[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 89-Г03-5 от 29.11.2003] В удовлетворении заявления об отмене решения окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Государственной Думы РФ об отказе в регистрации кандидата в депутаты отказано правомерно, так как использование кандидатом (в том числе из федерального списка кандидатов), его доверенными лицами преимуществ должностного или служебного положения является основанием для отказа в регистрации кандидата.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 29 ноября 2003 года
Дело N 89-Г03-5
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Манохиной Г.В.,
судей Беспаловой З.Д.,
Маслова А.М.
рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2003 года гражданское дело по заявлению Лукичева Вячеслава Федоровича и Бондаря Вадима Николаевича об отмене решения Окружной избирательной комиссии Тюменского одномандатного избирательного округа N 179 по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва от 30 октября 2003 года N 9-1 об отказе в регистрации кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.Н. Бондаря по кассационной жалобе В.Н. Бондаря на решение Тюменского областного суда от 13 ноября 2003 года, которым в удовлетворении его заявления отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения В.Н. Бондаря и его представителей Прохорова, адвокатов О.П. Бужиловой и А.Е. Калановского, поддержавших доводы кассационной жалобы, представителей окружной избирательной комиссии N 179 Г.Н. Нилус и Е.П. Стружака, возражавших против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Э.С. Засеевой, полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
зарегистрированный кандидат в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по Тюменскому одномандатному избирательному округу N 179 В.Ф. Лукичев обратился в Тюменский областной суд с заявлением о признании незаконным решения Окружной избирательной комиссии Тюменского одномандатного округа N 179 по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва (далее - ОИК N 179) от 30 октября 2003 года, которым отказано в регистрации кандидатом в депутаты В.Н. Бондарю, ссылаясь на отсутствие оснований для отказа в регистрации. То обстоятельство, что Бондарь не подписал первый финансовый отчет, не могло служить основанием к отказу в регистрации, поскольку это не требовалось. Привлечение Бондарем к деятельности финансового уполномоченного А.С. Шкляева, являющегося его помощником, не могло быть расценено как использование депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Бондарем преимуществ своего должностного положения, поскольку Шкляев не является государственным служащим, находился в отпуске, выполнял обязанности уполномоченного по финансовым вопросам в свободное от работы время.
10 ноября 2003 года В.Н. Бондарь обратился в суд с заявлением об отмене решения ОИК N 179. В подтверждение требования указал на то, что отказ в его регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы в связи с тем, что им не был подписан первый финансовый отчет, он якобы использовал преимущества должностного положения, привлекая в период с 29 сентября 2003 года по 28 октября 2003 года в качестве уполномоченного представителя по финансовым вопросам своего помощника Шкляева, не основан на законе. Действующим избирательным законодательством не предусмотрена обязанность кандидатов в депутаты лично подписывать первый финансовый отчет. Первый финансовый отчет был своевременно предоставлен в ОИК N 179 и подписан уполномоченным по финансовым вопросам А.С. Шкляевым, действующим на основании нотариально удостоверенной доверенности. Шкляев выполнял обязанности в качестве его уполномоченного представителя по финансовым вопросам в свободное от работы время. В связи с тем, что Шкляев, являясь помощником депутата Государственной Думы Российской Федерации, не относится к категории государственных и муниципальных служащих, ошибочным является вывод ОИК N 179, что привлечение Шкляева во внеслужебное время к выполнению обязанностей уполномоченного представителя по финансовым вопросам является использованием кандидатом преимуществ должностного или служебного положения.
Определением Тюменского областного суда от 10 ноября 2003 года заявление В.Н. Бондаря и В.Ф. Лукичева объединены в одно производство.
Судом постановлено выше приведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе В.Н. Бондарь, считая его неправильным. Полагает, что суд неправильно применил нормы материального права.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда и считает его правильным.
Рассматривая данное дело, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал подробный анализ законодательства, регулирующего поставленные в заявлении вопросы, правильно применил нормы материального и процессуального законодательства.
Согласно подпункту 12 пункта 8 статьи 47 Федерального закона от 20 декабря 2002 года N 175-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" основанием для отказа в регистрации кандидата может быть использование кандидатом (в том числе из федерального списка кандидатов), его доверенными лицами преимуществ должностного или служебного положения.
В силу подпункта 1 пункта 4 статьи 49 названного Закона под использованием преимуществ должностного или служебного положения в настоящем Федеральном законе следует понимать привлечение лиц, находящихся в подчинении или в иной служебной зависимости, государственных и муниципальных служащих к осуществлению в служебное время деятельности, способствующей выдвижению и (или) избранию кандидата (кандидатов).
Правильным является вывод суда о том, что кандидат в депутаты В.Н. Бондарь, являясь депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва 2000 - 2003 годов, использовал при проведении избирательной кампании преимущества своего должностного положения - привлек находящегося у него в подчинении помощника по Тюменской области А.С. Шкляева к осуществлению деятельности, способствующей его (В.Н. Бондаря) выдвижению и (или) избранию депутатом, в служебное для Шкляева время, назначив его своим уполномоченным представителем по финансовым вопросам в период избирательной кампании.
Из объяснений В.Н. Бондаря, заявления А.С. Шкляева от 2 октября 2002 года о приеме его на должность помощника депутата Государственной Думы В.Н. Бондаря, копии трудовой книжки А.С. Шкляева, срочного трудового договора от 31 октября 2002 года, показаний свидетеля А.С. Шкляева (л.д. 58, 63, 64) усматривается, что Шкляев, выполняя обязанности помощника депутата В.Н. Бондаря, находился у него в подчинении и был подконтролен ему.
