ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Розенберг, по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 18.02.2004 n 181/2002) (ЭЖ-Юрист, 2005, n 32) Непризнание конклюдентных действий в качестве доказательства соглашения сторон

В КАЧЕСТВЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА СОГЛАШЕНИЯ СТОРОН
По материалам решения Международного коммерческого
арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
Дело N 181/2002. Решение от 18.02.2004
1. Поскольку договор строительного подряда предусматривал условия, допускающие по указанию заказчика производство подрядчиком дополнительных работ, если такие дополнительные работы повлияют на цену или сроки выполнения предусмотренных договором работ, только после подписания сторонами соответствующего дополнения к договору, признана необоснованной позиция подрядчика, требовавшего оплаты таких дополнительных работ на том основании, что соглашения об их производстве фактически были заключены в результате конклюдентных действий (путем направления подрядчиком заказчику предложения о проведении дополнительных работ и его принятия заказчиком в виде допуска рабочих подрядчика на стройплощадку для их выполнения). При этом учтены положения по этому вопросу ГК РФ (п. 3 ст. 743).
2. В силу Регламента МКАС (п. 1 параграфа 33) зачет встречных требований, о котором ходатайствовал заказчик, не мог быть осуществлен (при отсутствии на это согласия подрядчика), поскольку встречные требования основаны были на иных договорах между этими же сторонами.
3. Непредставление истцом расчетов его требований о взыскании процентов годовых и возмещении издержек, связанных со сверкой взаиморасчетов и рекламационным разбирательством (включая расходы на адвоката), повлекло оставление их без рассмотрения.
Иск был предъявлен югославской фирмой (подрядчик) к швейцарской фирме (заказчик) в связи с неоплатой заказчиком дополнительных работ по договору строительного подряда, заключенному сторонами 27 апреля 1998 г.
Подрядчик утверждал, что хотя выполнение этих дополнительных работ не было оформлено дополнительными соглашениями к договору и соответствующими актами, подписанными представителями обеих сторон, предложения подрядчика по этому вопросу направлялись и получались заказчиком, который их акцептовал путем допуска подрядчика к выполнению работ. Требования подрядчика включали: погашение суммы основной задолженности, уплату договорного штрафа за просрочку платежа и процентов годовых за пользование чужими денежными средствами, а также возмещение расходов по арбитражному сбору, на адвоката и связанных со сверкой взаиморасчетов и рекламационным разбирательством.
Заказчик, частично признав требования подрядчика об оплате ряда выполненных дополнительных работ, отрицал обоснованность остальных, ссылаясь на то, что им не давалось согласия на их производство и их производство не было оформлено в порядке, предусмотренном договором и ГК РФ, учитывая, что их выполнение влекло повышение цены договора. Утверждал он также то, что часть работ, оплаты которой требует подрядчик, выполнялась не им, а третьими лицами, что документально оформлялось.
В ходе процесса представителями сторон высказывались взаимоисключающие соображения о действительности отдельных документов, полномочиях лиц, их подписавших, зачислении сумм, уплаченных заказчиком, в счет того или иного договора между сторонами и т.п.
Заказчиком был поставлен вопрос о зачете признанной им суммы в связи с допущенной им переплатой по другим договорам, заключенным сторонами.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. Компетенция МКАС при ТПП РФ на рассмотрение настоящего дела основывается на арбитражной оговорке, содержащейся в ст. 19.1 заключенного между сторонами договора, согласно которой "в случае если стороны не придут к соглашению, то дело подлежит, с исключением подсудности общим судам, разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом на русском языке... в городе Москве".
Арбитры констатировали также, что спор между сторонами касается договорных отношений, возникших при осуществлении международных экономических связей; предприятия истца и ответчика зарегистрированы за границей, поэтому данный спор подпадает тем самым под категории споров, которые в соответствии с Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" и Регламентом МКАС могут быть рассмотрены МКАС.
Исходя из изложенного, на основании ст. 16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" МКАС признал себя компетентным рассматривать данный спор.
2. По вопросу о праве, применимом к правоотношениям сторон по данному делу, МКАС установил, что в ст. 19.1 заключенного сторонами договора стороны согласовали, что все споры, возникающие между ними, подлежат рассмотрению "на основании законодательства Российской Федерации", то есть с применением норм российского материального права.
3. Обратившись к существу заявленных истцом требований, состав арбитража установил следующее. Стороны спорят о том, выполнялись ли подрядчиком объемы строительно-отделочных работ на основании дополнительных соглашений и актов, которые не были оформлены должным образом, а именно не были подписаны уполномоченным представителем заказчика. В этой связи состав арбитража проанализировал прежде всего положения договора на выполнение строительно-отделочных работ, заключенного сторонами 27 апреля 1998 г.
Согласно п. 9.6.1 договора заказчик имеет право вносить изменения в объем работ, которые, по его мнению, необходимы. Заказчик может дать письменное распоряжение, обязательное для подрядчика, о внесении изменений в работы с безусловным соблюдением норм ст. 744 ГК РФ. Одновременно п. 9.6.2 договора уточняет, что если изменения, внесенные в работы по распоряжению заказчика, повлияют на цену или сроки выполнения работ, то они производятся только после подписания сторонами соответствующего дополнения к договору.
