ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 15.01.2004 n 69315/01) (Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация: Постановления и решения, вынесенные до 1 марта 2004 года, Норма, 2005) По делу обжалуется нарушение права заявителя на судебную защиту и права на справедливое судебное разбирательство в разумный срок.

(Aleksey Petrovich Sukhorubchenko)
против Российской Федерации
(жалоба N 69315/01)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 15 января 2004 года
по вопросу приемлемости жалобы
(Первая секция)
Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая 15 января 2004 г. Палатой в составе:
Х. Розакиса, Председателя Палаты,
Дж. Бонелло,
Ф. Тюлькенс,
Н. Ваич,
Э. Левитса,
А. Ковлера,
Э. Штейнер, судей,
а также при участии С. Нильсена, заместителя Секретаря Секции Суда,
принимая во внимание данную жалобу, поданную 11 января 2001 г.,
заседая за закрытыми дверями,
вынес следующее Решение:
ФАКТЫ
Заявитель, Алексей Петрович Сухорубченко - гражданин России, 1954 г.р., проживает в г. Шахты Ростовской области. Власти Российской Федерации в Европейском Суде представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.
А. Обстоятельства дела
1. Гражданский иск заявителя против инвестиционной компании
В 1994 г. заявитель вложил свои сбережения в "Гермес-финанс" - российскую инвестиционную компанию. В 1995 г. заявитель приехал в Москву, чтобы забрать свой вклад, но обнаружил, что офисы компании закрыты.
12 августа 1995 г. заявитель подал в Таганский районный суд г. Москвы гражданский иск против компании. Суд отклонил иск заявителя из-за нарушения территориальной юрисдикции.
31 октября 1995 г. заявитель подал в Хорошевский районный суд г. Москвы иск против компании. 17 ноября 1995 г., указав на нарушение территориальной юрисдикции, Хорошевский районный суд г. Москвы передал дело в Тушинский районный суд г. Москвы. Власти государства-ответчика утверждают, что в материалах дела нет сведений о получении иска Тушинским районным судом г. Москвы. Заявитель оспаривает это утверждение, ссылаясь на "передаточную запись" Хорошевского районного суда г. Москвы от 17 ноября 1995 г., копия которой у него имеется.
14 февраля 1996 г. заявитель направил в Тушинский районный суд г. Москвы запрос относительно задержки рассмотрения его дела. Ответа заявитель не получил.
В апреле 1996 г. заявитель подал еще один иск против компании в Московский городской суд. Городской суд отклонил иск заявителя из-за нарушения подсудности.
27 июня 1996 г. заявитель подал иск против компании в Верховный Суд Российской Федерации. 9 августа 1996 г. Верховный Суд передал исковое заявление заявителя в Московский городской суд, который, в свою очередь, 22 августа 1996 г. направил его в Тушинский районный суд г. Москвы.
5 мая 1998 г. в отношении Российской Федерации в силу вступила Конвенция.
2. Слушания по иску заявителя
8 июня 1998 г. заявитель получил повестку в Тушинский районный суд г. Москвы на 14 часов того же дня. Повестка была доставлена обычной почтой и опущена в почтовый ящик заявителя.
29 сентября 1998 г. заявитель обнаружил в почтовом ящике повестку в Тушинский районный суд г. Москвы на 21 сентября 1998 г.
По словам заявителя, 25 ноября 1998 г. он получил повестку в Тушинский районный суд г. Москвы на 14 часов 26 ноября 1998 г. Заявитель утверждает, что повестка была обнаружена в его почтовом ящике, который он открыл только после возвращения домой с работы. Заявитель указывает, что расстояние от г. Шахты, где он проживал, до Москвы составляет больше тысячи километров и прямые рейсы самолета между этими городами отсутствуют. По информации властей Российской Федерации, заявитель получил эту повестку только 30 ноября 1998 г., и слушание было отложено на 24 декабря 1998 г. из-за неявки сторон.
Заявитель утверждал, что впоследствии он не получал никаких повесток или уведомлений из Тушинского районного суда г. Москвы. Власти Российской Федерации утверждали, что 21 декабря 1998 г. заявитель получил повестку, уведомляющую его о слушании 24 декабря 1998 г., но не явился.
3. Оставление иска заявителя без рассмотрения на том основании, что стороны не явились в суд
Власти Российской Федерации утверждали, что 24 декабря 1998 г. Тушинский районный суд г. Москвы вынес определение об оставлении иска заявителя без рассмотрения на том основании, что стороны дважды не явились в суд.
Заявитель утверждал, что ему не отправлялась копия определения от 24 декабря 1998 г. и что ему стало об этом известно только по получении замечаний властей Российской Федерации от 3 июля 2003 г.
