ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ МКАС удовлетворил исковые требования о взыскании задолженности по контракту и штрафа за просрочку оплаты товара, так как материалами дела подтверждается, что истец полностью выполнил свои обязательства по контракту, а ответчик оплатил товар лишь частично; МКАС не принял во внимание доводы ответчика о несоответствии товара качественным характеристикам, предусмотренным контрактом, в связи с отсутствием официальных документов, подтверждающих некачественность товара. (по материалам решения МКАС при ТПП РФ от 02.02.2004 n 56/2003)

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
от 2 февраля 2004 года N 56/2003
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление Акционерного общества, имеющего местонахождение на территории России (далее - Истец), к Компании, имеющей местонахождение на территории Уругвая (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы в долларах США.
Как следует из искового заявления, 16 января 2003 г. между Истцом и Ответчиком был заключен Контракт на поставку товара на условиях FOB район промысла с борта судна на транспорт, предоставленный Ответчиком (Инкотермс 2000).
21 января 2003 г. Истец отгрузил на предоставленное Ответчиком транспортное судно товар.
В соответствии с условиями Контракта Истец выставил Ответчику счет от 22 января 2003 г.
В силу Контракта товар должен был быть оплачен покупателем в полном объеме в течение 7 банковских дней после подписания коносамента по представлению счета.
Ответчик товар оплатил лишь частично.
Как следует из имеющейся в материалах дела переписки, Ответчик полагал, что поставленный ему товар по своим качественным характеристикам не соответствует требованиям, предусмотренным Контрактом, и предлагал Истцу произвести оплату товара по меньшей цене. При этом Ответчик предлагал Истцу оплатить товар после его осмотра независимым инспектором.
Истец не согласился с позицией Ответчика, поскольку считал, что Контракт не предусматривает дополнительных проверок качества товара и что Ответчиком не представлены, несмотря на неоднократные требования Истца, какие-либо официальные документы (например, претензии, акты и т.д.), подтверждающие факт несоответствия переданного Истцом товара требованиям Контракта по качеству.
Принимая во внимание изложенные обстоятельства, а также учитывая то, что до настоящего времени Ответчик оставшиеся денежные средства за поставленный Истцом товар не перечислил, Истец просил МКАС взыскать с Ответчика сумму основного долга и штраф за задержку оплаты товара в размере 0,05% от суммы за каждый день просрочки, предусмотренный Контрактом.
Исковое заявление, направленное Ответчику, было вручено ему, о чем в материалах дела имеется уведомление курьерской службы. Однако никакие объяснения по существу иска, равно как и предложения по кандидатурам арбитров, от Ответчика не поступили.
Учитывая просьбу Ответчика, секретариат МКАС предложил Истцу осуществить перевод искового заявления на английский язык. Истец представил в МКАС перевод искового заявления на английский язык. Перевод искового заявления с сопроводительным письмом секретариата МКАС был направлен Ответчику и получен им.
Дело было назначено к слушанию. Повестка о дате, времени и месте слушания дела была разослана сторонам и им вручена, о чем в материалах дела имеются уведомления курьерской службы.
4 ноября 2003 г. состоялось заседание арбитража, на котором присутствовал представитель Истца. Приняв во внимание обстоятельства дела и мнение представителя Истца по вопросам о возможности рассмотрения дела в отсутствие в заседании представителя Ответчика и отложения слушания дела, МКАС отложил дело слушанием и вновь предложил Ответчику представить свои объяснения по иску. Кроме того, постановлением было определено, что в соответствии со ст. 22 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" от 7 июля 1993 г. N 5338-1 и параграфом 10 Регламента МКАС языком арбитражного разбирательства и слушания дела является русский язык, при этом имеется в виду, что Ответчик в случае необходимости вправе обратиться в МКАС с просьбой об обеспечении Ответчика за его счет услугами переводчика.
Повестка о дате и месте второго заседания была направлена сторонам и, как следует из находящихся в деле уведомлений курьерской службы, заблаговременно им вручена.
Во втором заседании дело было рассмотрено по существу. Ответчик, надлежащим образом извещенный о дате, времени и месте слушания дела, в заседании представлен не был, при этом Истец, подтверждая компетенцию МКАС по рассмотрению настоящего спора, просил арбитраж рассмотреть дело по существу в отсутствие представителей Ответчика. В обоснование компетенции МКАС Истец заявил, что МКАС в соответствии с арбитражной оговоркой, содержащейся в Контракте, является арбитражным учреждением, полномочным рассматривать данный спор, поскольку в Контракте имеются точное сокращенное наименование МКАС, правильное указание в полном наименовании МКАС места нахождения МКАС и Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, при которой он образован, - город Москва, а неточность в написании наименования Торгово-промышленной палаты Российской Федерации является "технической опечаткой", тогда как в действительности сторонами имелась в виду Торгово-промышленная палата Российской Федерации. Кроме того, Истец полностью подтвердил свои требования, изложенные в исковом заявлении, и просил арбитраж взыскать с Ответчика сумму основного долга и штраф за задержку оплаты товара, а также уплаченный Истцом арбитражный сбор и издержки, понесенные им в связи с арбитражным разбирательством.
