ИНФОРМАЦИЯ (Т. Машкина) (Российская юстиция, 2003, n 11) Судья независим, но его решения подконтрольны (принцип гласности в деятельности квалификационных коллегий судей)

Принцип гласности в деятельности
квалификационных коллегий судей
Одним из принципов деятельности квалификационных коллегий судей является закрепленный в ст. 5 Федерального закона "Об органах судейского сообщества" принцип гласности. Применение этого же принципа судами при отправлении правосудия вызывает немало споров в связи с недостаточной проработанностью в процессуальных кодексах вопросов, сопутствующих соблюдению принципа гласности. Еще больше вопросов возникает при реализации названного принципа в деятельности квалификационных коллегий.
До марта 2002 г. квалификационные коллегии судей действовали на основании Положения, которое было утверждено постановлением Верховного Совета РФ в 1993 году и в котором вообще не провозглашались принципы открытости, гласности в деятельности квалификационных коллегий судей.
Попытка развить принцип, озвученный в Федеральном законе "Об органах судейского сообщества", сделана Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации (далее - ВККС РФ) в ст. 16 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей, утвержденного 15 мая 2002 г. В названной статье, посвященной обеспечению принципа гласности в работе квалификационных коллегий судей, установлено общее правило, заключающееся в том, что квалификационная коллегия судей проводит, как правило, открытые заседания. Одновременно предусмотрено, что закрытые заседания могут проводиться в ограниченных случаях; предусмотрен порядок принятия решений о проведении закрытых заседаний и порядок использования средств аудиозаписи, видеоаппаратуры, кино- и фотоаппаратов.
Однако гласность - понятие многоаспектное, и, урегулировав вопросы, связанные с реализацией гласности при проведении заседаний квалификационных коллегий, ни Закон, ни Положение не ответили на вопрос о том, в каких дополнительных формах должен и может реализовываться этот принцип в работе квалификационных коллегий судей.
Представляется, что затруднения с ответами на этот вопрос возникают, в первую очередь, потому, что ни в одном действующем законе не раскрыто понятие "орган судейского сообщества". Не удалось обнаружить серьезных научных работ, публикаций, раскрывающих сущность органов судейского сообщества. Природа и правовые основы деятельности этих органов не проработаны достаточно глубоко юридической наукой.
Не вдаваясь в детальное обоснование своей позиции на этот счет, полагаю, что в результате анализа действующего законодательства можно сделать вывод о том, что квалификационная коллегия судей, как один из органов судейского сообщества, имеет сложный правовой статус. При этом большая часть функций квалификационной коллегии - это функции органа государственной судебной власти. Исходя из этого посыла полагаю возможным предложить существующие при реализации судами принципа гласности при отправлении правосудия подходы заимствовать в деятельности квалификационных коллегий судей.
Так какие же еще аспекты принципа гласности должны учитывать в своей деятельности квалификационные коллегии? Чем они должны при этом руководствоваться?
Чтобы дать ответ на этот вопрос и сделать правильные выводы, надо начать с соотношения двух основополагающих принципов - принципа независимого правосудия и принципа свободной прессы в России. Для этого необходимо обратиться к нормативной базе. Следует напомнить, что все международные нормы, касающиеся отправления правосудия, указывают на гласность как непременный элемент его справедливости. В частности, этим вопросам посвящены ст. ст. 6 и 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Национальное российское законодательство также регламентирует вопросы, связанные с открытостью правосудия. Часть 1 ст. 123 Конституции РФ гласит: "Разбирательство во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом судебном заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом".
Статья 38 Федерального закона "О средствах массовой информации" предусматривает, что граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц.
Государственные органы и организации, общественные объединения, их должностные лица представляют сведения о своей деятельности средствам массовой информации по запросам редакций, а также путем проведения пресс-конференций, рассылки справочных и статистических материалов и в иных формах.
Принцип гласности осуществления государственной службы заложен в подп. 9 ст. 5 Федерального закона "Об основах государственной службы в Российской Федерации". Кроме того, имеется специальный Федеральный закон "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации". Наконец, действует в Российской Федерации и Закон "Об информации, информатизации и защите информации", согласно которому государственные информационные ресурсы в Российской Федерации являются открытыми, общедоступными.
Таким образом, если считать квалификационные коллегии государственным органом либо органом, обладающим некоторыми государственными функциями, то следует сделать вывод, что граждане вправе иметь доступ к информации о деятельности квалификационных коллегий.
Итак, открытые заседания коллегии, о которых говорилось выше, на мой взгляд, должны стать правилом для квалификационных коллегий судей. Ограничения свободного доступа к информации могут иметь место, и это нашло отражение в ст. 16 Положения о квалификационных коллегиях судей. Согласно названной статье закрытое заседание может быть проведено по обоснованному ходатайству судьи, по ходатайству Генерального прокурора или его представителя. Решение квалификационной коллегии о проведении закрытого заседания не может быть принято произвольно, в зависимости от симпатии или антипатии к средству массовой информации. Запрет на присутствие журналистов в заседании коллегии должен быть мотивирован.
Вряд ли запрет на открытое заседание квалификационной коллегии может быть вызван необходимостью соблюдения государственной тайны. Чаще это может быть вызвано необходимостью защиты интересов частного лица, чьей-то частной жизни. Но в таких случаях коллегии придется сделать выбор между интересами информирования общественности и интересами конкретного частного лица. И здесь, безусловно, в самом законодательстве заложено столкновение двух упомянутых интересов, поэтому решение коллегии о проведении закрытого заседания в таких случаях должно быть взвешенным, и подходить к нему следует достаточно осторожно.
