[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] МКАС отказал в удовлетворении требований о взыскании задолженности и убытков по договору хранения, поскольку истец нарушил сроки действия договора, не забрав вовремя свой товар, а качество товара стало ухудшаться лишь после истечения срока действия договора хранения в силу естественных процессов без вины ответчика. (по материалам решения МКАС при ТПП РФ от 09.01.2004 n 38/2003)

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
от 9 января 2004 года N 38/2003
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление от Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории России (далее - Истец), к Акционерному обществу, имеющему местонахождение на территории России (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы.
Как следует из искового заявления и приложенных к нему документов, между Истцом и Ответчиком 17 июля 2001 г. был заключен Договор хранения (далее - Договор хранения).
В период с 5 октября 2001 г. по 6 марта 2002 г. Истец передал Ответчику на хранение товар хорошего качества.
25 июня 2002 г. Истец направил Ответчику заявку на отгрузку товара, однако Ответчик отгрузку не произвел.
7 августа 2002 г. Истцом была направлена повторная заявка на отгрузку товара с требованием объяснить причины неисполнения Ответчиком обязательств по отгрузке. После того как Ответчику была направлена заявка в третий раз, он отгрузил товар в адрес контрагента Истца 31 августа 2002 г. Во время приемки по качеству контрагент Истца обнаружил зараженность товара вредителями, о чем в тот же день письменно проинформировал Истца. В свою очередь, Истец письменно сообщил Ответчику о зараженности товара.
В результате лабораторных исследований товара была подтверждена его зараженность вредителями и составлен Акт. В связи с тем что товар был испорчен, контрагент Истца отказался принять поставленный товар.
Истец направил Ответчику письма, в которых предлагает Ответчику принять зараженный товар обратно, с тем чтобы позже получить товар, который по своим показателям соответствовал бы товару, переданному Ответчику на хранение. Ответчик отказался заменить товар. Тем самым Ответчик не позволил Истцу выполнить свои обязательства перед контрагентом в срок до 31 августа 2002 г.
Исходя из этого, Истец был вынужден продать контрагенту возвращенный Ответчиком с хранения товар по более низкой цене.
9 октября 2003 г. в МКАС от Истца поступило ходатайство об увеличении размера исковых требований. Истец, руководствуясь ст. 395 ГК РФ, просит взыскать с Ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами в период с 18 сентября 2002 г. по 15 октября 2003 г.
Истец, руководствуясь статьями 393, 890, 891, 901 ГК РФ, просил взыскать с Ответчика сумму основного долга с начисленными на нее процентами; возместить расходы Истца по оплате арбитражного сбора, а также возместить расходы Истца, связанные с защитой своих интересов через юридических представителей.
В МКАС от Ответчика поступило возражение на исковое заявление. Ответчик иска не признал в полном объеме. Договор от 17 июля 2001 г. был заключен с условием выборки товара до 1 апреля 2002 г. Дополнением от 6 марта 2002 г. срок хранения был продлен до 31 мая 2002 г. Однако данный срок хранения является уже запредельным для данного вида товара. Ответчик считает, что в исковом заявлении ссылка на п. 2 ст. 899 ГК РФ делается необоснованно, поскольку в данной статье речь идет о самостоятельной продаже продукции после срока хранения. Ответчик считает, что Истцом был нарушен п. 1 ст. 899 ГК РФ, т.к., не забрав продукцию в срок, предусмотренный Договором, ответственность за качество продукции после 31.05.2002 несет сам Истец. Товар был отгружен 30, 31 августа 2002 г., т.е. после 3-х месяцев с момента окончания срока действия Договора хранения.
Ответчик не согласился с утверждением Истца, что он не произвел отгрузку по заявке, поданной 25.06.2002. В действительности отгрузка не производилась не по вине Ответчика, а по вине грузоотправителя.
Ответчик считает, что Истец необоснованно обвиняет его в зараженности товара вредителями, поскольку в период отгрузки и хранения товара он не был заражен, что подтверждается сертификатами качества, выданными инспектором в день отгрузки. Ответчик считает, что Акт от 6 сентября 2002 г. не может являться основанием для его ответственности, т.к. в момент отгрузки товар не был заражен вредителями, а грузоотправитель, который несет ответственность за товар с момента отгрузки, обязан был проверить вагоны на предмет допустимости к перевозке. Более того, нет заключения Независимой Арбитражной лаборатории, заключение которой является обязательным и окончательным. Истечение срока договора также снимает вину с Ответчика.
Несмотря на это, Ответчик пошел на уступки и согласился провести фумигацию за свой счет, однако Истец от этого отказался.
На основании вышеизложенного Ответчик считает требования, изложенные в исковом заявлении, необоснованными.