По вопросу о применимом праве Истец заявил, что к отношениям сторон по Контракту подлежит применению Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. и субсидиарно российское право как право страны продавца.
Рассмотрев материалы дела и заслушав объяснения представителей Истца, МКАС пришел к следующим выводам.
1. В соответствии с абзацем вторым п. 5 параграфа 1 Регламента МКАС, предусматривающим право МКАС рассмотреть вопрос о своей компетенции по конкретному делу в решении по существу спора, арбитраж счел целесообразным отразить данный вопрос в настоящем решении, а не в отдельном постановлении.
Согласно п. 2 Положения о МКАС и п. 2 параграфа 1 Регламента МКАС в МКАС могут по соглашению сторон передаваться споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей. Арбитраж констатировал, что заключенный 16 января 2003 г. между Истцом и Ответчиком Контракт является договором международной купли-продажи товаров, а сторонами по нему являются российская организация - продавец (Истец), и уругвайская организация - покупатель (Ответчик).
МКАС установил, что арбитражная оговорка предусматривает следующее: "Если стороны не смогут совместно решить все споры и разногласия, им следует обратиться в Международный Коммерческий Арбитражный Суд (МКАС) при Международной Торговой Палате в г. Москва" в русской версии Контракта, и "If parties fail to settle amicably all disputes and differences they should apply to the International Chamber of Commerce (ICC) Arbitration in Moscow in accordance with the rules of this Arbitration Court" - в английской версии.
МКАС в соответствии с п. 3 параграфа 1 Регламента МКАС вправе рассматривать споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора.
Основываясь на Контракте, МКАС пришел к выводу, что между Истцом и Ответчиком существует письменное соглашение о передаче на разрешение в МКАС возникшего или могущего возникнуть спора. При этом состав арбитража принял во внимание следующее:
- в заседании арбитража представители Истца настаивали на компетенции МКАС по рассмотрению данного спора и утверждали, что при заключении Контракта стороны имели в виду исключительно МКАС при ТПП РФ, что подтверждается сокращенным наименованием данного арбитража - МКАС и местом его нахождения - г. Москва, указанными в тексте Контракта. По мнению состава арбитража, неточность в написании наименования Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, при которой образован МКАС, не влияет на содержание арбитражной оговорки Контракта о выбранном сторонами по обоюдному согласию месте рассмотрения споров и арбитражном учреждении, уполномоченном рассматривать такие споры;
- в документах, исходящих как от Истца, так и от Ответчика, которые были приложены Истцом к исковому заявлению, представляющих собой переписку между сторонами в процессе осуществления Контракта, отсутствуют данные, которые позволяли бы утверждать, что между сторонами имеется какое-либо соглашение о рассмотрении споров из Контракта в ином арбитражном учреждении;
- Истец подал исковое заявление, в котором обосновал компетенцию МКАС, и представлял все последующие документы в МКАС, и Ответчик также представлял свои документы в МКАС. При этом в имеющейся в материалах дела переписке секретариата МКАС с Ответчиком Ответчик не оспаривает компетенцию МКАС, а, наоборот, просит арбитраж о совершении ряда процессуальных действий;
- Ответчик получил исковое заявление как на русском, так и на английском языках, и ему были вручены все материалы дела, направленные МКАС в его адрес, что подтверждается уведомлениями курьерской службы, в которых Истец утверждает о наличии арбитражного соглашения и компетенции МКАС, однако никаких возражений относительно компетенции арбитража Ответчик не сообщил ни в МКАС, ни Истцу. Несмотря на неоднократные предложения МКАС, Ответчик не представил отзыв на исковое заявление, в котором мог бы изложить свое мнение о компетенции МКАС. Также Ответчик не направил в заседания МКАС своих представителей, которые могли бы высказаться относительно компетенции МКАС. Оценив такие действия Ответчика, арбитраж посчитал возможным сделать вывод о том, что Ответчик не возражал против рассмотрения данного спора МКАС.
Учитывая изложенное, в соответствии с Контрактом, параграфом 1 Регламента МКАС, и принимая во внимание положения ст. 7 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" от 7 июля 1993 г. N 5338-1, МКАС признал себя компетентным рассматривать настоящий спор.
