре адресу, была возвращена в МКАС почтовой службой с отметкой "по данному адресу получателя нет". Участвовавший в заседании представитель Истца заявил, что в течение 2003 года проектная документация неоднократно направлялась Ответчику по указанному в Договоре адресу и получалась им, кроме того, на настоящий момент отношения по Договору еще не прекращены и Ответчик не уведомлял о смене адреса своего местонахождения. Представители Истца просили признать адрес Ответчика, указанный в Договоре, последним известным адресом местонахождения Ответчика и, ссылаясь на положения п. 5 параграфа 12 Регламента МКАС, заявили ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие представителей Ответчика.
Состав арбитража уведомил представителей Истца о том, что поскольку иск состоит из двух требований: о расторжении Договора и о взыскании задолженности по Договору, расчет суммы арбитражного сбора по иску должен был быть сделан в соответствии с положениями параграфа 16 Регламента МКАС, то есть исходя из общей суммы всех требований. Принимая во внимание то, что на дату заседания арбитражный сбор был исчислен и уплачен Истцом в установленном размере только от истребуемой суммы, ему было предложено доплатить арбитражный сбор от суммы Договора. В связи с этим представители Истца заявили об отказе от требования о расторжении Договора.
По существу заявленного требования о взыскании с Ответчика стоимости неоплаченных работ по Договору представители Истца повторили доводы, изложенные в исковом заявлении.
В дополнение к изложенным доводам представители Истца ссылались на то, что в соответствии с положениями СНиП N 11-01-95 от 30 июня 1995 г. на заказчике лежит обязанность предоставить решение местного органа исполнительной власти об отводе земельного участка под проектирование. Таким образом, распоряжение губернатора области о разрешении проведения проектно-изыскательских работ под строительство сооружения являлось основанием для проведения проектно-изыскательских работ. Отмена указанного распоряжения в январе 1997 г. привела к невозможности выполнения работ по Договору в части согласования разработанного проекта в государственных и надзорных органах. Однако Истец узнал об отмене распоряжения лишь на стадии согласования разработанного проекта в государственных органах в июне 1997 г. и в соответствии со статьей 716 Гражданского кодекса незамедлительно уведомил об этом Ответчика письмом от 10 июля 1997 г. При этом сам Ответчик не уведомил Истца об отмене распоряжения и не просил приостановить работу по Договору.
На вопрос арбитров о том, не считал ли Истец необходимым в ходе выполнения работ по Договору проверить, нет ли каких-либо изменений в отношении земельного участка, представители Истца пояснили, что решение об отводе земельного участка ложится в основу проектирования, проверяется на начальном этапе работ и далее работы выполняются по календарному плану.
Представители Истца также заявили, что до настоящего дня разрешение на проведение проектно-изыскательских работ Ответчиком не получено, между тем все сроки для представления документации на согласование истекли. Поскольку результат работ, которым в данном случае является согласованная проектно-техническая документация, не был достигнут по причинам, вызванным недостатками предоставленного Заказчиком (Ответчиком) материала, подрядчик (Истец) в силу положений пункта 2 статьи 713 Гражданского кодекса имеет право требовать оплаты выполненной им работы.
В ответ на вопросы арбитров представители Истца также пояснили, что работы по договору выполнялись поэтапно в соответствии с календарным планом работ, который корреспондировал плану платежей, и, поскольку оплата производилась частично в форме предоплаты, а окончательный расчет в соответствии с условиями Договора должен был осуществляться после согласования утверждаемой части рабочего проекта в государственных органах и получения разрешения на строительство, задолженность сформировалась по каждому из этапов.
Рассмотрев материалы дела и выслушав объяснения представителей Истца, состав арбитража пришел к следующим выводам.
1. Компетенция МКАС рассматривать данный спор вытекает из заключенного сторонами Договора, согласно которому претензии, споры и другие спорные вопросы между сторонами по Договору будут решаться путем переговоров в духе взаимного уважения и сотрудничества, а при невозможности мирного урегулирования разногласий они подлежат разрешению в установленном порядке Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (г. Москва), в соответствии с Регламентом МКАС.
2. Рассмотрев вопрос об отсутствии в заседании представителей Ответчика, состав арбитража установил, что исковые материалы, направленные Ответчику секретариатом МКАС в соответствии с пунктами 1, 2 параграфа 12 Регламента МКАС по адресу, указанному в исковом заявлении и в заключенном сторонами Договоре, были получены Ответчиком, о чем свидетельствует имеющееся в материалах дела уведомление о вручении. Повестка, извещающая о времени и месте слушания дела, направленная Ответчику по тому же адресу, была возвращена в МКАС с отметкой почтовой службы о том, что по данному адресу получателя нет.
Поскольку Ответчик, ранее извещенный о предъявленном к нему иске по вышеуказанному адресу, не уведомил МКАС в соответствии с пунктом 1 параграфа 12 Регламента МКАС о каких-либо изменениях указанного адреса, а также принимая во внимание разъяснения Истца о том, что в течение 2003 года проектная документация неоднократно направлялась Ответчику по этому адресу и получалась последним, состав арбитража находит, что указанный в Договоре адрес Ответчика является в соответствии с пунктом 5 параграфа 12 Регламента МКАС и статьей 3 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" последним известным адресом местонахождения Ответчика.