Письмом от 15 сентября 2003 г. Ответчик заявил об отсутствии у МКАС компетенции на рассмотрение данного спора. Ответчик мотивирует это тем, что срок заключенного между сторонами Договора хранения от 17 июля 2001 г. утратил свою силу 31 мая 2002 г., в связи с чем одновременно были прекращены все договорные обязательства, в том числе и арбитражная оговорка (п. 1 ст. 307 ГК РФ). При этом Ответчик ссылается на п. 3 параграфа 1 Регламента МКАС при ТПП РФ, в котором говорится, что арбитраж рассматривает споры лишь при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора. Из заявления Ответчика следует, что в настоящее время между сторонами отсутствует арбитражное соглашение. Исходя из этого, Ответчик не согласен на рассмотрение настоящего спора третейским судом, в том числе МКАС при ТПП РФ.
Позднее от Ответчика поступило также объяснение по иску, в котором он считает подачу иска в МКАС неправомерной в связи с отсутствием у арбитража компетенции рассматривать данное дело по существу. Вместе с тем Ответчик заявляет, что все доводы, приведенные в исковом заявлении, являются неверными. По заявлению Ответчика, все обязательства по Договору хранения выполнены в полном объеме, в отличие от Истца, который неправомерно предъявляет исковые требования к ненадлежащему Ответчику. Из объяснения следует, что в силу Договора хранения от 17 июля 2002 г. Истец обязался выбрать свой товар из хранилища до 1 апреля 2002 г. (срок действия данного Договора хранения). В период с середины октября 2001 г. по начало марта 2002 г. Истец передал товар на хранение Ответчику. На момент передачи товара на хранение он соответствовал всем необходимым нормам качества и не был зараженным. Согласно Договору хранения обязанностью Ответчика являлось приведение принятого от Истца товара в стойкое для хранения состояние за счет Истца. Поэтому Ответчик не должен был следить за характеристикой товара, и это было четко указано Истцу в ответе на претензию.
Ответчик считает, что Истец нарушил сроки действия Договора хранения, не забрав вовремя свой товар. Качество товара стало ухудшаться лишь к июлю 2002 г., то есть более чем через один месяц после истечения срока действия данного Договора хранения, в силу естественных процессов, без вины Ответчика.
По мнению Ответчика, за зараженность товара должны нести ответственность другие лица, в частности грузоотправитель либо перевозчик. В связи с этим Ответчик просит арбитраж заменить ненадлежащего Ответчика по данному спору (хранителя) надлежащим грузоотправителем и/или перевозчиком в качестве второго (вторых) Ответчика, поскольку Истец предъявил иск не к тому лицу, которое должно нести ответственность по иску.
От Истца было получено объяснение, в котором Истец не соглашается с доводом Ответчика об отсутствии у МКАС компетенции на рассмотрение данного дела, указывая, что заявление Ответчика об отсутствии компетенции у МКАС было сделано после представления Ответчиком возражений по иску и в силу этого не подлежит удовлетворению (п. 2 ст. 16 Закона "О международном коммерческом арбитраже"). Истец не согласился с доводом Ответчика о том, что компетенция МКАС отсутствует по причине истечения срока действия договора хранения, в котором содержится арбитражная оговорка. Истец, руководствуясь пунктом 5 параграфа 1 Регламента МКАС при ТПП РФ и пунктом 1 ст. 16 Закона "О международном коммерческом арбитраже", заявляет, что арбитражная оговорка, являющаяся частью Договора, должна трактоваться как соглашение, не зависящее от других условий Договора. Следовательно, даже в случае истечения срока действия Договора содержащаяся в нем арбитражная оговорка не должна автоматически прекращать свое действие одновременно с самим Договором. Таким образом, представитель Истца полагает, что арбитражная оговорка, содержащаяся в Договоре хранения от 17 июля 2001 г., не прекращает свое действие одновременно с самим Договором хранения, поскольку иное не предусмотрено самой арбитражной оговоркой.
Истец считает, что Ответчик допустил существенное ухудшение качества товара и причинил тем самым Истцу убытки. Истец просил взыскать с Ответчика убытки, причиненные зараженностью товара вредителями, а также убытки, причиненные простоем вагонов (на основании Договора хранения и ст. ст. 15 и 1064 ГК РФ).
Представитель Истца подтвердил свою позицию, изложенную в исковом заявлении и объяснении к иску.
Представитель Истца заявил, что было направлено уведомление в адрес Ответчика о необходимости произвести отгрузку товара 25 июня 2002 г. Факт получения данного уведомления Ответчиком не оспаривался. 3 июля 2002 г. Ответчик выставил Истцу счет на оплату услуг по погрузке товара, который был оплачен Истцом. Однако Ответчиком не была произведена отгрузка товара. Ответчик сослался на то, что отгрузка в соответствии с письмом Истца от 25 июня 2003 г. не была произведена по вине грузоотправителя. Согласно Договору хранения Истец должен был выбрать товар до 31 мая 2002 г. Представителем Истца заявлено, что Ответчик грубо нарушил условия хранения товара. Согласно ч. 2 ст. 910 ГК РФ при обнаружении во время хранения повреждений товара, выходящих за пределы согласованных в договоре складского хранения или обычных норм естественной порчи, товарный склад обязан незамедлительно составить об этом акт и в тот же день известить товаровладельца. Однако такое уведомление было сделано только письмом от 8 августа 2002 г.
