[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Розенберг, по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 23.10.2003 n 22/2002)] (Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2003 г., Статут, 2004) Исполнение ответчиком соглашения, заключенного после вынесения судебным приставом постановления об окончании исполнительного производства по решению МКАС и квалифицированного в качестве мирового соглашения, урегулировавшего между сторонами все претензии из контракта, лишает истца права требовать уплаты штрафа за просрочку платежа за период с даты вынесения МКАС решения по дату фактической уплаты суммы долга.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
1. Соглашение сторон, заключенное после вынесения судебным приставом постановления об окончании исполнительного производства по решению МКАС от 21 января 2002 г., с учетом его содержания квалифицировано в качестве мирового соглашения, урегулировавшего между сторонами все претензии из контракта, на основании которого МКАС вынес свое решение. Соответственно, исполнение ответчиком Соглашения лишает истца права требовать уплаты штрафа за просрочку платежа за период с даты вынесения МКАС решения от 21 января 2002 г. по дату фактической уплаты суммы долга.
2. При вынесении решения в качестве ориентира приняты во внимание предусмотренные АПК РФ положения, касающиеся примирительной процедуры и мировых соглашений.
Дело N 22/2002. Решение от 23.10.03
Иск был предъявлен украинской организацией к российской на основании контракта международной купли-продажи, заключенного сторонами 18 февраля 2000 г. Суть спора состояла в следующем. Ответчиком не был оплачен поставленный товар, в связи с чем МКАС решением от 21 января 2002 г. удовлетворил иск истца об уплате суммы основного долга и взыскании штрафа за просрочку платежа. Обращения ответчика, оспаривавшего это решение МКАС, в Мосгорсуд и Верховный Суд РФ не привели к положительным для него результатам, в связи с чем истцу 20 ноября 2002 г. был выдан исполнительный лист. Исполнительное производство постановлением судебного пристава от 9 декабря 2002 г. было окончено в связи с отзывом истцом исполнительного документа. 11 декабря 2002 г. стороны подписали Соглашение, по которому ответчик обязался в течение трех дней с момента указанного постановления уплатить истцу сумму, предусмотренную решением МКАС от 21 января 2002 г. В установленный Соглашением срок ответчик погасил истцу задолженность.
В новом иске, предъявленном в МКАС, истец требовал взыскать с ответчика штраф за просрочку платежа и проценты годовые за пользование его денежными средствами за период с даты вынесения МКАС первого решения по дату фактического погашения суммы основного долга.
Ответчик оспаривал требования истца по ряду оснований. Во-первых, по его мнению, выполнение им Соглашения, установившего новый порядок и сроки исполнения решения МКАС от 21 января 2002 г., исключает возможность новых требований истца. Во-вторых, предъявление истцом требования об уплате процентов годовых наряду с требованием об уплате договорной неустойки противоречит Постановлению Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14 от 8 октября 1998 г. В-третьих, размер неустойки, заявленной ответчиком с учетом уплаченного по решению МКАС от 21 января 2002 г. штрафа, составляющий примерно сумму основного долга, явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства.
По мнению истца, Соглашение сторон не являлось мировым, а лишь устанавливало порядок погашения задолженности. Свое требование о взыскании процентов годовых он отозвал.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. Компетенция Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ рассматривать данный спор предусмотрена арбитражной оговоркой заключенного сторонами контракта от 18 февраля 2000 г. (п. 8.2) и не оспаривается сторонами.
2. В отношении применимого права сторонами достигнута договоренность (п. 8.1 контракта), что по вопросам, не урегулированным в контракте, "стороны несут ответственность согласно действующему законодательству России". Исходя из этого, МКАС, руководствуясь п. 1 ст. 28 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и п. 1 параграфа 13 Регламента МКАС, признал, что настоящий спор подлежит разрешению в соответствии с нормами избранного сторонами российского права.
3. МКАС констатирует, что состав арбитража по данному делу был сформирован в соответствии с Регламентом МКАС, каких-либо замечаний по составу арбитража со стороны истца или ответчика не заявлено.
4. Обратившись к рассмотрению иска по существу, МКАС исходил из следующего.
В ходе обсуждения требования истца о взыскании с ответчика в соответствии со ст. 395 ГК РФ процентов годовых состав арбитража руководствовался Постановлением Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14 от 8 октября 1998 г. (п. 6), разъяснившим, что одновременное применение за неисполнение одного и того же денежного обязательства предусмотренной контрактом неустойки и уплаты процентов годовых за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) является неправомерным. При этом арбитраж обратил внимание истца на то, что он ранее уже избрал неустойку в качестве меры ответственности ответчика за просрочку платежа.
После состоявшегося в заседании арбитража обсуждения основного требования о взыскании процентов годовых, начисленных в соответствии со ст. 395 ГК РФ, истец отказался от предъявления к ответчику этого требования, о чем свидетельствуют представленное составу арбитража и в копии - ответчику письменное заявление истца об уточнении исковых требований и его пояснения в заседании арбитража. В связи с этим МКАС оставляет данное требование истца без рассмотрения.
