ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 30.03.2004 n 53984/00) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2004, n 7) По делу обжалуется обвинительный приговор за клевету, вынесенный журналистам радиовещательной компании. Положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод нарушены не были.

(Radio France - France) (N 53984/00)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 30 марта 2004 года
(вынесено II Секцией)
Обстоятельства дела
Заявители были привлечены к уголовной ответственности и осуждены по обвинению в клевете. Им инкриминировалось то, что в течение 24 часов они передавали в эфир радиосообщения, в которых бывшему супрефекту, г-ну J., приписывалась активная личная роль в депортации из страны в 1942 году тысяч евреев. Суды постановили, что эти обвинения, которые были ложны, составляли клеветнические заявления. Ответственность за это правонарушение была возложена на главного редактора компании-заявителя на том основании, что на нем лежала установленная законом обязанность регулярно проверять содержание радиотрансляций, хотя он не мог считаться ответственным за выпуск в эфир первого радиосообщения с обвинениями в адрес г-на J.
Журналиста, который представил текст первоначального сообщения, нельзя было освободить от уголовной ответственности на основании принципа добросовестности изложения передаваемой в эфир информации, поскольку он не доказал суду, что не высказывал поспешные и преувеличенные заключения. Главного редактора и журналиста приговорили каждого к выплате штрафа в размере 20 тысяч франков и к выплате компенсации за причиненный ими вред в размере 50 тысяч франков. Суд также распорядился, чтобы радиовещательная компания передала бы в эфир сообщение для слушателей о постановленном судом обвинительном приговоре. Кассационный суд Франции <*> отклонил жалобу радиовещательной компании на приговор суда первой инстанции, заявленную по вопросам права.
---------------------------------
<*> Во Франции Кассационный суд возглавляет систему судов общей юрисдикции и, по сути, является верховным судом страны (прим. перев.).
Вопросы права
По поводу Статьи 7 Конвенции. Заявители утверждают в своей жалобе в Европейский Суд, что главного редактора нельзя признавать виновным на основании норм об уголовной ответственности, как они были применены - в связи с его обязанностью проверять содержание сообщений перед выходом их в эфир - поскольку инкриминируемые ему сообщения вышли в прямой эфир. Как утверждается, эти нормы таким образом ранее еще не применялись в схожих обстоятельствах. Однако Статья 7 Конвенции не запрещает постепенное разъяснение правил применения норм об уголовной ответственности посредством судебного толкования от дела к делу "при условии, что результат такого толкования соотносим с природой правонарушения и в разумной мере предсказуем".
Принимая во внимание конкретные обстоятельства выпуска радиостанцией в эфир рассматриваемых сообщений (сообщения повторялись в эфире с регулярными интервалами во времени), Европейский Суд счел, что судебное толкование, данное в настоящем деле нормам закона об уголовной ответственности, - главный редактор был в состоянии проверять содержание радиосообщений заранее, - было вполне соотносимым с природой правонарушения и "в разумной мере предсказуемым".
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в этом вопросе требования Статьи 7 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).
По поводу пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Презумпции уголовной ответственности главного редактора - как лица, ответственного за выпуск материала в свет, - за любую передачу клеветнического характера могла быть опровергнута лишь доказыванием того, что человек, который высказал клеветнические слова или передал их в прямой эфир, действовал добросовестно. Более того, ввиду важности эффективного предотвращения распространения и тиражирования клеветнических обвинений через средства массовой информации эта презумпция в применении ее французскими судами оставалось в "разумных пределах", как того требует Конвенция. Наконец, французские суды, которые рассматривали дело по обвинению заявителей, гарантировали им их право на надлежащую правовую процедуру.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в этом вопросе требования пункта 2 Статьи 6 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).
По поводу Статьи 10 Конвенции. Приказ суда, предписывающий компании-заявителю загладить вред в гражданском порядке, передав в эфир информацию о состоявшемся обвинительном приговоре (communique judiciaire), был "предусмотрен законом", как того требует Статья 10 Конвенции. Что же касается "обязанностей и ответственности журналистов", то следует заметить: журналист передал в эфир неправильную информацию; в отношении же иной содержавшейся в его сообщении информации в радиопередаче он не доказал, что действовал с крайней осторожностью и особой сдержанностью, которые от него требовались, поскольку речь шла об актах особой тяжести, которые он приписал г-ну J., и ввиду того, что его сообщение передавалось радиостанцией повторно и его можно было слышать по территории всей Франции. Основания, по которым французские суды пришли к выводу, что были опорочены честь и достоинство г-на J., Европейский Суд счел "существенными и достаточными" для вынесения обвинительного приговора.
Штрафные санкции и меры по заглаживанию вреда, наложенные судом на заявителей, были пропорциональны законной цели, преследовавшейся государством, - защите репутации и прав других лиц - ввиду особой тяжести актов, приписывавшихся г-ну J., и того факта, что сообщение было передано в эфир 62 раза радиостанцией, трансляциями которой охватывается вся территория Франции. Таким образом, акт вмешательства государства в права заявителей может быть расценен как "необходимый в демократическом обществе".
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу, что по делу требования Статьи 10 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 30.03.2004 n 25354/94) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2004, n 7) По делу ставится вопрос о захвате и убийстве человека, предположительно представителя государства, и обжалуется неэффективность расследования, проведенного властями по этому факту. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также