[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 32-о04-5сп от 16.03.2004] Нарушение председательствующим судьей требований ч. 3 ст. 348 Уголовно-процессуального кодекса РФ о необходимости квалификации содеянного подсудимым в соответствии с вердиктом присяжных заседателей повлекло отмену приговора.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 марта 2004 года
Дело N 32-о04-5сп
(извлечение)
Судом присяжных Саратовского областного суда 6 ноября 2003 г. Флягин осужден по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 325 УК РФ с применением по всем статьям ст. 64 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено семь лет шесть месяцев лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "д", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ он оправдан за отсутствием состава преступления.
По делу также осужден Кулешов.
Флягин признан виновным в незаконном приобретении, ношении, хранении и передаче огнестрельного оружия и боеприпасов, а также в составе банды, созданной и руководимой им, совершении следующих преступлений: 5 октября 1999 г. - разбойного нападения на Шиловского, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере; похищения паспорта и других важных личных документов; 30 декабря 1999 г. - разбойного нападения (совместно с Кулешовым) на Шиловского М. и его дочь Шиловскую Ю. организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.
В кассационной жалобе потерпевший Шиловский М. просил приговор суда отменить, считая, что Флягин судом необоснованно оправдан по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "д", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку вердиктом присяжных заседателей признано доказанным, что его дочери он нанес девять ножевых ранений в жизненно важные части тела, а ему пытался нанести два удара в область сердца. Смерть дочери не наступила благодаря своевременно оказанной ей медицинской помощи, а умысел на его убийство Флягин не осуществил, так как он (Шиловский) увернулся и удары ножом пришлись в левое плечо. Назначенное осужденным наказание с применением ст. 64 УК РФ, по его мнению, является чрезмерно мягким.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 16 марта 2004 г. приговор отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей, указав следующее.
Вердиктом присяжных заседателей признано доказанным, что 30 декабря 1999 г. около 18 час. 30 мин. в подъезде дома в г. Саратове Флягин совместно с осужденным по данному делу Кулешовым с целью завладения чужим имуществом напали на потерпевших Шиловских. Флягин нанес Шиловской девять ударов ножом в грудь и другие части тела, Шиловскому - не менее двух ударов ножом в левое плечо. Хотя умысел был направлен на нанесение ударов в жизненно важную часть тела - левую область груди, потерпевшему удалось увернуться. После этого осужденные с места преступления скрылись.
В результате действий Флягина Шиловской причинены тяжкие телесные повреждения: две колото-резаные раны грудной клетки, одна проникающая в плевральную полость с повреждением межреберной артерии, сквозные ранения левого и правого предплечья с повреждением сухожилия, колото-резаные раны левой голени, коленного сустава, правого предплечья, правого бедра, Шиловскому - две колото-резаные раны на левом плече, характеризующиеся как легкий вред здоровью.
Оправдывая Флягина по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "д", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, председательствующий в приговоре указал, что "умелых действий при самообороне Шиловским проявлено не было", большинство телесных повреждений Шиловской причинено на руках и ногах, у Флягина имелась реальная возможность убить потерпевших выстрелами из пистолета "ТТ", но он этого не сделал, что свидетельствует об отсутствии прямого умысла на убийство.
Как обоснованно указано в жалобе потерпевшего, председательствующий, делая такой вывод, не принял во внимание и не дал оценки в приговоре всем установленным вердиктом присяжных заседателей обстоятельствам дела в их совокупности. В частности, преступление совершалось в подъезде многоквартирного дома, потерпевшие оказали сопротивление, Флягин стал наносить им удары ножом и причинил Шиловской тяжкий вред здоровью (ей своевременно была оказана квалифицированная медицинская помощь). Шиловскому Флягин также пытался нанести удары ножом в левую часть груди и лишь благодаря тому, что он, защищаясь, увернулся от этих ударов (как признано вердиктом присяжных заседателей), они пришлись в плечо, а не в грудь.
Председательствующий также не учел, что пистолет, из которого Флягин якобы имел возможность убить Шиловских, но не сделал этого, находился не у него, а у Кулешова, не обвинявшегося в покушении на убийство.
Отменяя приговор, кассационная инстанция указала, кроме того, что при назначении наказания Флягину и Кулешову ниже низшего предела председательствующий сослался на необходимость применить ст. 64 УК РФ "в совокупности со ст. 349 УПК РФ", однако никаких исключительных обстоятельств в приговоре не привел.
В таких случаях суд должен руководствоваться требованиями ч. 1 ст. 65 УК РФ, согласно которой срок наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающему снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
С учетом этого назначенное осужденным наказание следует признать несправедливым вследствие мягкости.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Виноградов, по материалам Решения Европейского Суда по правам человека от 16.03.2004 n 45100/98) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2005, n 1) По делу обжалуется чрезмерная продолжительность содержания заявителя под стражей и разбирательство по уголовному делу в отношении его, а также невозможность инициировать судебное разбирательство, в ходе которого можно было бы рассмотреть законность его содержания под стражей.  »
Общая судебная практика »
Читайте также