ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения Европейского Суда по правам человека от 18.11.2003 n 48758/99) (Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация: Постановления и решения, вынесенные до 1 марта 2004 года, Норма, 2005) По делу обжалуется несправедливость судебного разбирательства по делу заявителя.

(Lyubov Alekseyevna Volkova)
против Российской Федерации
(жалоба N 48758/99)
По материалам Решения
Европейского Суда по правам человека
от 18 ноября 2003 года
по вопросу приемлемости жалобы
(Четвертая секция)
Европейский Суд по правам человека (Четвертая секция), заседая 18 ноября 2003 г. Палатой в составе:
сэра Н. Братца, Председателя Палаты,
В. Стражнички,
Р. Марусте,
А. Ковлера,
С. Павловского,
Л. Гарлицки,
Х. Боррего Боррего, судей,
а также при участии Ф. Элан-Пассос, заместителя Секретаря Секции Суда,
принимая во внимание жалобу, поданную 28 декабря 1998 г.,
принимая во внимание Частичное решение от 25 сентября 2001 г.,
принимая во внимание меморандум, представленный властями государства-ответчика, и возражения заявителя на этот меморандум,
заседая за закрытыми дверями,
вынес следующее Решение:
ФАКТЫ
Заявитель - Волкова Любовь Алексеевна, гражданка России, 1959 г.р., проживает в г. Волгограде, Россия.
А. Обстоятельства дела
1. Первоначальный спор по жилищному вопросу
Заявитель и ее семья (всего четыре человека: заявитель, ее супруг и двое детей, 1982 и 1987 г.р.) поселились в общежитии в 1985 г.
Они занимали в общежитии две комнаты, с общей кухней, душем и туалетом. Все члены семьи заявителя имели в этом общежитии постоянную прописку и другого места жительства не имели.
В 1993 г. это общежитие перешло во владение предприятия "ВНИИТМАШ".
В 1995 г. заявитель, как и другие жители общежития, получила распоряжения прокурора Советского района г. Волгограда освободить занимаемые ими помещения, так как здание нуждалось в срочном ремонте. Заявителю было предоставлено временное жилье в другом общежитии Волгограда, хотя и меньшей площади и с худшими условиями проживания. В августе 1995 г. заявитель была принудительно выселена из здания, а ее вещи были перевезены в предложенные временные жилые помещения.
Заявителю и ее семье была предоставлена комната площадью 16 кв. м, куда и были перевезены их вещи. Эта комната расположена в студенческом общежитии. В общежитии имелось только холодное водоснабжение, душа не было, крохотная кухня. Сначала Волковы жили у родственников, но в августе 1998 г. им пришлось переехать в эту комнату в общежитии. Чтобы освободить место для проживания, вещи, в том числе мебель, пришлось перенести в техническое (складское) помещение. Комната находится рядом с туалетом, откуда постоянно исходил зловонный запах, комната сырая, с грибком и тараканами.
Заявитель вместе с другими жителями общежития подала иск против предприятия "ВНИИТМАШ" и администрации Советского района о предоставлении постоянного жилья и возмещении нематериального ущерба. В исковом заявлении они указали, что хотя здание по своему статусу является общежитием, их договоры о найме жилья предусматривали предоставление настоящих квартир, а не жилья в общежитии. Волгоградский областной суд решением от 24 апреля 1996 г. оставил в силе решение суда первой инстанции, вынесенное судом Советского района, об отклонении иска заявителя. Предприятие "ВНИИТМАШ" обязалось предоставить заявителю возможность вернуться в принадлежавшее ему общежитие после ремонта, который должен был завершиться в сентябре 1996 г.
Однако в установленные сроки ремонт не был завершен, и заявитель снова обратилась в суд. 22 июня 1999 г. районная администрация согласилась с ее требованиями. Решением Советского районного суда администрации было предписано предоставить заявителю "благоустроенное" жилье. Решение не было обжаловано ни одной из сторон, вступило в законную силу и в июле 1999 г. было направлено судебному приставу.
8 сентября 1999 г. был завершен ремонт в общежитии, в котором заявитель проживала первоначально, и здание было передано на баланс районной администрации в качестве общежития.
24 сентября 1999 г. администрацией Советского района семье заявителя был выдан ордер на две комнаты площадью 34 кв. м в отремонтированном общежитии. Исполнительное производство, по всей видимости, было прекращено судебным приставом 11 октября 1999 г.
Заявитель отказалась от предложенного жилья, так как считала, что жилье в общежитии не соответствовало понятию "благоустроенное", согласно решению суда от 22 июня 1999 г. Она также утверждала, что условия проживания после ремонта ухудшились. В частности, заявители могли получить только временную прописку в этом помещении, предложенные им комнаты находились на удалении друг от друга, через коридор, в который выходили двери других комнат. Кроме того, теперь у них был общий туалет и кухня на большее число семей, а само здание по-прежнему находилось в плохом состоянии, несмотря на ремонт.