В условиях такого прямого требования договора о необходимости подписывать дополнительные соглашения к нему об изменениях в объемах работ состав арбитража не может признать обоснованной позицию истца, согласно которой такие дополнительные соглашения фактически были заключены в результате совершения конклюдентных действий сторон, а именно путем направления истцом ответчику предложения (оферты) о проведении дополнительных работ и их принятия ответчиком в виде допуска рабочих подрядчика на строительную площадку для выполнения соответствующих дополнительных работ. В соответствии с п. 3 ст. 743 ГК РФ подрядчик обязан приостановить соответствующие работы при неполучении от заказчика ответа о необходимости осуществления не предусмотренных договором и технической документацией работ, выполнение которых влечет за собой увеличение сметной стоимости строительства.
Кроме того, как показывает анализ предложений, сделанных истцом, и приложенных к ним смет на превышенный объем работ, между этими документами имеются противоречия. Так, например, в предложении заключить IX Дополнительное соглашение к договору указывается, что стоимость работ по прилагаемой дополнительной смете составляет большую сумму, чем указана в самой смете. Аналогичные противоречия усматриваются и в других предложениях заключить дополнительные соглашения, и приложенных к ним сметах. Что касается представленных истцом проектов актов на выполненные завышенные объемы работ, то имеющиеся на них отметки представителей ответчика о том, что "физ. объемы проверены" или "объемы работ проверены", не могут рассматриваться в качестве доказательства того, что дополнительные работы были фактически подрядчиком выполнены. Истец не представил журнал производства работ, которым бы подтверждались произведенные дополнительные работы в полном объеме.
Одновременно состав арбитража проанализировал и протокол от 27.07.99, представленный истцом и оспариваемый ответчиком как подписанный ненадлежащим образом (неуполномоченным лицом). Как признает сам истец, часть долга ответчика, указанного в данном протоколе, была им погашена.
При таких обстоятельствах состав арбитража полагает обоснованным присудить в пользу истца сумму, которая была признана ответчиком как сумма его задолженности по договору, являющемуся предметом настоящего арбитражного разбирательства. Требование ответчика, чтобы указанный долг был учтен при осуществлении взаимозачета денежных средств в рамках всех договоров, заключенных между сторонами, не подлежит удовлетворению как противоречащее положениям Регламента МКАС при ТПП РФ (п. 1 параграфа 33). Данный параграф предусматривает, что "ответчик вправе заявить требования, вытекающие из того же договора, в целях зачета". Таким образом, зачет может быть осуществлен лишь в случае, если требования вытекают из одного договора.
На основании изложенного состав МКАС считает, что требование истца об оплате выполненных работ должно быть удовлетворено частично в размере, признанном ответчиком. В остальной части требование истца о взыскании суммы основного долга подлежит отклонению.
4. Относительно требования о взыскании неустойки состав МКАС пришел к следующему выводу. Согласно ст. 17.5 договора в случае задержки платежей заказчик оплачивает пени (неустойку) в размере 0,033% за каждый день просрочки, но не более 7% от цены договора.
По мнению состава арбитража, данное положение договора о неустойке может быть распространено только на задержку ответчиком платежей в признанном им размере.
Неустойка на указанную сумму должна быть начислена в максимальном размере, так как ответчик просрочил уплату данной суммы начиная с февраля 1999 г., то есть в течение более 3 лет.
Руководствуясь изложенным, состав МКАС считает возможным частично удовлетворить требование истца о начислении неустойки на присужденную истцу сумму в размере 7% от указанной суммы. В остальной части требование истца об уплате неустойки подлежит отклонению.
5. Относительно требования истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами состав МКАС констатировал, что истец не представил расчет данного требования.
На основании изложенного и руководствуясь п. 1 параграфа 32 Регламента, состав арбитража решил, что данное требование должно быть оставлено без рассмотрения.
6. Относительно требования истца о возмещении издержек, связанных со сверкой взаиморасчетов и рекламационным разбирательством, включая расходы адвоката, состав арбитража констатировал, что истцом не был представлен расчет данного требования.
На основании изложенного и руководствуясь п. 1 параграфа 32 Регламента, состав арбитража решил, что данное требование должно быть оставлено без рассмотрения.
7. Относительно требования истца о возмещении ему расходов по уплате арбитражного сбора состав арбитража, руководствуясь п. 2 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, его удовлетворил пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.
Член президиума
и арбитр МКАС при ТПП РФ,
профессор,
доктор юридических наук
М.Г.РОЗЕНБЕРГ
(К публикации подготовила
редактор "ЭЖ-Юрист"
О.ЩУКИНА)

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (А. Егоров, Вестник ВАС РФ n 3, 2004 г.) Практика рассмотрения дел о несостоятельности банков.  »
Общая судебная практика »
Читайте также