Учитывая вышеизложенное, а также принимая во внимание заявленное Истцом ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие представителей Ответчика, состав арбитража, руководствуясь статьей 25 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и пунктом 2 параграфа 28 Регламента МКАС, признал возможным рассмотреть настоящий спор в отсутствие представителей Ответчика.
3. Обратившись к вопросу о применимом праве, состав арбитража констатирует, что в Договоре стороны согласовали, что за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательств по Договору исполнитель и заказчик несут имущественную ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.
Как следует из содержания приведенного выше условия Договора, стороны согласовали применимое право только в части, касающейся имущественной ответственности сторон за неисполнение обязательств по Договору.
Учитывая, что спорный Договор является договором на выполнение проектно-изыскательских работ в сфере капитального строительства, состав арбитража, руководствуясь статьей 28 Закона РФ от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже", считает возможным в соответствии с коллизионной нормой пункта 2 статьи 166 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (действовавших на момент заключения Договора) определить в части, не урегулированной соглашением сторон, в качестве применимого также российское право как право страны, на территории которой осуществляется указанная выше деятельность в сфере капитального строительства.
В частности, состав арбитража находит, что к отношениям сторон по данному спору применимы общие положения Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах (раздел III части первой ГК РФ) и специальные нормы части второй ГК РФ, регулирующее подряд на выполнение проектных и изыскательских работ (параграф 4 главы 37 Гражданского кодекса).
4. При рассмотрении исковых требований по существу состав арбитража установил следующее.
В заключенном сторонами Договоре, включая подписанные дополнительные соглашения к нему, предусмотрено, что проектно-изыскательские работы будут выполняться исполнителем (Истцом) поэтапно согласно календарному плану работ и в соответствии с техническим заданием, утвержденным 8 июля 1996 г. и являющимся неотъемлемой частью Договора (Приложение N 1 к Договору). В соответствии с Договором результаты работы (проектно-техническая документация), равно как и акты сдачи-приемки работ по календарным этапам должны были передаваться заказчику (Ответчику) почтой с сопроводительными письмами Исполнителя и грузовой таможенной декларацией. При этом, если в 30-дневный срок после выдачи (окончания) работ от заказчика в адрес исполнителя не поступит подписанный акт сдачи-приемки или мотивированный отказ от приемки, работа считается принятой и подлежащей оплате по акту в редакции исполнителя.
С учетом изложенного, из представленных Истцом документов, в частности соответствующих бланков почтового отправления, спецификаций и грузовых таможенных деклараций, подтверждающих отправку Ответчику проектно-изыскательской документации, следует, что Истцом были выполнены работы по Договору. Указанные работы были приняты Ответчиком, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах дела акты сдачи-приемки научно-технической продукции.
Принимая во внимание то, что согласно заданию на разработку рабочего проекта строительства сооружения, утвержденного 8 июля 1996 г., основанием для проектирования сооружения являлось распоряжение губернатора области о разрешении проведения проектно-изыскательских работ под строительство сооружения, состав арбитража находит обоснованным довод Истца о том, что дальнейшее выполнение обязательств по Договору стало невозможным после отмены указанного распоряжения. Невозможность исполнения обязательств по Договору вызвана обстоятельствами, за которые ни одна из сторон не отвечает, и в силу статьи 416 ГК РФ влечет за собой прекращение обязательств Истца.
Учитывая вышеизложенное и принимая во внимание то, что у Истца не было информации об отмене вышеуказанного распоряжения губернатора области, а Ответчик, зная о названных обстоятельствах, не уведомил об их наступлении Истца и не сделал каких-либо предложений в связи с этим, состав арбитража находит, что Истец, надлежаще исполнивший свои обязательства по выполнению работ по Договору, имеет право требовать от Ответчика исполнения им своих обязательств по оплате выполненных работ в полной сумме (статьи 307, 309, 310, 762 ГК РФ). При этом состав арбитража учитывает также, что Ответчик, получив копии исковых материалов, не представил арбитражу, как это предусмотрено пунктом 2 параграфа 19 Регламента МКАС, письменных объяснений (отзыва) по иску и не оспорил исковые требования ни по существу, ни по размеру.
Таким образом, состав арбитража считает, что Ответчик обязан уплатить Истцу стоимость фактически выполненных, но не оплаченных Ответчиком работ.
5. Что касается требования Истца о расторжении Договора, то в связи с отзывом этого требования Истцом в заседании суда арбитражное разбирательство по нему в соответствии с пунктом 2 параграфа 45 Регламента МКАС подлежит прекращению производством.
6. Руководствуясь п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, в соответствии с которым арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража, состав арбитража находит, что с Ответчика в пользу Истца подлежит взысканию денежная сумма в возмещение расходов Истца по уплате арбитражного сбора.
Учитывая изложенное и руководствуясь параграфами 38 - 41, 45 Регламента, Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ обязал Ответчика - Предприятие, имеющее местонахождение на территории Швеции, уплатить Истцу - Открытому акционерному обществу, имеющему местонахождение на территории России, задолженность, а также денежную сумму в возмещение расходов Истца по уплате арбитражного сбора.
В части требований о расторжении договора арбитражное разбирательство производством прекратил.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 27.04.2004 n 62543/00) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2004, n 9) Жалоба в Европейский Суд подана индивидуальными заявителями, которые не были сторонами по делу в судах страны, но являлись членами ассоциации, возбудившей это дело с целью защиты их интересов. Европейский Суд согласился с тем, что заявители имеют статус жертв нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также