[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ВКПИ03-79 от 19.11.2003] В удовлетворении заявления о признании незаконным Постановления Правительства РФ Об обеспечении контингента Вооруженных Сил Российской Федерации, направленного для участия в международном присутствии по безопасности в Косово, Союзная Республика Югославия отказано, поскольку Правительство РФ в пределах своей компетенции определило нормы и порядок выплаты денежного довольствия российскому воинскому контингенту, при этом права указанной категории военнослужащих не были нарушены.

РЕШЕНИЕ
от 19 ноября 2003 г. N ВКПИ03-79
Именем Российской Федерации
Верховный Суд Российской Федерации в лице судьи Верховного Суда Российской Федерации генерал-лейтенанта юстиции Пархомчука Ю.В., при секретаре старшем лейтенанте юстиции Ушаковой М.В., с участием заявителя Шевича Н.Е., представителя ответчика подполковника Буянова С.В., старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры полковника юстиции Осипова В.Ю. рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Шевича Николая Евгеньевича о признании Постановления Правительства Российской Федерации "Об обеспечении контингента Вооруженных Сил Российской Федерации, направленного для участия в международном присутствии по безопасности в Косово, Союзная Республика Югославия" от 26 июля 2001 года N 554 противоречащим Федеральным законам "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ, с последующими изменениями, и "О государственной тайне" от 21 июля 1993 года N 5485-1, с изменениями от 6 октября 1997 года, поскольку данным Постановлением не предусмотрена выплата процентной надбавки к окладу за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, военнослужащим, находившимся в служебной командировке в Косово (Союзная Республика Югославия).
В судебном заседании Шевич уточнил свои требования и предложил, в случае признания выплаты данной процентной надбавки в период с 1996 по 2001 год неправомерной вынести в адрес должностных лиц, допустивших неправомерное расходование государственных средств, частное определение,
установил:
Шевич Н.Е. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с указанными выше требованиями, ссылаясь на то, что, поскольку Постановлением Правительства Российской Федерации "Об обеспечении контингента Вооруженных Сил Российской Федерации, направленного для участия в международном присутствии по безопасности в Косово, Союзная Республика Югославия" не предусмотрена выплата установленной законодательными актами процентной надбавки к окладу за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, он и другие военнослужащие были лишены возможности реализовать свое право на получение соответствующей надбавки к должностному окладу за время нахождения в Косово, где исполняли служебные обязанности и были допущены к государственной тайне. Такая процентная надбавка к окладу по воинской должности ему, в частности, не выплачивалась за весь период командировки с 12 февраля по 28 августа 2002 года ни в иностранной валюте в Косово, ни в Главной военной прокуратуре (г. Москва), откуда он был направлен в командировку.
По этому вопросу он обращался в Главное управление международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ и в Московский гарнизонный военный суд с просьбой решить вопрос о выплате ему указанной надбавки, однако ему было отказано со ссылкой на то, что Постановление Правительства РФ N 554 от 26 июля 2001 года содержит специальные нормы, относящиеся ко всему денежному довольствию военнослужащих российского воинского контингента в Косово, с исчерпывающей полнотой и не предусматривает выплату процентной надбавки к окладу за работу со сведениями, составляющими государственную тайну.
В судебном заседании Шевич поддержал свои требования и настаивал на признании Постановления Правительства РФ N 554 от 26 июля 2001 года в той части, в которой не предусмотрена выплата военнослужащим процентной надбавки к окладу за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, противоречащим приведенным выше Федеральным законам.
Заслушав объяснения представителя Правительства Российской Федерации подполковника Буянова С.В., действовавшего в соответствии с поручением Правительства РФ от 29 сентября 2003 года N ХВ-П411657 и на основании доверенности от 9 октября 2003 года, выданной статс-секретарем - заместителем Министра обороны РФ генерал-полковником Пузановым И.Е., возражавшего против требований заявителя, исследовав материалы дела - доказательства, представленные сторонами, заслушав заключение прокурора, полагавшего, что заявление Шевича подлежит отклонению, Верховный Суд Российской Федерации приходит к выводу, что заявление Шевича не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Согласно исследованным в судебном заседании нормативным документам, направление воинских формирований Вооруженных Сил РФ для международного присутствия по безопасности в Косово, Союзная Республика Югославия, осуществлено решением Президента Российской Федерации на основании Постановления Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 25 июня 1999 года N 262-СФ.
Пунктом 5 Указа Президента РФ от 25 июня 1999 года N 822с "Об использовании воинских формирований Вооруженных Сил Российской Федерации в международном присутствии по безопасности в Косово, Союзная Республика Югославия" Правительству РФ поручено осуществлять в установленном порядке финансирование расходов, связанных с использованием российского воинского контингента, и выплату им денежного довольствия, включая дополнительные гарантии и компенсации, в том числе членам их семей, в соответствии с федеральным законодательством.
При этом п. 2 ст. 12 Федерального закона "О статусе военнослужащих" N 76-ФЗ от 27.05.1998 предусмотрено, что военнослужащим, временно проходящим военную службу за пределами территории РФ, иностранная валюта выплачивается по нормам и в порядке, которые определяются Правительством РФ.
Принимая оспариваемое заявителем Постановление N 554 от 26 июля 2001 года "Об обеспечении контингента Вооруженных Сил Российской Федерации, направленного для участия в международном присутствии по безопасности в Косово, Союзная Республика Югославия", Правительство РФ руководствовалось приведенными выше нормативно-правовыми актами, а в последующем также и Указом Президента РФ N 1240с от 23 октября 2001 года по этому вопросу.
