[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 45-о03-139 от 22.12.2003] Суд изменил приговор и смягчил наказание, так как в соответствии с изменениями, внесенными Федеральным законом от 08.12.2003 в статью 88 Уголовного кодекса РФ, несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, а на момент совершения преступления осужденному исполнилось полных 14 лет.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 декабря 2003 года
Дело N 45-о03-139
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Каримова М.А.,
судей Истоминой Г.Н.,
Куменкова А.В.
рассмотрела в судебном заседании от 22 декабря 2003 года кассационные жалобы осужденного Козьмина А.Н., его законного представителя Козьминой З.Н. и адвоката Воробьева А.А. на приговор Свердловского областного суда от 25 августа 2003 года, которым Козьмин Александр Николаевич, родившийся 12 октября 1985 года в г. Свердловске, ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы в воспитательной колонии.
Девяшин Андрей Юрьевич, родившийся 22 декабря 1988 года в г. Свердловске-44 Свердловской области, ранее не судимый, осужден по п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы в воспитательной колонии.
Дело в отношении Девяшина рассматривается в порядке ч. 2 ст. 360 УПК РФ.
Козьмин осужден за убийство Халматова О.А., а Девяшин - за причинение здоровью потерпевшего тяжкого вреда группой лиц по предварительному сговору с Козьминым.
Преступления совершены ими 2 января 2003 года в вагоне электропоезда на перегоне "Старатель-Невьянск" Свердловской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., мнение прокурора Вощинского М.В., полагавшего приговор в отношении Девяшина изменить, смягчить ему наказание до исправительных работ и в связи с отбытием наказания из-под стражи его освободить, а в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
в кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Воробьев А.А. в защиту Козьмина указывает, что осужденному назначено чрезмерно суровое наказание, не соответствующее его личности и обстоятельствам, существенно влияющим на назначение наказания. Суд необоснованно указал в приговоре, что Козьмин и Девяшин совершили не спровоцированное потерпевшим нападение на него. Этот вывод суда основан на том, что осужденные искали в поезде лиц нерусской национальности с целью избиения. Однако потерпевший Халматов согласно показаниям свидетелей не был похож на лицо неславянской национальности. Показания же осужденных о том, что они стали избивать потерпевшего из-за того, что он нанес им удары, не опровергнуты.
Исходя из этого, считает, что суд при назначении наказания должен был исходить из того, что потерпевший был убит в ходе обоюдной драки.
Смягчающие обстоятельства лишь формально перечислены в приговоре, но не учтены.
Необоснованно учел суд то, что ранее Козьмин привлекался к административной ответственности. Необоснованно не признана судом явка с повинной Козьмина смягчающим обстоятельством. Он был доставлен в отделение милиции в группе молодых людей, которые также подозревались в убийстве, и, посоветовавшись с матерью, принял решение написать явку с повинной, в результате чего был задержан второй участник преступления - Девяшин.
Необоснованно отказал суд в удовлетворении ходатайства о проведении повторной стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы с целью выяснения возможности нахождения Козьмина в момент совершения преступления в состоянии патологического опьянения, физиологического аффекта либо иного эмоционального состояния, которое могло существенно повлиять на его сознание и психическую деятельность. Проведенная в отношении Козьмина амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза является формальной. Приводя показания Девяшина, свидетеля Тарковского о поведении Козьмина в момент совершения преступления о том, что он был практически трезвым, считает, что запамятование событий Козьминым вызвано не состоянием алкогольного опьянения, а иными причинами. Ранее в 2002 году ему был поставлен диагноз: "резидуальное органическое заболевание головного мозга, эпизод патологического опьянения". Поскольку без выяснения психического состояния Козьмина невозможно решить вопрос о его виновности, просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.
Об этом же ставит вопрос в своей кассационной жалобе законный представитель осужденного Козьмина З.Н., приводя аналогичные доводы и утверждая, что ее сын в момент преступления действовал неосознанно в силу болезненного состояния психики.
При назначении ему наказания суд не учел, что за время содержания под стражей он приобрел вирусный гепатит, стрептодермию, чесотку, в содеянном глубоко раскаивается, так как неоднократно высказывал мысли о суициде.
Осужденный Козьмин А.Н., не оспаривая фактические обстоятельства, просит снизить назначенное ему наказание, ссылаясь на то, что совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, положительно характеризуется по месту учебы и работы, явился с повинной, причем, будучи доставленным в отдел милиции в группе других молодых людей, он сам принял решение написать явку с повинной. Суд, по его мнению, не учел эти обстоятельства.