По ходатайству заявителя судебный пристав возобновил исполнительное производство, 23 февраля 2000 г. наложил запрет на выдачу ордеров на жилье районной администрацией и изъял районный журнал выдачи ордеров отдела по учету распределения жилья.
27 апреля 2000 г. Советский районный суд по заявлению администрации отменил распоряжение судебного пристава от 23 февраля 2000 г. 28 июня 2000 г. Волгоградский областной суд оставил это решение в силе. Суд определил, что решение Советского районного суда от 22 июня 1999 г. было исполнено администрацией, предоставившей заявителю "благоустроенное" жилье, и отказ заявителя от предложенного жилья не мог служить основанием для продолжения исполнительного производства.
18 июля 2000 г. администрация предложила заявителю три комнаты в том же общежитии суммарной площадью 53,5 кв. м. Заявитель и ее семья отказались от мест в общежитии и не стали вселяться в предложенное жилье.
2. Производство в надзорной инстанции
6 июня 2000 г. Европейский Суд, в соответствии с пунктом 1 Правила 49 Регламента Суда, предложил властям Российской Федерации дать ответы на следующие вопросы:
"1. Как обстоят дела в настоящее время с исполнением решения Советского районного суда г. Волгограда от 22 июня 1999 г.?
2. На какой тип жилья имеет право заявитель в соответствии с вышеупомянутым решением суда?"
Ответ властей Российской Федерации был получен 18 сентября 2000 г. В нем содержалась информация о том, что 17 июля 2000 г. президиум Волгоградского областного суда в порядке надзора по протесту своего председателя отменил решение Советского районного суда от 22 июня 1999 г. и вернул дело на новое рассмотрение.
Впоследствии заявитель проинформировала Европейский Суд о том, что президиум Волгоградского областного суда провел заседание по ее делу 17 июля 2000 г., и она об этом не знала, поскольку соответствующее уведомление было направлено ей только 13 июля 2000 г., а ее в это время не было в городе. Представители администрации и районной прокуратуры участвовали в заседании и представили свои доводы.
26 июля 2000 г. Советский районный суд отклонил иск заявителя, указав, что она имеет право только на получение жилья в отремонтированном общежитии. Это не дает ей права на получение "благоустроенного" жилья. 30 августа 2000 г. данное решение было подтверждено Волгоградским областным судом. 27 сентября 2000 г. судебный пристав закрыл исполнительное производство, поскольку решение суда от 22 июня 1999 г. было отменено.
Несколько раз заявитель попыталась оспорить это решение суда в порядке надзора, но ей было в этом отказано.
12 апреля 2001 г. районная администрация подтвердила свое предложение выделить заявителю три комнаты в общежитии, но заявитель его отвергла.
3. Разбирательство по поводу выселения заявителя
В 2001 г. владельцы комнат, в которых заявитель временно проживала с 1998 г., обратились в суд с требованием о ее выселении. 13 июня 2001 г. Советский районный суд удовлетворил их иск. Суд признал, что здание подлежало строительному ремонту, все остальные жители были уже выселены, а заявитель не платила коммунальные платежи с августа 1999 г. Суд также отметил, что заявитель имела право на комнаты в общежитии, в котором она жила раньше, но отказывалась в них вернуться.
19 июля, 10 августа и 14 декабря 2001 г. районная администрация предлагала заявителю ордер на получение трех комнат в общежитии.
22 августа 2001 г. Волгоградский областной суд по ходатайству заявителя отменил решение от 13 июня 2001 г. и направил дело на новое рассмотрение. Как представляется, разбирательство по этому вопросу все еще продолжается.
4. Коммуникация жалобы властям Российской Федерации и новое рассмотрение дела в порядке надзора
5 октября 2001 г. данная часть жалобы была коммуницирована властям Российской Федерации.
4 февраля 2002 г. заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации был принесен протест о рассмотрении дела в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации. 4 марта 2002 г. Верховный Суд по надзорной инстанции отменил следующие судебные решения: постановление президиума Волгоградского областного суда от 17 июля 2000 г., постановление Советского районного суда от 26 июля 2000 г., определение Волгоградского областного суда от 30 августа 2000 г. - и направил дело на новое рассмотрение. Новое разбирательство дела все еще продолжается в Советском районном суде.
12 апреля 2002 г. президиум Волгоградского областного суда, рассмотрев дело в порядке надзора по протесту председателя областного суда, отменил постановление Советского районного суда от 22 июня 1999 г. и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Новое разбирательство по делу все еще продолжается.