Судом установлено, что функции уполномоченного по финансовым вопросам кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания В.Н. Бондаря осуществлялись его помощником А.С. Шкляевым в служебное время. Согласно условиям срочного трудового договора от 31 октября 2002 года между В.Н. Бондарем и Шкляевым конкретное время работы Шкляева определяется утвержденным депутатом графиком работы. Шкляев обязуется соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, установленные для работников организации, предоставившей служебное помещение (пункты 4 и 12 срочного трудового договора). Служебные помещения под размещение приемной депутата В.Н. Бондаря и его помощника были предоставлены Управлением делами Губернатора Администрации Тюменской области, поэтому суд сделал правильный вывод о том, что в силу п. 12 срочного трудового договора Шкляев был обязан соблюдать Правила внутреннего распорядка Управления для регистрации кандидата, утвержденные 12 декабря 2002 года. Продолжительность рабочей недели составляла 5 дней с выходными днями - субботой, воскресеньем. Для лиц, которым предоставлены служебные помещения, время работы установлено с 8.45 (в пятницу - 9.00), перерыв на обед - 13.00 - 14.00, время окончания работы - 18.00 (в пятницу - 17.00) (п. 5.1 Правил). Согласно п. 5.8 названных Правил об изменении режима работы иных работников, которым Управлением делами предоставлено служебное помещение, управление извещается за один месяц.
Из показаний свидетелей П.Н. Байматова, А.С. Шкляева, сообщения Тюменского городского отделения N 29 Сберегательного банка Российской Федерации N 012 от 31 октября 2003 года усматривается, что Шкляев в период с 23 сентября 2003 года по 29 октября 2003 года в служебное время осуществлял деятельность в качестве уполномоченного по финансовым вопросам кандидата Бондаря.
При таком положении суд пришел к обоснованному выводу о том, что А.С. Шкляев в период с 23 сентября 2003 года по 29 октября 2003 года в служебное время осуществлял деятельность, способствующую выдвижению и (или) избранию кандидата В.Н. Бондаря, а доводы В.Н. Бондаря о деятельности Шкляева в качестве его уполномоченного по финансовым вопросам в свободное от работы - в обеденное, вечернее или личное время неосновательны.
Письмо депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва В.Н. Бондаря от 27 октября 2003 года о том, что им был утвержден иной график работы его помощников в субъекте Российской Федерации (Тюменская область) в режиме гибкого рабочего времени, суд обоснованно не положил в основу своего решения, поскольку оно поступило в администрацию Тюменской области 28 октября 2003 года и в основе применения режима гибкого рабочего времени согласно положениям ст. 102 Трудового кодекса Российской Федерации лежит суммированный учет рабочего времени, основным элементом режима учета рабочего времени является скользящий (гибкий) рабочий график работы, составными элементами которого являются: переменное (гибкое) время в начале и в конце рабочего дня, в пределах которого работник вправе начинать и заканчивать работу по своему усмотрению; фиксированное время - время обязательного присутствия на работе; перерыв для питания и отдыха. Представленные В.Н. Бондарем распоряжения от 16 октября 2003 года не опровергают выводы суда о том, что Шкляев осуществлял деятельность, способствующую выдвижению и (или) избранию кандидата в депутаты Бондаря в служебное время, поскольку не могли быть расценены как график работы и не были доведены до сведения Управления делами Губернатора Администрации Тюменской области, как того требует п. 5.8 Правил внутреннего трудового распорядка.
Доводы кассационной жалобы о том, что судом не выявлено ни одного подтвержденного доказательствами факта о выполнении Шкляевым действий, способствующих выдвижению и избранию Бондаря депутатом, противоречат материалам дела и не могут служить поводом к отмене решения суда.
Нельзя согласиться с доводом кассационной жалобы о том, что суд при разрешении дела неправомерно применил положения подпункта 12 п. 8 ст. 47 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", установившего запрет для кандидатов в депутаты привлекать лиц, находящихся в подчинении или в иной служебной зависимости, помимо государственных и муниципальных служащих, в то время как следовало исходить из положений подпункта "а" пункта 5 ст. 40 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие граждан Российской Федерации", предусматривающей, что под использованием преимуществ должностного или служебного положения следует понимать привлечение лиц, находящихся в подчинении или в иной служебной зависимости, иных государственных и муниципальных служащих к осуществлению в служебное время деятельности, способствующей выдвижению и (или) избранию кандидатов, поэтому понятие подчиненности или служебной зависимости этой нормой распространяется на государственных и муниципальных служащих.
Согласно пункту 3 ст. 1 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" федеральными конституционными законами, иными федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации могут устанавливаться гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, дополняющие гарантии, установленные настоящим Федеральным законом.
Ограничения, связанные с должностным или служебным положением, установленные подпунктом 12 пункта 8 статьи 47 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", являются гарантией обеспечения равенства кандидатов и исключения использования преимуществ своего должностного и служебного положения, поэтому суд правильно применил эту норму при разрешении данного дела. При этом суд обоснованно исходил из того, что понятие подчиненности распространяется не только на государственных и муниципальных служащих.
Доводы кассационной жалобы, направленные к иному толкованию материальных норм, примененных судом при рассмотрении дела, ошибочны и не могут служить поводом к отмене решения суда.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 360, 361 и 366 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Тюменского областного суда от 13 ноября 2003 года оставить без изменения, а кассационную жалобу В.Н. Бондаря - без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 73-Г03-7 от 29.11.2003] В удовлетворении заявления о признании незаконным постановления окружной избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата в депутаты Государственной Думы РФ отказано правомерно, так как непредоставление кандидатом всех установленных Федеральным законом О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации документов является основанием для отказа в регистрации кандидата.  »
Общая судебная практика »
Читайте также