В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Сисин Д.П. просит приговор оставить без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Козьмина в убийстве Халматова, Девяшина в причинении здоровью потерпевшего вреда средней тяжести правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.
Фактические обстоятельства содеянного осужденными установлены судом правильно.
Доводам осужденных о том, что потерпевший Халматов первым применил к ним насилие, суд дал в приговоре надлежащую оценку.
При этом суд правильно принял во внимание показания свидетелей Тарковского, Астахова, Криволапова, Кузнецова, согласно которым осужденные еще до встречи с потерпевшим, приготовив для нападения ремень и нож, высказывали намерение избить лиц нерусской национальности.
Сами осужденные на предварительном следствии в собственноручно написанных заявлениях, именуемых явками с повинной, также указали, что искали в электропоезде лиц кавказской национальности, чтобы избить их.
С учетом этих обстоятельств, а также показаний свидетеля Черемера, охарактеризовавшего Халматова как спокойного, вежливого человека, не способного развязать конфликт, суд обоснованно пришел к выводу о том, что потерпевший не совершил никаких противоправных действий в отношении осужденных.
При таких данных Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката о том, что убийство Халматова было совершено Козьминым в ходе обоюдной драки.
Действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку.
Принимая во внимание отсутствие противоправных действий со стороны потерпевшего, которые могли бы вызвать состояние сильного душевного волнения у Козьмина, оснований для квалификации его действий как убийства в состоянии физиологического аффекта суд не имел.
Обстоятельства содеянного осужденными исследованы в судебном заседании с достаточной полнотой. Исследовано судом и психическое состояние Козьмина.
Согласно выводам амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы Козьмин хроническим психическим расстройством не страдает, не находился в момент совершения преступления он и в состоянии временного психического расстройства.
Наличие у Козьмина резидуального органического заболевания головного мозга, а также эпизода патологического опьянения, о чем указано в кассационных жалобах, было известно экспертам при его обследовании и учитывалось при даче заключения.
Психолог также пришел к заключению о том, что умственное и психическое развитие Козьмина соответствует его возрасту. В момент совершения преступления он не находился в состоянии физиологического аффекта либо ином эмоциональном состоянии, способном существенно повлиять на его сознание и эмоционально-волевую сферу.
С учетом выводов специалистов об отсутствии у Козьмина психического расстройства, его поведения во время совершения преступления, а также до и после его совершения, его поведения в судебном заседании суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии необходимости проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы в отношении Козьмина, о чем указывается в жалобах, и признал его вменяемым.
Наказание назначено Козьмину соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, условий жизни и воспитания, уровня психического развития, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление.
Заявление Козьмина об убийстве Халматова, написанное им после доставления в отдел внутренних дел в связи с подозрением в убийстве, обоснованно не признано судом его явкой с повинной в правоохранительные органы.
Все смягчающие обстоятельства, положительные данные о личности Козьмина в полной мере учтены судом при назначении ему наказания, а потому Судебная коллегия не находит оснований для снижения осужденному наказания, о чем ставится вопрос в жалобах.
Вместе с тем приговор в части назначенного Девяшину наказания подлежит изменению по следующим основаниям.
В соответствии с изменениями, внесенными Федеральным законом от 8 декабря 2003 года в статью 88 УК РФ, несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.
Как следует из материалов дела, на момент совершения Девяшиным преступления в отношении Халматова, относящегося к категории средней тяжести, ему исполнилось полных 14 лет, а потому с учетом указанных изменений закона ему не может быть назначено лишение свободы.
Учитывая эти обстоятельства, Судебная коллегия находит необходимым смягчить Девяшину наказание до исправительных работ и в связи с отбытием им наказания из-под стражи его освободить.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Свердловского областного суда от 25 августа 2003 года в отношении Девяшина Андрея Юрьевича изменить. Смягчить назначенное ему по п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ наказание до 1 года исправительных работ с удержанием ежемесячно в доход государства 10% заработка.
Зачесть в срок отбытия наказания содержание его под стражей с 7 января 2003 года по 22 декабря 2003 года из расчета один день содержания под стражей за три дня исправительных работ.
В связи с отбытием наказания Девяшина из-под стражи освободить.
Тот же приговор в отношении Козьмина Александра Николаевича оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного, его законного представителя Козьминой З.Н. и адвоката Воробьева А.А. - без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 89-о03-58 от 22.12.2003] Уголовное дело в части осуждения по п. ж ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса РФ прекращено за отсутствием состава преступления.  »
Общая судебная практика »
Читайте также