2. По вопросу неявки представителей Ответчика в заседание арбитража МКАС констатировал, что повестка о слушании дела была вручена Ответчику, что подтверждается уведомлением курьерской службы, находящимся в материалах дела. В соответствии с п. 5 параграфа 12 и п. 2 параграфа 28 Регламента МКАС неявка стороны, надлежащим образом извещенной о дате, времени и месте слушания, не препятствует разбирательству дела и вынесению решения, если только неявившаяся сторона не заявила в письменной форме ходатайство об отложении слушания дела по уважительной причине.
Поскольку Ответчик надлежащим образом был извещен о времени и месте слушания дела и никаких заявлений от него об отложении слушания дела не поступало, а имеющиеся в деле материалы являются достаточно полными для разрешения спора по существу, МКАС, приняв во внимание изложенное в заседании мнение Истца о возможности рассмотрения спора в отсутствие Ответчика, а также учитывая, что ранее дело уже откладывалось слушанием по причине неявки представителей Ответчика, несмотря на факт надлежащего уведомления Ответчика о дате и месте заседания, счел возможным провести слушание дела в отсутствие представителей Ответчика.
3. Обратившись к вопросу о применимом праве, МКАС констатировал, что применимое право сторонами в Контракте не определено.
По мнению Истца, изложенному в исковом заявлении, а также высказанному представителями Истца в заседании арбитража, к отношениям сторон по настоящему спору подлежат применению положения Венской конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (далее - Венская конвенция) и субсидиарно нормы российского законодательства как право страны продавца.
Арбитраж счел возможным согласиться с позицией Истца по данному вопросу по следующим основаниям.
Согласно п. 1 "а" ст. 1 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.) она применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, когда эти государства являются договаривающимися государствами.
Поскольку коммерческие предприятия Истца и Ответчика находятся, соответственно, в России и в Уругвае и эти государства являются участниками Венской конвенции, ее положения подлежат применению при рассмотрении данного спора.
В соответствии с п. 2 ст. 7 Венской конвенции вопросы, относящиеся к предмету регулирования Конвенции, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Учитывая нормы коллизионного права, содержащиеся в ст. 1211 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), МКАС, принимая во внимание отсутствие соглашения сторон о выборе права, счел возможным применение к Контракту субсидиарно российского права как права страны продавца в договоре купли-продажи.
4. Рассмотрев требование Истца о взыскании с Ответчика суммы основного долга, МКАС установил, что в соответствии с условиями Контракта Истец поставил Ответчику товар на условиях FOB район промысла с борта судна на транспортное судно, предоставленное Ответчиком (Инкотермс 2000). Истец полностью выполнил свои обязательства по Контракту.
Выставленный Истцом счет от 22 января 2003 г. Ответчик оплатил лишь частично. Ответчик, несмотря на неоднократные требования Истца, до настоящего времени не перечислил оставшиеся денежные средства за поставленный ему товар.
Ответчик в переписке с Истцом в обоснование неполной оплаты товара ссылался на несоответствие товара качественным характеристикам, предусмотренным Контрактом, и предлагал Истцу произвести оплату товара по меньшей цене. Кроме того, Ответчик предлагал Истцу оплатить товар после его осмотра независимым инспектором по прибытии транспортного судна в порт Исландии. Истец, заявляя, что Контракт не предусматривает дополнительных проверок качества товара и что Ответчиком не представлены, несмотря на неоднократные требования Истца, официальные документы (например, претензии, акты и т.д.), подтверждающие факт несоответствия переданного Истцом товара требованиям Контракта по качеству, считал, что выполнил условия Контракта о качестве товара и требовал оплаты задолженности, а также согласился с проведением инспекции товара.
МКАС установил, что согласно Контракту товар должен быть "хорошего качества в соответствии с российскими стандартами к экспортной продукции".
Как пояснили представители Истца во втором заседании арбитража, товар мог без каких-либо ограничений использоваться в тех целях, для которых его закупил Ответчик. Ответчик не представил ни Истцу, ни в арбитраж каких-либо документов, подтверждающих иное.
МКАС установил, что Ответчик, ссылаясь на несоответствие поставленного ему товара требованиям Контракта по качеству, не представил Истцу каких-либо документов, подтверждающих несоответствие качества товара условиям Контракта. Подобные документы отсутствуют

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (З. Киселева, (КонсультантПлюс) Обзор практики разрешения федеральными арбитражными судами округов споров о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами за iv квартал 2003 года.  »
Общая судебная практика »
Читайте также