В. Применимое национальное законодательство и правоприменительная практика
Статья 11 Гражданского процессуального кодекса, действовавшего на момент событий, предусматривала, что суды, начиная с областного уровня и выше, осуществляли надзор за деятельностью нижестоящих судов. Это означает, что согласно статьям 319, 320 и 327 определенные высокопоставленные должностные лица судебных органов могли в любой момент по ходатайству заинтересованного лица либо по собственной инициативе принести в вышестоящий суд протест на окончательное решение нижестоящего суда по любым вопросам факта и права. При принесении протеста производство по делу возобновлялось <*>, а исполнение решения приостанавливалось (статья 323). Процедура "пересмотра в порядке надзора" была отделена и отличалась от пересмотра решений по вновь открывшимся обстоятельствам (статьи 333 - 337).
------------------------------------
<*> Так в тексте Решения. - Примеч. перев.
СУТЬ ЖАЛОБЫ
1. Ссылаясь на статью 6 Конвенции, заявитель жаловалась на несправедливость судебного разбирательства по ее делу. В частности, она жаловалась на рассмотрение дела в надзорной инстанции, в ходе которого она не имела возможности представить свои доводы.
2. Заявитель жаловалась на то, что ее заставили проживать в условиях, составляющих бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, что ее право на уважение семейной и частной жизни было нарушено. Она также жаловалась на то, что она подверглась дискриминации по причине ее низкого заработка и скромного социального положения, и на то, что она не имела средств правовой защиты от таких нарушений. Заявитель также указывала на нарушение ее прав собственности по причине худшего качества предложенного ей жилья и по той причине, что ее личное имущество пришло в негодность из-за невозможности использования и ненадлежащих условий хранения в период ожидания решения жилищного вопроса. Она ссылалась на статьи 3, 8, 13 и 14 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции.
ПРАВО
1. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловалась на то, что решение от 22 июня 1999 г. было отменено в порядке надзора 17 июля 2000 г. президиумом Волгоградского областного суда и что такая процедура была "несправедливой". Пункт 1 статьи 6 Конвенции в части, применимой к данному делу, гласит:
"Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей... имеет право на справедливое разбирательство дела... судом..."
Власти Российской Федерации утверждали, что постановление президиума Волгоградского областного суда было отменено Верховным Судом Российской Федерации в порядке надзора в марте 2002 г. Такая процедура служила цели исправить предполагаемые нарушения, дело заявителя все еще окончательно не разрешено на национальном уровне и, таким образом, жалоба не может быть рассмотрена Европейским Судом.
Заявитель потребовала, чтобы рассмотрение ее жалобы было продолжено, и жаловалась на произвольную сущность такой процедуры.
Европейский Суд отметил, что жалоба по пункту 1 статьи 6 Конвенции касается отмены предыдущего решения в пользу заявителя. Вопрос состоит в том, может ли такая процедура, при которой окончательное решение может быть отменено, рассматриваться как совместимая со статьей 6 Конвенции и, в частности, нарушен ли при этом принцип правовой определенности (см. Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia) от 24 июля 2003 г., жалоба N 52854/99, §§ 55 - 56; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania) от 28 октября 1999 г., жалоба N 28342/95, § 62).
Тот факт, что решение президиума областного суда было впоследствии отменено ввиду принесенного протеста о пересмотре дела в порядке надзора, означает, что для разрешения этого вопроса требуется рассмотрение дела по существу. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Никаких других оснований для объявления жалобы неприемлемой не установлено.
2. Далее, заявитель жаловалась на плохие жилищные условия, дискриминацию по причине скромного социального положения и на отсутствие средств правовой защиты в связи с этим. Она также указывала на нарушение ее прав собственности по причине худшего качества предложенного ей жилья и порчи ее личного имущества. Она ссылалась на статьи 3, 8, 13 и 14 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции.
Власти Российской Федерации утверждали, что дело заявителя все еще окончательно не разрешено на национальном уровне, и, таким образом, данная часть жалобы является преждевременной.
Заявитель утверждала, что исход разбирательства неясен и она не имела средств правовой защиты в отношении предполагаемых нарушений.
Что касается части жалобы по статье 3 Конвенции, запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения применим, но при этом "жестокое обращение должно достичь минимального уровня жестокости" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Прайс против Соединенного Королевства" (Price v. United Kingdom), жалоба N 33394/96, ECHR 2001, § 24). Хотя жилищное положение заявителя может быть источником значительных страданий, Европейскому Суду не представлены материалы, которые могли бы поднять вопрос о соблюдении статьи 3 Конвенции

РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ВКПИ03-99 от 18.11.2003 В удовлетворении заявления о признании недействующими абзацев 6 и 7 раздела второго Федеральной целевой программы Государственные жилищные сертификаты отказано, так как оспариваемые нормы полностью соответствуют Федеральному закону О статусе военнослужащих, поскольку правом на обеспечение жилым помещением через органы местного самоуправления, в том числе за счет государственных жилищных сертификатов, обладают только те военнослужащие, увольняемые с военной службы, и граждане, уволенные с военной службы, основания увольнения которых указаны в Законе.  »
Общая судебная практика »
Читайте также