[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 4-о03-188сп от 08.01.2004] Нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, повлекли отмену оправдательного приговора.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 8 января 2004 года
Дело N 4-о03-188сп
(извлечение)
Судом присяжных заседателей Московского областного суда от 10 ноября 2003 г. Уваров и Сосюрко оправданы по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. п. "а", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, за неустановлением события преступления и вынесением оправдательного вердикта.
Органами предварительного следствия Сосюрко и Уваров обвинялись в том, что, являясь должностными лицами Электростальского городского комитета по управлению имуществом, 18 апреля 2001 г. получили взятку в сумме 630 тыс. рублей за организацию победы Сергейчук в аукционе при продаже объекта недвижимости, расположенного в г. Электросталь.
В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными при рассмотрении дела судом.
По мнению прокурора, судья неправильно признал недопустимыми доказательствами чистосердечное признание Сосюрко и протокол его допроса в качестве подозреваемого, так как эти доказательства были получены без нарушения уголовно-процессуального закона, действовавшего на момент совершения процессуальных действий. Поскольку (как считал прокурор) в этих доказательствах содержится признание Сосюрко в получении им и Уваровым взятки от Сергейчук, отказ стороне обвинения в их исследовании повлиял на ответы присяжных заседателей о доказанности обвинения.
Кроме того, прокурор отметил, что Уваров в присутствии присяжных заседателей ставил вопрос о недопустимости исследованных с их участием доказательств. В судебных прениях Сосюрко заявлял об оказании на него в ходе расследования дела психического и физического воздействия со стороны работников милиции. Судья же не остановил его. Адвокаты пытались опорочить Сергейчук и тем самым повлиять на присяжных заседателей, заявив о том, что она занималась грязным делом - бизнесом.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 8 января 2004 г. приговор отменила, дело направила на новое рассмотрение, указав следующее.
Согласно ст. 385 УПК РФ нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при рассмотрении дела судом, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, являются основанием для отмены оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя.
Так, в кассационном представлении прокурора указывается, что председательствующий судья, признавая протокол допроса Сосюрко в качестве подозреваемого от 19 апреля 2001 г. недопустимым доказательством, неправильно руководствовался положением п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ о том, что показания подозреваемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым в суде, относятся к недопустимым доказательствам.
Согласно ст. 4 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.
В связи с этим, решая вопрос о допустимости протокола допроса Сосюрко в качестве подозреваемого, который проводился 19 апреля 2001 г., судья должен был учитывать не п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, а положения Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, которые применялись при производстве данного следственного действия.
Поэтому следует согласиться с доводами кассационного представления о том, что вопрос о недопустимости в качестве доказательства протокола допроса Сосюрко в качестве подозреваемого судья разрешил не в соответствии с требованиями закона.
Содержащиеся в протоколе допроса показания Сосюрко имели существенное значение для исхода дела, и, таким образом, отказывая в удовлетворении ходатайства прокурора об оглашении упомянутого протокола, судья ограничил право прокурора на представление доказательств.
При новом рассмотрении дела необходимо разрешить вопрос о допустимости протокола в качестве доказательства в соответствии с уголовно-процессуальным законом, который действовал на момент допроса Сосюрко в качестве подозреваемого.
Кроме того, нельзя согласиться и с решением судьи о недопустимости в качестве доказательства заявления Сосюрко о чистосердечном признании.
Судья, отказывая прокурору в оглашении этого заявления Сосюрко, сослался на то, что оно не является доказательством в соответствии со ст. 74 УПК РФ, а стороны признать его иным документом не предлагали.
Между тем суду следовало проверить, не являлось ли заявление о чистосердечном признании актом добровольного волеизъявления Сосюрко, т.е. его явкой с повинной, и с учетом указанного обстоятельства разрешить вопрос о допустимости такого доказательства, а не связывать это решение с наличием или отсутствием ходатайств сторон о признании его иным документом.
Следует также согласиться с доводами кассационного представления о том, что в последнем слове Уваров оказывал незаконное воздействие на присяжных заседателей.
Как видно из протокола судебного заседания, Уваров ставил под сомнение допустимость исследованной в судебном заседании видеозаписи передачи денег в его служебном кабинете, однако председательствующий не остановил его и не дал соответствующих разъяснений присяжным заседателям.
Данное нарушение уголовно-процессуального закона, как обоснованно утверждается в кассационном представлении, могло повлиять на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.
Поэтому приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 39-о03-36 от 06.01.2004] В соответствии с ч. 1 ст. 462 Уголовно-процессуального кодекса РФ Российская Федерация может выдать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, для уголовного преследования за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и закону иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.  »
Общая судебная практика »
Читайте также