[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 61-Г04-4 от 02.04.2004] Заявление об обжаловании действий избирательной комиссии удовлетворено правомерно, поскольку избирательная комиссия, не приняв решение о регистрации кандидата на основании представленных им подписей избирателей и регистрации его на основании избирательного залога, нарушила закрепленный избирательным законодательством принцип равенства зарегистрированных кандидатов, вследствие чего кандидат был поставлен в неравное положение с другими кандидатами.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 апреля 2004 года
Дело N 61-Г04-4
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Лаврентьевой М.Н.,
судей Пирожкова В.Н.,
Соловьева В.Н.
рассмотрела в судебном заседании от 2 апреля 2004 г. дело по заявлению Г. - доверенного лица, зарегистрированного кандидата на должность губернатора Корякского автономного округа Ч., на действия избирательной комиссии Корякского автономного округа по кассационной жалобе избирательной комиссии на решение суда Корякского автономного округа от 01.03.2004, которым указанное заявление Г. было удовлетворено.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В.Н., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Воскобойниковой Е.Л., полагавшей решение суда обоснованным, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
избирательная комиссия Корякского автономного округа 6 февраля 2004 г. приняла постановление N 27/94, которым зарегистрировала Ч. кандидатом на должность губернатора КАО на основании внесенного избирательного залога. На том же заседании до этого предложение о регистрации Ч. кандидатом на должность Губернатора КАО на основании представленных им подписей избирателей не прошло.
Г. - доверенное лицо кандидата на должность губернатора КАО Ч. обратился в суд с заявлением, в котором просил отменить решение избирательной комиссии КАО от 6 февраля 2004 г. в части отказа в регистрации Ч. на основании представленных подписей избирателей, а также отменить регистрацию на основании внесенного избирательного залога, обязать избирательную комиссию КАО зарегистрировать Ч. кандидатом на должность Губернатора КАО на основании представленных подписей избирателей. При этом мотивировал свои требования следующим. 3 февраля 2004 г. Ч. были сданы в избирательную комиссию КАО подписные листы с подписями избирателей. Также им был внесен избирательный залог в качестве страховочного. О том проводилась ли избирательной комиссией проверка соблюдения порядка сбора подписей, оформления подписных листов, достоверности сведений об избирателях и подписей избирателей, Ч. и его доверенным лицам неизвестно, никто их не извещал.
В судебном заседании Г. и Е. - доверенные лица кандидата на должность губернатора КАО Ч., свои требования уточнили, просили признать действия избирательной комиссии КАО в части непринятия решения о регистрации Ч. кандидатом на должность губернатора Корякского автономного округа на основании представленных им подписей избирателей незаконными, в остальной части свои требования поддержали в полном объеме.
В судебном заседании председатель избирательной комиссии КАО В. просил оставить заявление без удовлетворения. При этом пояснил, что избирательная комиссия проверила подписные листы, представленные Ч., занимающим должность прокурора КАО, - их было достаточно для регистрации. Но возникли сомнения по поводу тех подписных листов, которые были заполнены работниками прокуратуры и УВД. Члены комиссии их знают. Всего таких подписей было более 190 штук. То есть, по его мнению, Чуев Б.Н. использовал преимущество своего служебного положения, привлекая для сбора подписей своих подчиненных работников. Какого-либо протокола рабочей группой по данному вопросу не составлялся. Отказа в регистрации Чуеву по подписным листам не было.
Решением суда Корякского автономного округа от 1 марта 2004 г. заявленные Г., доверенным лицом Ч., требования удовлетворены.
Действия избирательной комиссии Корякского автономного округа в части непринятия решения о регистрации Ч. кандидатом на должность губернатора Корякского автономного округа на основании представленных им подписей избирателей признаны незаконными. Постановление N 27/94 от 6 февраля 2004 г. избирательной комиссии Корякского автономного округа о регистрации кандидатом на должность губернатора Корякского автономного округа Ч. на основании внесенного избирательного залога отменено и на избирательную комиссию Корякского автономного округа возложена обязанность зарегистрировать Ч. кандидатом на должность губернатора Корякского автономного округа на основании представленных им подписей избирателей.
Указанное решение судом приведено к немедленному исполнению.
В кассационной жалобе избирательная комиссия Корякского автономного округа просит отменить вынесенное по данному делу решение, утверждая, что судом в ходе судебного разбирательства были допущены нарушения процессуального законодательства, а сделанные им выводы по существу заявленных требований не основаны на добытых по делу доказательствах и противоречат имевшим место обстоятельствам.
Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит вынесенное судом решение подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.
В соответствия с п. 18 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" избирательная комиссия в течение установленного срока, который не должен превышать десять дней, обязана принять решение о регистрации кандидата либо отказе в регистрации. Законом КАО "О выборах губернатора Корякского автономного округа" "решение о регистрации кандидата либо мотивированное решение об отказе в регистрации должно быть принято в течение 5 дней после представления подписных листов кандидатом и не позднее чем за 30 дней до дня голосования (п. 8 ст. 33). Согласно п. 11 ст. 33 Закона КАО "О выборах губернатора КАО" основаниями для отказа в регистрации являются недостаточное количество представленных достоверных подписей избирателей. Согласно указанным статьям федерального и окружного законов, достоверность и действительность подписей, соответствие порядка выдвижения кандидата, соблюдение порядка сбора подписей могут быть установлены только в результате проверки, проведенной соответствующей избирательной комиссией и только после этого может быть принято решение о регистрации кандидата либо отказе в регистрации.