4. Попытки заявителя получить сведения о состоянии его гражданского иска
29 марта 2000 г. заявитель направил запрос в Тушинский районный суд с просьбой объяснить задержку рассмотрения его дела. 13 апреля 2000 г. запрос заявителя был ему возвращен с просьбой указать дату подачи иска. Заявитель написал дату на этом же запросе и 20 апреля 2000 г. отправил его обратно. Заявитель так и не получил ответа на свой запрос.
Заявитель утверждал, что за время, прошедшее с начала гражданского судопроизводства, компания-ответчик лишилась своих активов и в настоящее время решение, вынесенное в пользу заявителя, было бы неисполнимым из-за отсутствия у ответчика денежных средств.
В. Применимое национальное законодательство
Статья 99 Гражданского процессуального кодекса РСФСР от 11 июня 1964 г. (действовавшего в соответствующее время) предусматривала, что подготовка гражданских дел к судебному разбирательству должна быть проведена не позднее чем в семидневный срок со дня принятия заявления. В исключительных случаях этот срок может быть продлен до 20 дней. Остальные гражданские дела должны рассматриваться не позднее одного месяца со дня окончания подготовки дела к судебному разбирательству.
Статья 106 предусматривала, что повестки должны быть вручены сторонам и их представителям с таким расчетом, чтобы они имели достаточный срок для своевременной явки в суд и подготовки к делу. В необходимых случаях стороны могли быть извещены по телефону или телеграммой.
Часть 5 статьи 221 предусматривала, что суд мог вынести определение об оставлении заявления без рассмотрения, в частности, если стороны, не просившие о разбирательстве дела в их отсутствие, не явились по вторичному вызову, а суд не считает возможным разрешить дело по имеющимся в деле материалам. Статья 222 требовала, чтобы судья указал в определении, как устранить обстоятельства, препятствующие рассмотрению дела. После устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения, заинтересованная сторона была вправе вновь обратиться в суд. Суд мог отменить свое определение об оставлении заявления без рассмотрения, если стороны доказывали, что у них были уважительные причины для неявки. Если суд отказывал в удовлетворении такого ходатайства, на такой отказ могла быть подана жалоба в вышестоящий суд.
Статья 213 требовала, чтобы копия определения об оставлении заявления без рассмотрения высылалась отсутствовавшей стороне не позднее трех дней после вынесения такого определения.
СУТЬ ЖАЛОБЫ
Ссылаясь на статьи 6 и 13 Конвенции, заявитель жаловался на нарушение своего права на судебную защиту и права на справедливое судебное разбирательство в разумный срок.
Ссылаясь на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, заявитель жаловался на нарушение своих имущественных прав в результате того, что национальные суды не разрешили его дело в разумный срок.
Ссылаясь на статьи 14 и 17 Конвенции, заявитель жаловался на то, что национальные суды не отвечали на его письма и не сообщали ему о состоянии разбирательства по его иску.
ПРАВО
1. Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба является неприемлемой в связи с тем, что заявитель не выполнил правило о шестимесячном сроке, указанное в пункте 1 статьи 35 Конвенции, так как он не подал свою жалобу в течение шести месяцев с момента вынесения определения от 24 декабря 1998 г. Тушинским районным судом.
Заявитель в ответ утверждал, что ему никогда не сообщали об определении от 24 декабря 1998 г., что на его запросы в национальные суды о состоянии его дела не было дано ответа и что он узнал о существовании этого определения только по получении 3 июля 2003 г. замечаний властей Российской Федерации.
Европейский Суд напомнил свое прецедентное право, согласно которому предмет и цель пункта 1 статьи 35 Конвенции прежде всего устанавливаются исчислением шестимесячного срока как начинающегося с даты вручения письменного решения в случаях, когда в соответствии с национальным правом заявитель имеет право на вручение ex officio письменной копии окончательного решения национального суда, независимо от того, было ли это решение ранее вынесено в устной форме (см. Постановление Европейского Суда по делу "Ворм против Австрии" (Worm v. Austria) от 29 августа 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-V, p. 1547, § 33; Решение Европейского Суда по делу "Венкадайаласарма против Нидерландов" (Venkadajalasarma v. Netherlands) от 9 июля 2002 г., жалоба N 58510/00).
Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не представили никаких доказательств того, что копия определения от 24 декабря 1998 г. когда-либо имелась в распоряжении заявителя, несмотря на требование национального права о том, что судебные определения должны вручаться сторонам по делу не позднее трех дней с момента их вынесения (статья 213 Гражданского процессуального кодекса РСФСР). Кроме того, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не приложили копию этого определения к своему меморандуму и точный его текст все еще неясен. По этой причине Европейский Суд признал, что заявитель впервые узнал о существовании определения Тушинского районного суда от 28 декабря 1998 г. лишь 3 июля 2003 г., когда власти Российской Федерации сослались на него в своем меморандуме. Таким образом, жалоба была подана вовремя.
