[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 3-74/03 от 19.02.2004] Действия осужденного переквалифицированы по п. в ч. 2 ст. 160 Уголовного кодекса РФ с хищения путем присвоения на хищение чужого имущества с использованием своих служебных полномочий путем растраты, в связи с тем, что суд неправомерно изменил вмененную органами предварительного следствия форму хищения денег в виде растраты на присвоение.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 19 февраля 2004 года
N 3-74/03
Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего генерал-лейтенанта юстиции
Пархомчука Ю.В.
судей генерал-майора юстиции
Петроченкова А.Я.,
полковника юстиции
Шалякина А.С.
рассмотрела в судебном заседании 19 февраля 2004 года кассационные жалобы осужденного Д., его защитника - адвоката Ш. и представление государственного обвинителя на приговор Приволжского окружного военного суда от 16 июля 2003 года, которым военный комиссар Пермской области полковник Д., родившийся 8 июня 1952 года в г. Минске Белорусской ССР, ранее несудимый, на военной службе в качестве офицера с июля 1973 года, осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 286 УК РФ к 1 году, по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ на 2 года, по ст. 292 УК РФ на 1 год и по ч. 1 ст. 290 УК РФ на 3 года, а по совокупности совершенных преступлений на 4 года с лишением права занимать руководящие должности в государственных учреждениях сроком на 2 года.
В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Д. наказание суд постановил считать условным с испытательным сроком в 3 года.
В удовлетворение гражданского иска о возмещении причиненного материального ущерба в пользу военного комиссариата Пермской области с Д. взыскано 15000 рублей.
Заслушав доклад судьи Пархомчука Ю.В., выступления осужденного Д. и защитника Ш. в обоснование поданных ими кассационных жалоб, выступление прокурора отдела Главной военной прокуратуры Бойко С.И., поддержавшего кассационное представление государственного обвинителя, Военная коллегия Верховного Суда РФ
установила:
Д. признан виновным в превышении должностных полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также общества и государства, в хищении чужого имущества путем присвоения с использованием своего служебного положения, в служебном подлоге и в получении взятки.
Согласно приговору Д., являясь прямым начальником личного состава военных комиссариатов, находящихся на территории Пермской области, 28 июня 2002 года на сборах военных комиссаров области и районов г. Перми, действуя из личной заинтересованности, явно выходя за пределы своих полномочий, незаконно отдал устное распоряжение военным комиссарам о предоставлении ему ценных подарков или денежных средств, необходимых для создания "подарочной комнаты" - резерва подарков для вышестоящего командования.
Подтверждая свои незаконные требования, Д. еженедельно по понедельникам в июле 2002 года на утренних докладах требовал от подчиненных военных комиссаров выполнения его устного распоряжения о предоставлении подарков или денежных средств.
Опасаясь негативного отношения по службе со стороны Д., последнему в его служебном кабинете в июле 2002 года лично передано военными комиссарами полковниками Л., Н., Д.С. и подполковником М. каждым по 2000 рублей личных сбережений, полковником Ж. - личные напольная ваза и Суксунский самовар общей стоимостью 3836 рублей, полковником Ш-ным - телемоноблок "Самсунг" стоимостью 9230 рублей. Через нарочных в это же время Д. передано полковником Ш-вым - 4000 рублей, подполковником К. - 1000 рублей, майором Г. - 1000 рублей личных сбережений.
Всего Д. передано денег и имущества, принадлежавшего военным комиссарам на праве личной собственности, на общую сумму 17836 рублей, а также государственное имущество стоимостью 9230 рублей, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов названных лиц и охраняемых законом интересов общества и государства.
11 июня 2002 года Д., являясь должностным лицом и обладая правами по исполнению организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, потребовал от начальника административно-хозяйственного отдела военкомата области капитана П. получить из кассы административно-хозяйственного отдела военного комиссариата Пермской области 15000 рублей и передать их ему в целях возмещения личных расходов, понесенных им при праздновании своего дня рождения 8 июня 2002 года. При этом он дал указание капитану П. о списании указанной суммы денег путем составления фиктивных документов на приобретение канцелярских товаров.
17 и 25 июня, а также 9 июля 2002 года П. по указанию и по подписанным Д. документам получил в кассе АХО областного военкомата каждый раз по 5000 рублей (всего 15000 рублей), которые 20 июня, 27 июня и 9 июля 2002 года передал Д. в его служебном кабинете.
Выполняя незаконные указания Д., П. оформил фиктивные счета-фактуры N 63 от 13 июня, N 75 от 27 июня, N 76 от 28 июня 2002 года в оправдание полученных авансов и предоставил их Д., который своей подписью утвердил авансовые отчеты N 78, 80 и 107 от 20, 27 и 29 июня 2002 года о расходовании полученных авансов, заведомо зная об их фиктивности.
Похищенными деньгами Д. распорядился по своему усмотрению.
