ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Розенберг, по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 26.03.2004 n 62/2003) (Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2004 г., Статут, 2005) Признав, что отсутствуют предусмотренные бартерным контрактом условия для начисления договорного штрафа, состав арбитража отказал в удовлетворении требования о его взыскании.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
1. Признав, что отсутствуют предусмотренные бартерным контрактом условия для начисления договорного штрафа, состав арбитража отказал в удовлетворении требования о его взыскании.
2. При расхождении во мнениях сторон, заключал ли один из ответчиков бартерный контракт по поручению другого ответчика от своего имени (в качестве комиссионера) или от имени другого ответчика (в качестве поверенного), два арбитра, ссылаясь на ст. 431 ГК РФ, пришли к выводу, что следует исходить не только из буквального смысла содержащегося в договоре между первым и вторым ответчиками указания о том, что ими заключен договор комиссии и первый ответчик должен действовать в качестве комиссионера, но и из иных обстоятельств, в том числе характеризующих исполнение сторонами обязательств по контракту и последующего поведения сторон. Соответственно ими признано, что в результате заключения бартерного контракта вторым ответчиком с третьим лицом возникли непосредственные правовые отношения и арбитражная оговорка бартерного контракта обязательна для первого ответчика. С указанными выводами двух арбитров не согласился председатель состава, подписавший решение с особым мнением, приложенным к решению.
Дело N 62/2003. Решение от 26.03.04
Иск был предъявлен фирмой из США к двум российским организациям, с одной из которых (второй ответчик) истцом был заключен 16 февраля 2001 г. бартерный контракт. По этому контракту истец в качестве подрядчика обязывался построить объект для первого ответчика, по поручению которого второй ответчик и заключил контракт с истцом. Оплата выполненных работ по бартерному контракту предусматривалась на сбалансированной основе путем поставок истцу товаров. В связи с невыполнением в срок обязательств по поставке товаров за выполненные работы истец требовал уплаты договорного штрафа.
Первый ответчик оспаривал компетенцию МКАС рассматривать требования истца к нему, ссылаясь на отсутствие арбитражного соглашения между ним и истцом. Он заявил о том, что второй ответчик, заключая контракт с истцом по поручению первого ответчика, действовал в качестве комиссионера на основании договора комиссии, который был им представлен составу арбитража.
Истец, возражая против указанного утверждения первого ответчика, заявил, что второй ответчик, заключая с ним бартерный контракт, действовал от имени первого ответчика и, соответственно, его связывает арбитражная оговорка бартерного контракта. В доказательство обоснованности этой позиции истец представил ряд документов по исполнению бартерного контракта, подписанных в том числе и уполномоченными представителями первого ответчика.
Второй ответчик объяснений по иску не представил, и его представители в заседаниях МКАС не участвовали. Вторым ответчиком было заявлено письменное ходатайство об исключении его из процесса, которое истец поддержал.
Первым ответчиком были представлены возражения и по существу требований истца после того, как было объявлено, что состав арбитража признает свою компетенцию рассматривать требования истца к первому ответчику. В частности, им отмечалась ошибочность расчетов истца, неучет ряда дополнений к контракту, подписанных истцом со вторым ответчиком, непредставление истцом графиков поставки и отгрузочных инструкций, что исключало возможность отгрузки товара в оплату за выполненные работы.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения <*>.
1. Как истец, так и ответчики не оспаривают компетенции МКАС в отношении рассмотрения спора между истцом и вторым ответчиком, основанной на п. 21.7 контракта, предусматривающем разрешение споров в Международном коммерческом арбитражном суде при ТПП РФ.
В связи с этим состав арбитража, руководствуясь ст. 16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и § 1 Регламента МКАС, считает себя полномочным рассматривать спор между истцом и вторым ответчиком.
2. В контракте сторонами не определено применимое право. Состав арбитража, руководствуясь ст. 28 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и § 13 Регламента МКАС, считает возможным применить коллизионные нормы международного частного права России как государства, на территории которого находится орган, рассматривающий спор.
Согласно ст. 166 (п. 2) ОГЗ 1991 г., действовавших на момент заключения сторонами контракта, который по своему содержанию является договором строительного подряда, подлежит применению право страны, на территории которой осуществляются соответствующие строительные работы. Поскольку строительство объекта производилось на территории России, то и к отношениям спорящих сторон применяется российское право.
3. Рассмотрев заявленное истцом ходатайство об исключении второго ответчика из числа ответчиков по делу, состав арбитража находит его подлежащим удовлетворению.
Действующий в международном коммерческом арбитраже принцип диспозитивности предполагает свободное, по усмотрению самого истца, распоряжение своими процессуальными правами.
------------------------------------
<*> Председателем состава арбитража решение было подписано с особым мнением, приведенным ниже.
