ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 08.04.2004 n 11057/02) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2004, n 9) По делу обжалуется законность лишения родительских прав и возложения ограничений на свидания с детьми. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

(Haase - Germany) (N 11057/02)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 8 апреля 2004 года
(вынесено III Секцией)
Обстоятельства дела
На момент подачи жалобы в Европейский Суд заявители состояли в браке и в этом браке у них было четверо детей. Кроме того, с ними жили трое детей от предыдущего брака жены. В феврале 2001 года заявители обратились к властям с просьбой о предоставлении им пособия на содержание детей. Ввиду этого обращения эксперт-психолог провел обследование положения в их семье. 17 декабря 2001 г. эксперт-психолог представил отчет о результатах обследования в ведомство по делам несовершеннолетних и молодежи, в котором рекомендовал, чтобы дети были бы отданы под надежную долговременную опеку ввиду неправильного их воспитания родителями и плохих семейных условий. В тот же день, когда был представлен отчет, ведомство по делам несовершеннолетних и молодежи обратилось в участковый суд с ходатайством об издании временного приказа о лишении заявителей родительских прав. Суд издал такой приказ в тот же день, не взяв показания родителей или их детей. Суд пришел к заключению, что неспособность родителей предоставить своим детям удовлетворительный уход и надлежащее воспитание, а также грубое обращение с детьми создавали угрозу их нормальному развитию. Дети были отобраны у родителей в день вынесения решения судом; забрали даже их новорожденного ребенка из палаты новорожденных родильного дома. На следующий день, 18 декабря, участковый суд вынес другое решение, которым запрещался какой-либо доступ заявителей к своим детям.
Заявители обжаловали решение суда от 17 декабря 2001 г., которым они лишались родительских прав, но их жалоба была отклонена вышестоящим судом. В июне 2002 года Конституционный суд Германии установил, что решения нижестоящих судов нарушили права заявителей на семейную жизнь, и направил дело на повторное рассмотрение в участковый суд. Новая серия разбирательств по делу в участковом суде имела своим результатом решение по существу спора, вынесенное в марте 2003 года, которым заявители вновь лишались своих родительских прав, а запрет на их свидания с детьми был продлен на дополнительный период времени. На весь период судебных разбирательств дети продолжали проживать отдельно от родителей.
Вопросы права
По поводу предварительных возражений государства-ответчика.
(i) Предварительные возражения государства-ответчика, касавшиеся вопроса о неисчерпании заявителями всех внутригосударственных средств правовой защиты: заявители не обжаловали в Апелляционный суд решение участкового суда от 18 декабря 2001 г. относительно запрета на свидания с детьми (по этому вопросу предварительные возражения государства-ответчика приняты Европейским Судом), но полностью исчерпали все средства правовой защиты в отношении решения участкового суда от 17 декабря 2001 г. (по этому вопросу предварительные возражения государства-ответчика Европейским Судом отклонены);
(ii) предварительные возражения государства-ответчика, касавшиеся вопроса об отсутствии у заявителей статуса жертв нарушения Конвенции: хотя решение Конституционного суда Германии, вынесенное в июне 2002 года, можно было бы рассматривать как признание факта нарушения Статьи 8 Конвенции, это решение фактически не имело отлагательного эффекта и не являлось средством восстановления прав (по этому вопросу предварительные возражения государства-ответчика Европейским Судом отклонены).
По поводу Статьи 8 Конвенции. Меры, предпринятые участковым судом, со всей очевидностью образовали акт вмешательства государства в осуществление права заявителей на уважение их семейной жизни. Вмешательство было также предусмотрено законом и преследовало законную цель, а именно защиту "здоровья или нравственности" и "прав и свобод" детей.
Несмотря на это, Европейский Суд счел, что временное лишение родительских прав не основывалось на существенных и достаточных причинах и что заявители не были в достаточной мере вовлечены в процесс принятия решения по их делу. Не было никакой крайней необходимости, оправдывающей временный судебный запрет на свидания родителей с детьми, поскольку факт неотвратимой опасности для детей установлен не был. Кроме того, способ осуществления предписанных судом мер - удаление детей на следующий день из их школ или из дома - не укладывался в рамки того, что требовалось в данной ситуации. В частности, удаление новорожденного ребенка из родильного дома палаты новорожденных было чрезвычайно жесткой мерой. Европейский Суд не пришел к убеждению, что у властей имелись абсолютно неопровержимые доводы для того, чтобы действовать таким агрессивным образом по отношению к семейной жизни заявителей: мать ребенка была поставлена в ситуацию, когда у нее возникло значительное физическое и психологическое напряжение, а младенец был лишен непосредственной близости со своей родной матерью. Хотя оспариваемые по делу меры были впоследствии отменены Конституционным судом, они все-таки образовали основу продолжавшегося разлучения заявителей с их детьми. Поэтому вред от предпринятых властями мер в силу их непосредственного воздействия на заявителей и вытекающих из этих мер последствий трудно было загладить. В этих обстоятельствах Европейский Суд констатирует факт нарушения Статьи 8 Конвенции.
Компенсация
В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителям компенсацию в размере 45 тысяч евро в возмещение причиненного заявителям морального вреда и материального ущерба. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 07.04.2004] Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2003 года.  »
Общая судебная практика »
Читайте также