14 мая 2002 года к Д. обратился директор Пермского филиала ЗАО "Военно-мемориальная компания" (ВМК) Ю. с предложением заключить договор о сотрудничестве. Д., обладая полномочиями по заключению указанного договора и возможностями по оказанию содействия "ВМК" в реализации их коммерческих планов, за оказание такого содействия потребовал от Ю. ежемесячно передавать ему 10000 рублей. Ю., опасаясь, что в силу своих должностных полномочий Д. может воспрепятствовать уставной деятельности ЗАО "ВМК" и создать трудности в оформлении документов на выполненные ритуальные услуги и их оплате, согласился ежемесячно передавать Д. требуемые им деньги.
Первую сумму в размере 10000 рублей Ю. передал Д. 24 мая 2002 года.
После этого, действуя в интересах Ю., Д. 31 мая 2002 года заключил договор N 4 о сотрудничестве в области оказания ритуальных услуг между Пермским филиалом ЗАО "Военно-мемориальная компания" и военным комиссариатом Пермской области и потребовал от подчиненных ему военных комиссаров производить заказы на изготовление и установку памятников только через Пермский филиал ЗАО "Военно-мемориальная компания".
За указанные выше действия в пользу данной организации и создание благоприятных условий для коммерческой деятельности Пермского филиала ЗАО "ВМК" Д. 25 июня, 24 июля, 26 августа и 24 сентября 2002 года в своем служебном кабинете получил от Ю. в качестве взятки каждый раз по 10000 рублей, а всего, с учетом полученной в мае 2002 года суммы, Ю. передал ему 50000 рублей.
В кассационных жалобах, отрицая свою причастность к совершению преступлений, Д. утверждает, что судебное разбирательство по делу проводились предвзято и необъективно с существенными нарушениями норм УПК РФ. По его мнению, суд не установил время и место события преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 160, ст. 292, ч. 1 ст. 286, ч. 4 ст. 290 УК РФ, которые вменены ему в вину, и в нарушение требований ст. 252 УПК РФ вышел за пределы предъявленного ему обвинения. В частности, суд в приговоре указал, что он, Д., совершая должностное преступление, являлся распорядителем материальных и денежных средств военкомата области и что при этом действовал из личной заинтересованности; обосновывая его виновность в хищении чужого имущества, суд сослался на то, что он, обладая правами по исполнению организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, потребовал от П. получить из кассы 15000 рублей и передать их ему; квалифицируя его действия по ст. 292 УК РФ, суд в приговоре записал, что он, Д., утверждал фиктивные документы; обосновывая виновность в получении взятки, суд в приговоре отметил, что он обладал полномочиями по заключению договора с представителем Военно-мемориальной компании и возможностями по оказанию ей содействия. Однако, как утверждает в жалобе Д., в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого указанных обвинений не содержится.
В жалобе Д. также утверждается, что суд вышел за пределы предъявленного ему обвинения и при квалификации его действий по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ, когда признал его виновным в хищении чужого имущества путем присвоения, а не растраты, как ему было вменено органами предварительного следствия. Кроме того, ему не вменялось в вину, что он требовал от подчиненных ежемесячного доклада о проделанной с ВМК работе по изготовлению и установке надгробных памятников. Суд также вышел за пределы предъявленного обвинения, когда записал в приговоре, что деньги в качестве взятки ему передавались Ю. в служебном кабинете во второй половине дня, тогда как в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого указывалось, что это происходило в первой половине дня.
В жалобе осужденного, кроме того, отмечается, что он устного распоряжения подчиненным о предоставлении ему каких-либо ценных подарков или денежных средств, необходимых для создания "подарочной комнаты" за счет спонсорской помощи, не отдавал, а попросил их об этом, тем самым не выходил за пределы своих полномочий, что подтвердили в суде свидетели Н. и Ш-ин. Деньги военные комиссары передали ему добровольно, никто их к этому не принуждал, и эти его действия не повлекли за собой нарушений прав и законных интересов подчиненных, о чем утверждается в приговоре. Резервы подарков предполагалось создать для последующего вручения их ветеранам и сотрудникам военкоматов. При этом он установил подчиненным срок "не для исполнения, а для изучения возможностей предприятий районов по оказанию спонсорской помощи", что подтвердили в суде военные комиссары Л., Д., Ю., К-ов и Г.
Д. далее пишет, что показания свидетелей П. и С. по эпизоду хищения 15000 рублей надуманны и непоследовательны, оба они затаили на него зло и у них были основания для его оговора. В частности, П. был им накануне предупрежден о неполном служебном соответствии за упущения по службе. Показания свидетеля М-ной в приговоре искажены и противоречат показаниям П. относительно обстоятельств, при которых М-ной от последнего стало известно о передаче ему, Д., 15000 рублей.