В этой связи, как полагает состав арбитража, истец вправе был заявить ходатайство об исключении из числа ответчиков второго ответчика, причем независимо от каких-либо побудительных мотивов и не обосновывая перед арбитражем причин этого процессуального действия.
Состав арбитража, не вдаваясь в оценку доводов, приведенных истцом в его ходатайстве, считает данное ходатайство подлежащим удовлетворению и, руководствуясь § 45 (п. 2) Регламента, прекращает арбитражное разбирательство в отношении второго ответчика.
4. Обратившись к заявлению первого ответчика об отсутствии у МКАС компетенции на рассмотрение спора с его участием, состав арбитража констатирует, что прежде всего необходимо выяснение правового статуса второго ответчика как заказчика в заключенном им с подрядчиком-истцом контракте.
Данный контракт по своему содержанию, характеру принимаемых сторонами обязательств и возникающих прав является типичным договором строительного подряда, полностью отвечающим признакам данного вида договора, предусмотренного ст. 740 (п. 1) ГК РФ. При этом, поскольку применимым к взаимоотношениям сторон является российское право, необходимо обратиться к установлению содержания более общего понятия "заказчик", используемого в правовой системе Российской Федерации.
Заказчиком в области градостроительной деятельности, т.е. деятельности в сфере проектирования, строительства и реконструкции объектов недвижимости (ст. 1 Градостроительного кодекса РФ, утвержденного Законом РФ 7 мая 1998 г.), признается:
- организация, для которой разрабатывается проект застройки соответствующей территории (ст. 60 (п. 4) Градостроительного кодекса РФ); заказчик признается одновременно и застройщиком, если он получил соответствующий земельный участок на праве собственности или в аренду (ст. 56 (п. 5) Градостроительного кодекса РФ);
- организация, для которой разрабатывается проектная документация на строительство, реконструкцию или капитальный ремонт здания, сооружения (ст. 61 Градостроительного кодекса РФ);
- организация, которой выдается на основании документов, удостоверяющих ее право на соответствующий земельный участок и проектную документацию, разрешение на строительство, реконструкцию, ремонт здания, сооружения (ст. 62 Градостроительного кодекса РФ);
- организация, финансирующая градостроительную деятельность (ст. 68 Градостроительного кодекса РФ).
Вместе с тем законодательство использует понятие "заказчик" и в области инвестиционной деятельности, осуществляемой в сфере капитальных вложений, т.е. затрат на новое строительство, реконструкцию, капитальный ремонт объектов недвижимости (ст. 1 Закона РФ от 25 февраля 1999 г. "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации в форме капитальных вложений"), прямо называя среди субъектов инвестиционной деятельности заказчиков (п. 1 ст. 4 Закона). Согласно Закону заказчиками признаются лица, уполномоченные инвесторами (т.е. лицами, осуществляющими капитальные вложения за счет собственных или привлеченных средств) осуществлять реализацию инвестиционного проекта по соответствующему объекту капитальных вложений (ст. 4 (п. 2) вышеуказанного Закона от 25 февраля 1999 г.).
Вместе с тем заказчиками при строительстве (реконструкции, капитальном ремонте) признаются также организации по договору строительного подряда, по заданию которых подрядчик выполняет строительство объекта (ст. 740 (п. 1) ГК РФ).
Именно на заказчика по договору строительного подряда возлагаются обязанности создания подрядчику необходимых условий для выполнения работ, в частности предоставить для строительства земельный участок (ст. 747 (п. 1) ГК РФ), передать подрядчику проектную документацию и т.д., принять построенный объект и оплатить стоимость строительства (ст. 740 ГК РФ).
При этом законодательство предусматривает, что заказчик в договоре строительного подряда может выполнять функции только заказчика в данном договоре либо выступать также в ином качестве, а именно в качестве заказчика, финансирующего строительство (инвестора); заказчика проекта строительства, проектной документации; пользователя строительных объектов (ст. 4 (п. п. 4 - 6) Закона РФ от 25 февраля 1999 г.).
Предусмотрено также, что заказчик, не являющийся инвестором, т.е. непосредственно не финансирующий строительство, тем не менее обладает правами владения, пользования и распоряжения капитальными вложениями в период действия договора строительного подряда (ст. 4 (п. 3) Закона РФ от 25 февраля 1999 г.).
В свете вышеизложенного состав арбитража отмечает, что анализ взаимоотношений спорящих сторон позволяет прийти к достаточно определенным выводам относительно того, кто из двух ответчиков осуществляет соответствующие функции каких заказчиков.