Следующий аспект проявления гласности в деятельности квалификационных коллегий - это право вести запись в открытом судебном заседании, а также использовать средства аудиозаписи, фотоаппаратов, кино- и видеоаппаратуры. Эти правила нашли отражение в ст. 16 Положения о квалификационных коллегиях судей и, на мой взгляд, особых затруднений при применении вызвать не должны.
Далее, в Положении не нашло отражения правило относительно порядка объявления решений, принимаемых квалификационной коллегией судей. Однако исходя из общих начал принципа гласности считаю, что по аналогии с судебным решением решение квалификационной коллегии судей должно объявляться публично в любом случае. Это должно означать исключение препятствий на доступ журналистов и публики при объявлении решения коллегии. Здесь может применяться правило, действующее в судебном процессе: "Даже если по соображениям морали или национальной безопасности суд не должен допускать прессу и публику на все судебное разбирательство или его часть, его результат должен быть предан гласности".
Гласность проявляется не только в форме восприятия гражданами и должностными лицами всего происходящего в зале заседания квалификационной коллегии, но и путем публикации решений, принимаемых коллегиями. Первый шаг в этом направлении сделан - появился "Вестник Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации", в котором опубликованы некоторые решения ВККС РФ. В планах была публикация решений квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации, решений Верховного Суда РФ, касающихся практики судебной проверки решений квалификационных коллегий. При выполнении перечисленных планов еще один аспект принципа гласности в деятельности квалификационных коллегий судей будет воплощен в жизнь.
Теперь перейду к вопросу об информированности общества через средства массовой информации о деятельности судейских сообществ вообще и квалификационных коллегий судей в частности. Судебная система в целом и квалификационные коллегии судей часто подвергаются критике по поводу их закрытости. В работе квалификационных коллегий судей это касается, в первую очередь, вопросов привлечения судей к дисциплинарной ответственности; вопросов дачи рекомендаций кандидатам на должности судей. Нередко в прессе высказывается мнение, что "кухня квалификационных коллегий судей" - это тайна за семью печатями.
Пока ситуация складывается так, что органы судейского сообщества сами не заинтересованы в информировании населения о своей деятельности.
Одной из причин этого служит то обстоятельство, что не только органы судейского сообщества, но и сама судебная система не имеет четкой стратегии информационного сопровождения. Например, Правительство РФ Постановлением от 12 февраля 2003 г. N 98 утвердило перечень сведений о деятельности Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, обязательных для размещения в открытом доступе. В системе судебной власти эта работа еще впереди.
Приходится констатировать и то, что в настоящее время инициатива в освещении деятельности судов, органов судейского сообщества принадлежит средствам массовой информации, журналистам, а не работникам судов и членам органов судейского сообщества. В книге "Средства массовой информации и судебная власть в России (проблемы взаимодействия)", выпущенной еще в 1998 году Фондом защиты гласности, указывалось: "журналисты, не обладая необходимым объемом правовых знаний, в своих выступлениях подчас искаженно представляют деятельность судов, ход и результаты судебных процессов, высказывают юридически некомпетентные суждения и оценки, неверно ориентирующие читателей, деформирующие их правосознание, допускают злоупотребление свободой слова, некорректные выпады в адрес судей, умаляя престиж судебной власти".
За прошедший с момента издания книги период мало что изменилось. Работниками судов по-прежнему мало освещается их деятельность. Говорить об освещении деятельности квалификационных коллегий судей самими членами коллегий вообще не приходится, поэтому неудивительно, что в прессе лишь изредка публикуются материалы о том, что квалификационные коллегии часто защищают судей, защищают "честь мундира", снисходительно относятся к проступкам судей. Практически нет публикаций относительно анализа деятельности квалификационных коллегий, относительно их компетенции и характера деятельности.
Еще в 1997 году ВККС РФ рекомендовала квалификационным коллегиям судей субъектов Российской Федерации представлять журналистам сведения о своей деятельности по своей инициативе или по запросам средств массовой информации, а также путем проведения пресс-конференций, рассылки справочных и статистических материалов или в иных формах. Высшая квалификационная коллегия судей рекомендовала допускать журналистов на свои заседания, а в необходимых случаях самим приглашать их на заседания, чаще передавать им общественно значимую информацию о своей работе.
Полагаю, что мы обязаны показать обществу не только своей работой, но и путем взаимодействия со средствами массовой информации, что российская судебная система развивается, повышает свою эффективность, приближается к международным стандартам (в частности, вводится четкий механизм ответственности судей за неверные решения); судья независим, однако его решения подконтрольны; судья несменяем, но может быть лишен своих полномочий. Фактическое применение принципа гласности в деятельности каждой квалификационной коллегии судей позволит добиться поставленных целей.
Председатель
Арбитражного суда
Красноярского края,
член
Высшей квалификационной
коллегии судей РФ
Т.МАШКИНА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 67-Г03-21 от 26.11.2003 В удовлетворении заявления об отмене регистрации кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации отказано, поскольку кандидатом для регистрации представлено достаточное количество достоверных и действительных подписей.  »
Общая судебная практика »
Читайте также