ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n КАС05-485 от 25.10.2005 В удовлетворении заявления о признании недействующим пункта 1 указания Министерства социальной защиты населения РСФСР от 20.04.1992 n 1-28-У О порядке применения Закона РСФСР О государственных пенсиях в РСФСР отказано правомерно, поскольку оспариваемое положение нормативного правового акта не противоречит действующему законодательству и не нарушает право заявителя на пенсионное обеспечение.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 октября 2005 г. N КАС05-485
Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Толчеева Н.К.,
членов коллегии Ермилова В.М.,
Манохиной Г.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании от 25 октября 2005 года гражданское дело по заявлению Б. о признании недействующим пункта 1 указания Министерства социальной защиты населения РСФСР от 20 апреля 1992 г. N 1-28-У "О порядке применения Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР"
по кассационной жалобе заявителя на решение Верховного Суда Российской Федерации от 26 августа 2005 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., объяснения представителя Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Таболиной И.В., возражавшей против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия
установила:
пунктом 1 указания Министерства социальной защиты населения РСФСР от 20 апреля 1992 г. N 1-28-У "О порядке применения Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" предусмотрено, что при назначении работникам льготных пенсий нет необходимости требовать от руководителей предприятий, организаций и учреждений данных о результатах аттестации рабочих мест, заключений органов государственной экспертизы, санитарно-эпидемиологических станций и других органов о фактических условиях труда на их рабочих местах. Однако, если в Списках для некоторых категорий рабочих, руководителей и специалистов указываются показатели (условия), при которых им предоставляются пенсионные льготы: классы опасности получаемых или применяемых вредных веществ, занятость на горячих участках работ, на добыче полезных ископаемых в карьерах и разрезах глубиной 150 м и ниже и т.п., то такие сведения должны быть подтверждены уточняющей справкой со ссылкой на документы.
Б. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании приведенного пункта недействующим, ссылаясь на то, что он противоречит федеральному закону, нарушает его право на пенсионное обеспечение, поскольку при назначении пенсии с особо вредными условиями труда Пенсионный фонд требует справку с кодами профессий условий труда, запись о которых в трудовую книжку не вносится.
Решением Верховного Суда Российской Федерации от 26 августа 2005 года в удовлетворении заявления отказано.
В кассационной жалобе Б. просит решение суда отменить, считая, что суд неправильно руководствовался законодательством, действующим в настоящее время.
Обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.
В соответствии с частью 1 статьи 251 ГПК РФ гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.
Из этой процессуальной нормы во взаимосвязи со статьей 253 ГПК РФ, устанавливающей порядок принятия решения суда о признании нормативного правового акта недействующим, следует, что суд при рассмотрении заявления об оспаривании нормативного правового акта проверяет этот акт в порядке абстрактного нормоконтроля на предмет соответствия федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу и действующим на день рассмотрения дела.
При таком положении суд при рассмотрении заявления Б., предъявленного в порядке главы 24 ГПК РФ, правильно руководствовался законодательством, действующим в настоящее время.
Вывод суда о том, что оспариваемое положение нормативного правового акта не противоречит действующему законодательству, подробно мотивирован в решении суда и является правильным, основан на нормах Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", Постановления Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10, Постановлений Правительства Российской Федерации от 18 июля 2002 г. N 537 и от 16 апреля 2003 г. N 225, подробно проанализированных в решении суда.
В кассационной жалобе не содержится доводов об ошибочности сделанных судом выводов, и оснований подвергать указанные выводы сомнению не имеется.
Доводы кассационной жалобы, по существу, сводятся к несогласию с действиями должностных лиц, связанными с обращением заявителя за назначением пенсии, что не является предметом проверки по настоящему делу. Б. не лишен возможности обратиться в суд с соблюдением правил подсудности с конкретным требованием о защите своих пенсионных прав, если считает их нарушенными.
Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Верховного Суда Российской Федерации от 26 августа 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (по материалам Военной коллегии Верховного Суда РФ) (Право в Вооруженных Силах, 2005, n 11) Судебные решения и определения, вынесенные Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации в июне 2005 г.  »
Общая судебная практика »
Читайте также