С учетом особенностей порядка прохождения военной службы за границей Правительство РФ в пункте 1 Постановления установило, что материальное и денежное обеспечение этих военнослужащих осуществляется в порядке, применяемом в отношении российских военных специалистов, направляемых за границу Министерством обороны РФ для оказания технического содействия и другой помощи.
Должностные оклады этим военнослужащим были, в отличие от общего порядка, действующего на территории Российской Федерации, установлены Правительством РФ в иностранной валюте в процентном отношении от должностного оклада командующего российским воинским контингентом.
Этим военнослужащим, кроме того, была сохранена выплата в рублях 100 процентов окладов по воинскому званию и штатной воинской должности по последнему месту службы, процентная надбавка за выслугу лет, надбавка за особые условия службы и ежемесячная надбавка военнослужащим, имеющим право на пенсию за выслугу лет.
Согласно этому Постановлению Министр обороны РФ по согласованию с Министром финансов РФ дважды 30.09.2001 и 30.05.2002 утверждал схему должностей для установления окладов в иностранной валюте военнослужащих российского контингента в Косово, а во втором случае - и в Боснии и Герцеговине. Размеры должностных окладов, в зависимости от должностного положения военнослужащих, составляли от 982 до 1873 долларов США в месяц, что в несколько раз выше денежного довольствия военнослужащих на территории Российской Федерации при замещении аналогичных должностей.
Утверждение Шевича Н.Е. о несоответствии Постановления Правительства РФ законодательным актам, поскольку в нем не предусмотрена выплата процентной надбавки к окладу за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, не может быть признано состоятельным, поскольку, как об этом уже было указано выше, Правительство Российской Федерации в пределах своей компетенции, определяя нормы и порядок выплаты денежного довольствия российскому воинскому контингенту, а также устанавливая им дополнительные гарантии и компенсации, в том числе и членам их семей, применило иной принцип их денежного довольствия и материального обеспечения, который позволил военнослужащему получать денежное довольствие, в значительной мере превосходящее прежнее их денежное содержание, получаемое с учетом размеров других, не указанных в Постановлении дополнительных выплат, в том числе и указанной процентной надбавки за секретность, предусмотренных действующим законодательством для военнослужащих, которые проходят военную службу на территории Российской Федерации.
Ничем не опровергнуты и заявления представителя ответчика в суде о том, что выплата упомянутой процентной надбавки к денежному окладу контингенту в иностранной валюте нормативными актами, в том числе и Законом "О государственной тайне", не предусмотрена. Будучи откомандированными из частей, дислоцированных на территории Российской Федерации, военнослужащие были освобождены от исполнения в этих воинских частях служебных обязанностей по занимаемым должностям, в том числе и от работы со сведениями, составляющими государственную тайну, что лишило их в соответствии с нормативными актами возможности получения указанной надбавки по прежнему месту службы.
Поскольку приведенные выше данные свидетельствуют, что Правительство РФ, определяя нормы и порядок выплаты денежного довольствия российскому военному контингенту, а также устанавливая им дополнительные гарантии и компенсации, в том числе и членам их семей, всесторонне подошло к решению этих вопросов, никаких оснований считать, что права указанной категории военнослужащих, касающиеся материального обеспечения, были нарушены, не имеется, в связи с чем заявление Шевича Н.Е. о признании оспариваемого им Постановления Правительства РФ не соответствующим действующему законодательству удовлетворению не подлежит.
Суд не находит также оснований и для удовлетворения требований Шевича Н.Е. о вынесении частного определения в адрес должностных лиц, разрешивших выплату этой процентной надбавки российскому воинскому контингенту в период с 1 марта 1996 года по 29 марта 2001 года, поскольку в деле для этого не имеется процессуальных данных. Предметом судебного разбирательства настоящего дела было заявление Шевича Н.Е. об оспаривании законности Постановления Правительства РФ N 554 от 26 июля 2001 года. Другие нормативные акты заявителем не оспаривались и судом не рассматривались. Прежние нормативные акты по спорному вопросу до принятия обжалованного заявителем Постановления Правительства РФ были отменены.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194 - 196, 198 - 199, 253 ГПК РФ Верховный Суд Российской Федерации
решил:
в удовлетворении заявления Шевича Николая Евгеньевича о признании Постановления Правительства Российской Федерации "Об обеспечении контингента Вооруженных Сил Российской Федерации, направленного для участия в международном присутствии по безопасности в Косово, Союзная Республика Югославия" от 26 июля 2001 года N 554 противоречащим Федеральным законам "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ и "О государственной тайне" от 21 июля 1993 года N 5485-1 в той части, в которой данным Постановлением не предусмотрена выплата процентной надбавки к должностному окладу за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, военнослужащим, находившимся в служебной командировке в Косово, отказать.
Из-за отсутствия оснований отказать также заявителю Шевичу Н.Е. в вынесении частного определения по данному делу.
Решение может быть обжаловано в кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме.
Судья
Верховного Суда
Российской Федерации
генерал-лейтенант юстиции
Ю.В.ПАРХОМЧУК

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 550п-03к от 19.11.2003] При решении вопроса о переводе осужденного из тюрьмы в исправительную колонию для дальнейшего отбывания наказания период, в течение которого осужденный содержался в следственном изоляторе, засчитывается в назначенный приговором срок тюремного заключения.  »
Общая судебная практика »
Читайте также