Окружным законом о выборах установлено, что такое решение избирательная комиссия может принять не позднее 5 дней после принятия документов для регистрации.
В судебном заседании было установлено, что после принятия документов и подписных листов от Ч., которых было достаточное количество для его регистрации, рабочая группа при избирательной комиссии КАО проверяла данные подписные листы. Однако, по итогам проверки подписных листов соответствующий протокол не был составлен. Решения избирательной комиссии о признании каких-либо подписей избирателей недостоверными или недействительными, в том числе по основанию привлечения кандидатом лиц, находящихся в подчинении или в иной служебной зависимости для осуществления в служебное время деятельности, способствующей его выдвижению (п. 2 ст. 35 Закона КАО "О выборах губернатора КАО"), не было принято. Об этом в суде пояснили сам В. и свидетели - члены рабочей группы П., К., Д. Как пояснили свидетели, они визуально определили подписные листы, которые заполнили работники прокуратуры А., П., С. и работник милиции Б.. В этих подписных листах было более 190 подписей. Какие-либо запросы, кроме обращения в ЦИК РФ за разъяснением, не направлялись, проверочные действия не проводились.
Исследуя данные обстоятельства, суд правильно обратил внимание на то, что факт сбора части подписей работниками прокуратуры и милиции не является основанием для автоматического признания данных подписей недействительными по предположению использования кандидатом преимущества своего служебного положения. При этом обоснованно учтены положения п. 7 ст. 37 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" о том, что право сбора подписей избирателей принадлежит любому дееспособному гражданину РФ, достигшему к моменту сбора подписей возраста 18 лет.
Поскольку доказательств наличия недостоверных или недействительных подписей избирателей выявлено избирательной комиссией не было, то суд обоснованно не принял во внимание иные доводы представителей избирательной комиссии.
В связи с тем, что Чуевым представлено достаточное количество подписных листов, которые в установленном законом порядке не были признаны недостоверными или недействительными, судом сделан обоснованный вывод о том, что непринятие решения избирательной комиссией КАО о регистрации Ч. кандидатом на должность губернатора КАО на основании представленных им подписей избирателей при отсутствии оснований для этого противоречит федеральному и окружному закону о выборах, которые ограничивают основания для отказа в регистрации (в данном случае непринятие решения о регистрации по подписям при наличии "страховочного" залога) (п. 23 ст. 38 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" и п. п. 8 и 11 ст. 33 Закона КАО "О выборах Губернатора КАО") и требуют мотивированного обоснования данного решения.
Таким образом, следует согласиться с выводом суда о том, что действиями окружной избирательной комиссии, не принявшей решение о регистрации Ч. на основании представленных им подписей избирателей и регистрации его на основании "страховочного" избирательного залога, нарушен закрепленный в ст. 39 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" принцип равенства зарегистрированных кандидатов. Вследствие этого Ч. был поставлен в неравное положение с другими кандидатами, чем существенно нарушено его пассивное избирательное право.
При таких обстоятельствах суд Корякского автономного округа обоснованно признал требования, заявленные представителями Ч., подлежащими удовлетворению в полном объеме.
Доводы кассационной жалобы не опровергают сделанные судом выводы, так как сводятся к якобы имевшим место процессуальным нарушениям и субъективной оценке установленных судом обстоятельств.
Утверждение о том, что производство по делу возбуждено лицом, не наделенным соответствующими полномочиями, не соответствует действительности. Как усматривается по материалам дела, интересы Ч. в судебном заседании представляли два лица, чьи полномочия судом были проверены и сомнений не вызывали. Учтено, что и сам Ч. не считал свои права нарушенными действиями этих лиц.
Ссылка в жалобе на то, что судом не исследовались подписные листы в поддержку Ч., опровергается протоколом судебного заседания.
Не может быть признано состоятельным и утверждение о том, что ранее уже выносилось решение суда по факту регистрации Ч. в качестве кандидата на должность губернатора области, так как предметом судебного исследования являлись другие обстоятельства.
Следовательно, с учетом изложенного постановленное по данному делу решение суда Корякского автономного округа от 1 марта 2004 г. является законным и обоснованным, в связи с чем подлежащим оставлению без изменения.
Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение суда Корякского автономного округа от 1 марта 2004 г. оставить без изменения, кассационную жалобу избирательной комиссии Корякского автономного округа - без удовлетворения.

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА n А12-18188/03-с6 от 01.04.2004] Заявление о признании недействующим приложения n 2 Тарифы на электрическую энергию для населения к постановлению Региональной энергетической комиссии Волгоградской области О тарифах на электрическую и тепловую энергию для потребителей ОАО Волгоградэнерго в части исключения гаражно-строительных кооперативов из группы потребителей Население удовлетворено правомерно, поскольку оспариваемый нормативный акт принят Региональной энергетической комиссией с превышением предоставленных ей полномочий.  »
Общая судебная практика »
Читайте также