Д., кроме того, утверждает, что в сопроводительной подписанного им документа, которым предписывалось военкомам городов и районов области сотрудничать с Пермским филиалом ЗАО "Военно-мемориальная компания", отсутствовало слово "только". По мнению заявителя, в приговоре не приведены показания свидетелей В. и З, поскольку в них содержатся данные о незаконных действиях Ю.
В жалобе Д., помимо этого, высказывается мнение о предвзятости председательствующего по делу, который неоднократно перебивал его при даче показаний в судебном заседании, не давал возможности ответить свидетелям, чем нарушались его права на защиту. После вынесения приговора протокол судебного заседания предоставлен ему для ознакомления с большим опозданием. В заключение жалобы Д. просит приговор в отношении его как незаконный и необоснованный отменить, а дело, ввиду его непричастности к совершению преступлений, за которые он осужден, прекратить.
В кассационных жалобах защитник Ш. приводит аналогичные доводы невиновности Д. и просит приговор в отношении ее подзащитного в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела отменить, а дело прекратить.
Кроме этого, защитник в жалобе утверждает, что суд вынес обвинительный приговор Д., хотя ни по одному из указанных составов преступлений ему органами предварительного следствия не вменена форма его вины, а по некоторым преступлениям - мотив и цель преступлений. Так, по мнению защитника, осужденному ни органами предварительного следствия, ни судом не вменено в вину, что он, превышая должностные полномочия, действовал умышленно, а также что он имел умысел на хищение 15000 рублей, на служебный подлог и получение взятки. При этом защитник считает, что суд в нарушение требований ст. 252 УПК РФ указал в приговоре, что Д., совершая хищение чужого имущества, действовал из корыстных побуждений, а при превышении должностных полномочий незаконно отдал устное распоряжение военным комиссарам о предоставлении ему ценных подарков из личной заинтересованности, явно выходя за пределы своих полномочий, хотя сторона обвинения не установила круг и характер служебных прав и обязанностей Д. и не вменила ему указанные обстоятельства в вину.
По утверждению адвоката Ш., обвинение ее подзащитного в получении взятки построено на противоречивых, непоследовательных показаниях свидетеля Ю., заинтересованного в исходе дела, который неприязненно относился к Д. Непоследовательность показаний Ю. выразилась в том, что в своем объяснении и на первом допросе следователю он показал, что за четыре месяца он передал Д. в качестве взятки 40000 рублей, а на последующих допросах - 50000 рублей; вначале этот свидетель показал, что 24 мая 2002 года передавал Д. личные деньги, а потом заявил, что эти деньги ему прислали в качестве материальной помощи из головного офиса фирмы; на предварительном следствии Ю. утверждал, что передавал деньги военкому области в первой половине дня, а в суде пояснил, что точно не помнит, в какое время это было. Что касается свидетелей К-нко, С-ева, С-кого и других, то они не были очевидцами этого преступления и дали показания со слов Ю.
По мнению защитника, ст. 292 УК РФ Д. вменена в вину необоснованно, так как служебный подлог является способом хищения денежных средств и дополнительной квалификации не требует.
Как считает защитник, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства допущены другие нарушения уголовно-процессуального закона: суд не учел, что следователем 18 ноября 2002 года вынесено постановление о направлении дела в отношении Д. по подследственности для дальнейшего расследования в Главную военную прокуратуру, которое 5 декабря 2002 года вновь принято к производству тем же следователем, без отмены ранее вынесенного постановления; суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты о вызове в судебное заседание свидетелей К-нко, С-ина и С-ева, а также об истребовании ведомостей на зарплату сотрудников Пермского филиала ВМК и дополнительных служебных характеристик на подсудимого, поскольку в деле имелась характеристика только по последнему месту службы Д.; положил в основу приговора показания свидетелей Ж. и Ш-ева, которые находились в отпуске и не явились в судебное заседание, однако суд, в нарушение требований ч. ч. 1 и 2 ст. 281 УПК РФ (в ред. ФЗ от 4 июля 2003 г.), огласил их без согласия защиты; Д. заранее не был извещен следователем о дне предъявления обвинения и не имел возможности подготовиться к защите, чем нарушены требования ст. 172 УПК РФ; председательствующий по делу в нарушение принципа состязательности сторон и норм судебной этики не удовлетворил ни одно заявленное защитой ходатайство, недоброжелательно комментировал ходатайства защитника, нарушил установленный же

[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ03-1585 от 19.02.2004] В удовлетворении заявления о признании незаконным и недействующим абзаца 2 пункта 2.4 Инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ от 19.10.1994 n 206 и Постановлением Фонда социального страхования РФ от 19.10.1994 n 21 отказано, поскольку оспариваемое положение регулирует лишь вопрос о выдаче листка нетрудоспособности за прошедший период и не препятствует получению заявителем медико-социальной помощи.  »
Общая судебная практика »
Читайте также