Представитель Истца заявил, что не соответствует действительности ссылка Ответчика на то, что зараженность товара отсутствовала на момент погрузки в железнодорожные вагоны, которая производилась 30 и 31 августа 2002 г. 6 сентября 2002 г. комиссией с участием представителя Ответчика были отобраны пробы товара из прибывших железнодорожных вагонов в соответствии с ГОСТом.
Поскольку Ответчик отказался принять обратно зараженный товар, возник простой вагонов. Поскольку данные убытки вызваны нарушением Ответчиком своих обязательств по Договору хранения, такие расходы подлежат взысканию с Ответчика на основании ст. 15 и п. 1 ст. 1064 ГК РФ, с чем Ответчик и согласился в письме от 6 сентября 2002 г.
Представитель Ответчика не согласилась ни с одним из требований, предъявленных Истцом. Ответчик считает, что Истец не выполнил своих обязанностей по Договору хранения и не выбрал свою продукцию до 31 мая 2002 г., в связи с чем не может предъявлять требования к качеству продукции. По заявлению Ответчика, Истцом не представлено ни одного доказательства вины хранителя. Ответчик также считает, что в деле нет подтверждающих документов о том, что во время хранения были созданы ненадлежащие условия для хранения этого вида товара.
По заявлению представителя Ответчика, он не несет ответственности за простой вагонов, так как не является ни отправителем, ни перевозчиком товара. Представитель Ответчика не согласилась и с суммой убытков, предъявленной Истцом за простой вагонов.
Представитель Ответчика не согласилась и с требованием Истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, заявив, что таковое имело и имеет место лишь со стороны Истца, который является должником хранителя.
По мнению представителя Ответчика, размер расходов, понесенных Истцом в связи с защитой своих интересов через юридических представителей, никак не вписывается в предусмотренное законом понятие "разумные пределы".
Представитель Ответчика считает требования Истца неправомерными в соответствии с п. 2 ст. 901, п. 1 ст. 1064 ГК РФ и просит арбитраж в иске отказать в полном объеме.
Рассмотрев материалы дела и заслушав объяснения представителей Истца и Ответчика, МКАС пришел к следующим выводам.
1. Согласно п. 2 ст. 1 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" от 7 июля 1993 г. и п. 2 параграфа 1 Регламента МКАС на рассмотрение МКАС могут по соглашению сторон передаваться, в частности, споры предприятий с иностранными инвестициями, созданных на территории РФ, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации. Истец и Ответчик по настоящему делу являются юридическими лицами российского права, однако Истец обладает статусом предприятия с иностранными инвестициями, что подтверждается имеющейся в деле выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц. Исходя из этого, спор между Истцом и Ответчиком может быть передан на рассмотрение МКАС при наличии между ними арбитражного соглашения.
В Договоре хранения, заключенном сторонами 17 июля 2001 г., содержится арбитражная оговорка, в соответствии с которой в случае невозможности урегулирования возникающих споров и разногласий путем переговоров стороны обращаются в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ. Ответчик оспаривал компетенцию МКАС на рассмотрение настоящего спора, однако указанное заявление было отозвано представителем Ответчика в заседании 15 октября 2003 г., что отражено в протоколе арбитражного разбирательства. Таким образом, Ответчик не имеет возражений по компетенции МКАС.
С учетом изложенного МКАС при ТПП РФ считает себя компетентным рассматривать настоящее дело.
2. Как следует из Договора хранения от 17 июля 2001 г., стороны избрали российское право в качестве применимого для разрешения спорных отношений по данному Договору.
Исходя из этого, МКАС, руководствуясь п. 1 ст. 28 Закона РФ от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже" и п. 1 параграфа 13 Регламента, признал, что настоящий спор подлежит разрешению в соответствии с нормами избранного сторонами российского права.
3. Рассмотрев требование Истца о взыскании с Ответчика убытков, причиненных ухудшением полезных свойств переданного на хранение товара, МКАС установил следующее.
В соответствии с Договором хранения от 17 июля 2001 г. в редакции Дополнения от 6 марта 2002 г. Истец обязался выбрать свою продукцию из хранилища Ответчика до 31 мая 2002 г. включительно. Однако заявка на отгрузку товара была подана Истцом только 25 июня 2002 г. Таким образом, Истец нарушил обязанность, предусмотренную Договором хранения и п. 1 ст. 899 ГК РФ. В этом случае согласно п. 2 ст. 901 ГК

[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ04-16 от 09.01.2004] В удовлетворении заявления об отмене постановления Центральной избирательной комиссии Российской Федерации об отказе в регистрации группы избирателей, созданной для поддержки кандидата на должность Президента РФ, и ее уполномоченных представителей отказано правомерно, так как протокол регистрации членов группы избирателей при проведении собрания в поддержку самовыдвижения кандидата не был нотариально удостоверен, как этого требует Федеральный закон О выборах Президента РФ.  »
Общая судебная практика »
Читайте также