На этих основаниях Европейский Суд отклонил возражения властей Российской Федерации.
2. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловался на нарушение его права на судебную защиту. Пункт 1 статьи 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок... судом..."
Заявитель, по сути, жаловался на якобы чрезмерную продолжительность судебного разбирательства, которое, по его словам, началось 17 ноября 1995 г. и окончилось 3 июля 2003 г., когда он узнал об определении Тушинского районного суда г. Москвы от 24 декабря 1998 г. Таким образом, оно продолжалось семь лет, семь месяцев и 16 дней. По утверждению заявителя, продолжительность судебного разбирательства нарушила требование "разумного срока", установленное пунктом 1 статьи 6 Конвенции.
Власти Российской Федерации признали, что продолжительность судебного разбирательства по настоящему делу нарушила требование "разумного срока". Однако в своих замечаниях они утверждали, что разбирательство началось только 22 августа 1996 г., когда второй вариант искового заявления заявителя поступил в Тушинский районный суд г. Москвы, и окончилось 24 декабря 1998 г., когда Тушинский районный суд оставил заявление заявителя без рассмотрения. По их мнению, разбирательство длилось два года, четыре месяца и два дня.
Европейский Суд отмечает, что согласно версиям обеих сторон часть срока находится за пределами юрисдикции Европейского Суда ratione temporis, так как в отношении России Конвенция вступила в силу 5 мая 1998 г. Однако Европейский Суд вправе учесть этот срок, решая, являлась ли общая продолжительность разбирательства "разумной" (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Савицка против Польши" (Sawicka v. Poland) от 1 октября 2002 г., жалоба N 37645/97, §§ 42-43).
Европейский Суд считает, что в свете критериев, установленных его прецедентным правом по вопросу "разумного срока" (сложность дела, поведение заявителя и поведение компетентных органов), и, учитывая всю имеющуюся у него информацию, необходимо рассмотрение данной части жалобы по существу.
3. Ссылаясь на статью 13 Конвенции, заявитель жаловался на отсутствие эффективных средств правовой защиты в отношении задержек в рассмотрении его дела. Статья 13 Конвенции гласит:
"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".
Власти Российской Федерации признали, что в настоящем деле имело место нарушение права заявителя на эффективные средства правовой защиты.
Заявитель не обратился к этому вопросу в своих замечаниях.
В свете объяснений сторон Европейский Суд считает, что этот спор поднимает серьезные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, разрешение которого требует рассмотрения дела по существу. Поэтому Европейский Суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Иных причин для объявления ее неприемлемой не установлено.
4. Ссылаясь на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, заявитель жаловался на то, что во время неразумно продолжительного рассмотрения его дела компания-ответчик лишилась своих активов и что по этой причине окончательное решение в его пользу было бы неосуществимым. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права..."
Власти Российской Федерации признали, что в настоящем деле имело место нарушение права заявителя на уважение его собственности.
В свете объяснений сторон Европейский Суд счел, что данная часть жалобы поднимает серьезные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, разрешение которых требует рассмотрения дела по существу. Поэтому Европейский Суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Иных причин для объявления ее неприемлемой не установлено.
5. Наконец, заявитель, ссылаясь на статьи 14 и 17 Конвенции, жаловался на "бездействие" российских властей в отношении его гражданского иска.
Европейский Суд отмечает, что заявитель не обосновал свою жалобу в отношении ни одного из этих положений Конвенции.
Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.
На этих основаниях Суд единогласно:
объявил приемлемой, не предрешая дело по существу, часть жалобы заявителя на несоблюдение требования "разумного срока", отсутствие эффективных средств правовой защиты в отношении процессуальных задержек, и заявленное нарушение его имущественных прав;
объявил неприемлемой остальную часть жалобы.
Заместитель Секретаря Секции Суда
С.НИЛЬСЕН
Председатель Палаты
Х.РОЗАКИС
(Неофициальный перевод с английского
М.ВИНОГРАДОВА
Ю.БЕРЕСТНЕВА)

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n КАС03-638 от 15.01.2004] Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 26.11.2003 n ГКПИ03-655, которым абзац 2 пункта 2 Постановления Правительства РФ от 08.04.1999 n 393 О гарантированном обеспечении граждан жизненно необходимыми и важнейшими лекарственными средствами, а также о некоторых условиях льготного обеспечения граждан лекарственными средствами признан частично недействующим, и об изложении резолютивной части решения в новой редакции.  »
Общая судебная практика »
Читайте также