5. При обсуждении требования истца о взыскании с ответчика штрафа за просрочку платежа МКАС исходил из следующего.
Как следует из материалов дела, после вынесения судебным приставом постановления от 9 декабря 2002 г. об окончании исполнительного производства в связи с отзывом истцом исполнительного документа по решению МКАС от 21 января 2002 г. сторонами было подписано Соглашение от 11 декабря 2002 г. В отношении содержания этого Соглашения во мнениях спорящих сторон имеются существенные расхождения. Ответчик в отзыве на иск и в письменных пояснениях к нему исходил из того, что поскольку в Соглашении от 11 декабря 2002 г. установлены новый порядок и срок исполнения упомянутого решения МКАС, то это Соглашение является по существу мировым соглашением, с исполнением которого разрешаются между сторонами возникшие из контракта от 18 февраля 2000 г. претензии.
Истец, возражая против утверждения ответчика о заключении сторонами мирового соглашения, в дополнении к исковому заявлению сослался на то, что Соглашение от 11 декабря 2002 г. касается лишь погашения ответчиком своей задолженности истцу, возникшей из контракта от 18 февраля 2000 г. и подлежавшей взысканию с ответчика по решению МКАС от 21 января 2002 г.
В заседании арбитража каждая из сторон продолжала придерживаться своего мнения, приведя аргументы, изложенные в ранее представленных в МКАС документах.
При таком положении МКАС счел необходимым дать толкование условиям заключенного сторонами 11 декабря 2002 г. Соглашения, в отношении которого позиции сторон расходятся. В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимаются во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.
Пункт 3 Соглашения от 11 декабря 2002 г. гласит: "Настоящее Соглашение вступает в силу с момента его подписания сторонами и действует до полного погашения задолженности".
Учитывая то обстоятельство, что Соглашение было подписано сторонами после вынесения судебным приставом постановления от 9 декабря 2002 г. об окончании исполнительного производства по делу N 71/2001, у МКАС есть основания полагать, что при включении приведенного выше пункта в Соглашение стороны имели в виду, что после полного погашения ответчиком своей задолженности истцу по вышеуказанному решению МКАС от 21 января 2002 г. действие данного Соглашения прекращается и тем самым считаются урегулированными между сторонами все претензии, возникшие из контракта от 18 февраля 2000 г. Иными словами, под "полным погашением задолженности" состав арбитража понимает полное урегулирование всех имущественных требований (включая и требование об уплате неустойки), которые были предметом арбитражного разбирательства между сторонами и которые вошли в сумму исковых требований по делу МКАС N 71/2001 от 21 января 2002 г., в связи с которым стороны впоследствии заключили мировое соглашение.
Материалы дела подтверждают, что, несмотря на получение истцом исполнительного листа от 20 ноября 2002 г., стороны в Соглашении от 11 декабря 2002 г. договорились о добровольном погашении ответчиком существовавшей на момент подписания Соглашения задолженности перед истцом суммы в долларах США, причем в рублевом эквиваленте. В этой связи МКАС считает целесообразным сослаться также на положения, содержащиеся в гл. 15 "Примирительные процедуры. Мировое соглашение" (ст. ст. 138 - 142) АПК РФ. Согласно п. 1 ст. 139 АПК РФ мировое соглашение может быть заключено на любой стадии арбитражного процесса, в том числе и при исполнении судебного акта. МКАС признал, что именно это имело место в рассматриваемом деле.
Пункт 1 ст. 142 АПК РФ предусматривает, что мировое соглашение исполняется лицами, его заключившими, добровольно в порядке и сроки, предусмотренные этим соглашением, что и было сделано ответчиком, погасившим полностью на основании Соглашения от 11 декабря 2002 г. свою задолженность истцу.
Следует также отметить, что целью мирового соглашения является прекращение между сторонами разногласий и претензий, возникших или могущих возникнуть из договора, а в данном случае - из заключенного между сторонами контракта от 18 февраля 2000 г.
Исходя из изложенного, МКАС пришел к выводу о том, что данный спор был урегулирован, а отношения сторон, возникшие из контракта от 18 февраля 2000 г., прекращены путем исполнения ответчиком полностью принятых на себя обязательств по Соглашению от 11 декабря 2002 г. Поэтому требование истца о взыскании с ответчика указанного выше штрафа удовлетворению не подлежит.
6. Поскольку требование истца о взыскании с ответчика штрафа оставлено МКАС без удовлетворения, а требование об уплате ответчиком процентов отозвано истцом в заседании арбитража, в соответствии с Положением об арбитражных расходах и сборах (п. 1 параграфа 6) расходы истца по уплате арбитражного сбора относятся на самого истца.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 23.10.2003 n 58263/00) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2004, n 2) По делу обжалуется задержка исполнения вступившего в законную силу судебного решения. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также