Состав арбитража отмечает, что истец совершенно обоснованно считает первого ответчика заказчиком в той сфере градостроительной деятельности, где первый заказчик является и инвестором (поскольку первый ответчик финансировал строительство), и застройщиком (первому ответчику выделен на правах аренды земельный участок для строительства), и организацией, которой выдана разрешительная документация на строительство. Не осуществляет первый ответчик функции заказчика по разработке проектной документации в силу того, что согласно п. 6.1 контракта строительство осуществлялось истцом "под ключ" и разработка проектной документации входила в обязанность самого истца как подрядчика.
То обстоятельство, что всеми указанными выше функциями заказчика второй ответчик не обладал, не вызывает сомнений у сторон.
5. В свете изложенного, как полагает состав арбитража, спорным во взаимоотношениях сторон остается лишь вопрос о том, принимал ли на себя первый ответчик обязательство заказчика по спорному контракту.
Выяснение данного вопроса зависит от установления прежде всего того факта, кто именно - второй или первый ответчик - заключал спорный контракт.
Не подлежит сомнению то, что контракт заключен не первым, а вторым ответчиком. Равным образом можно признать установленным и не оспариваемым сторонами то обстоятельство, что второй ответчик, заключая контракт, действовал не в своих интересах и не за свой счет, а в интересах и за счет первого ответчика как заказчика строительного объекта (одновременно являющегося инвестором). Это обстоятельство со всей очевидностью следует из материалов дела. В равной мере также очевидно, что второй ответчик, заключая контракт, действовал в силу вышеизложенных обстоятельств по поручению первого ответчика.
По существу единственным вопросом в этой связи остается вопрос: действовал ли второй ответчик в этом случае, выполняя поручение первого ответчика, от своего собственного имени или от имени первого ответчика?
В этом вопросе позиции сторон разошлись: по мнению истца, второй ответчик действовал только от имени первого ответчика, т.е. по договору поручения; по мнению первого ответчика, второй ответчик действовал от собственного имени, т.е. по договору комиссии.
6. Проанализировав на основе имеющихся в деле материалов доводы обеих сторон, состав арбитража пришел к следующим выводам.
Первым ответчиком в заседании представлен договор комиссии N 146 от 11 декабря 1997 г., заключенный между первым и вторым ответчиком (ежегодно продлеваемый), со сроком действия до 31 декабря 2002 г., из которого следует, что первый ответчик-комитент поручал второму ответчику-комиссионеру заключение разного рода сделок от имени самого комиссионера, т.е. второго ответчика, а не от имени первого ответчика. Более того, в письме от 5 февраля 2001 г. первый ответчик поручал второму ответчику заключить в рамках вышеуказанного договора комиссии бартерный контракт с истцом на строительство объекта, являющегося предметом рассмотрения в настоящем деле, четко обозначив статус второго ответчика как комиссионера, т.е. организации, действующей от своего собственного имени (ст. 990 (п. 1) ГК РФ).
Поэтому, оценивая подписанный истцом и вторым ответчиком контракт на строительный подряд с позиций его формально-юридического содержания, следует признать, что данный контракт заключен вторым ответчиком как комиссионером и в силу ст. 990 (п. 1) ГК РФ порождает перед истцом обязательства второго ответчика как комиссионера, хотя первый ответчик и назван в качестве лица, по поручению которого действовал второй ответчик.
Вместе с тем в целях выявления действительной воли сторон контракта состав арбитража полагает необходимым, руководствуясь ст. 431 ГК РФ, исходить не только из буквального смысла данного пункта, но и из иных обстоятельств, в том числе характеризующих исполнение сторонами обязательств по контракту и последующее поведение сторон.
В этой связи состав арбитража отмечает, что в процессе исполнения контракта первый ответчик выступал как сторона по договору, принимая непосредственно на себя соответствующие обязанности и осуществляя непосредственно соответствующие права. Это касается таких обстоятельств, характеризующих исполнение контракта, как:
- подписание протокола совещания по вопросу погашения задолженности от 19 апреля 2002 г. (л.д. 166), где все три стороны (истец, первый и второй ответчики) без каких-либо оговорок признали, что второй ответчик действует от имени первого ответчика и что именно первый ответчик является должником перед истцом;
- подписание первым ответчиком вместе со сторонами по контракту строительного подряда - истцом (подрядчиком) и вторым ответчиком (заказчиком) актов расходования материалов и списания оборудования (акт N 1 от 21 февраля 2001 г.; акт N 2 от 21 марта 2001 г.; акт N 3 от 21 апреля 2001 г.; акт N 4 от 21 мая 2001 г.; акт N 5 от 22 июня 2001 г.; акт N 6 от 23 июля 2001 г.; акт N 7 от 22 августа

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 16-В03-9 от 26.03.2004] Суд надзорной инстанции не мог пересмотреть исполненное решение суда первой инстанции о расторжении брака после смерти одного из супругов, так как спорное семейное правоотношение правопреемства не допускает.  »
Общая судебная практика »
Читайте также