[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 3-о03-33 от 25.09.2003] Решение суда о принятии отказа государственного обвинителя от обвинения по ч. 3 ст. 298 Уголовного кодекса РФ является правильным, так как прекращение уголовного преследования в совершении преступления, предусмотренного указанной нормой, не свидетельствует об ухудшении положения обвиняемого и о нарушении его права на защиту.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 сентября 2003 года
Дело N 3-о03-33
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Каримова М.А.,
судей Рудакова С.В.,
Грицких И.И.
рассмотрела в судебном заседании от 25 сентября 2003 года кассационную жалобу обвиняемого Щиголева А.Ф. на постановление судьи Верховного суда Республики Коми от 3 июня 2003 года, которым принят отказ государственного обвинителя от обвинения Щиголева Александра Федоровича, 6 сентября 1961 года рождения, уроженца Мурманской области города Кандалакши, - в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 298 УК РФ.
Уголовное преследование Щиголева в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 298 УК РФ, прекращено за отсутствием в его действиях состава данного преступления.
Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения обвиняемого Щиголева А.Ф., поддержавшего жалобу, мнение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей необходимым постановление оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
органами предварительного расследования Щиголеву было предъявлено обвинение в том, что он, будучи защитником Напалкова С.Б. по уголовному делу в отношении последнего, 19 ноября 2002 года, находясь в зале судебного заседания, в присутствии других участников судебного разбирательства в ходе выступления в прениях умышленно, подрывая доверие граждан к лицам, участвующим в отправлении правосудия, умаляя авторитет правоохранительных органов государства, осознавая публичный клеветнический и уничижительный характер своих высказываний в отношении потерпевших, а также факт принадлежности последних к должностным лицам правоохранительных органов и желая совершения данных действий, действуя из мотивов мести за правомерную деятельность по производству предварительного расследования, преследуя цель их дискредитации, унижения чести и достоинства должностных лиц, будучи несогласным с постановлением о прекращении уголовного преследования и отмене избранной меры пресечения в отношении Першукова А.В., в устной форме высказал клевету, заведомо ложные измышления, не соответствующие действительности, унижающие честь и достоинство потерпевших в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, заявил: "Я вижу два варианта такого решения - либо следователю, начальнику СО и прокурору, утвердившему обвинительное заключение, были заплачены большие деньги, либо они полные дураки и тупые", обвинив тем самым, как изложено обвинением, заместителя прокурора Эжвинского района города Сыктывкара Шабаршина С.М., начальника следственного отдела при Эжвинском РОВД города Сыктывкара Доронина И.Н. и следователя следственного отдела Эжвинского РОВД города Сыктывкара Низовцева А.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 290 УК РФ, отнесенного к категории тяжких преступлений.
Указанное деяние органами следствия было квалифицировано ч. 3 ст. 298 УК РФ.
Далее в обвинении Щиголева органами следствия утверждается, что последний при вышеуказанных обстоятельствах в ходе выступления в объявленных судом прениях, находясь в зале судебного заседания, в присутствии других участников судебного разбирательства умышленно, осознавая публичный, неприличный и оскорбительный характер своих высказываний, заведомо зная, что следователь СО при РОВД г. Сыктывкара Низовцев А.Н., начальник СО при РОВД г. Сыктывкара Доронин И.Н. и заместитель прокурора Эжвинского района г. Сыктывкара Шабаршин С.М., утвердивший обвинительное заключение по уголовному делу, являются представителями власти, и желая совершения данных действий, в устной форме высказал публичное оскорбление - умышленное унижение чести и достоинства потерпевших в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, заявив: "Я вижу два варианта такого решения - либо следователю, начальнику СО и прокурору, утвердившему обвинительное заключение, были заплачены большие деньги, либо они полные дураки и тупые", в неприличной и оскорбительной форме отозвавшись об их деловых и профессиональных качествах.
Эти действия органами следствия квалифицированы ст. 319 УК РФ.
По данному делу судьей вынесено названное выше постановление. Кроме того, постановлением судьи Верховного суда Республики Коми от 3 июня 2003 года уголовное дело в отношении Щиголева А.Ф., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, по подсудности направлено мировому судье Слободского судебного участка Эжвинского района г. Сыктывкара. Мера процессуального принуждения - обязательство о явке Щиголеву А.Ф. оставлена без изменения.
В своей кассационной жалобе Щиголев указывает, что принятие отказа государственного обвинителя является неправомерным. Отмечает, что в соответствии со ст. 252 УПК РФ изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается в том случае, если этим не ухудшается положение подсудимого. С точки зрения Щиголева, принятие отказа от обвинения лишает его права на рассмотрение дела судом присяжных, ибо оставшаяся ст. 319 УК РФ подсудна мировому судье, а он заявлял о рассмотрении его дела судом присяжных, рассчитывая на более объективное рассмотрение вопроса о его виновности, поскольку считает, что дело сфабриковано, у него большие сомнения в беспристрастности иного суда. Принимая отказ от обвинения, эти обстоятельства суд не учел.
Просит данное постановление отменить.
Проверив материалы, обсудив доводы Щиголева, изложенные в жалобе, Судебная коллегия для отмены постановления оснований не находит.
По поступившему в Верховный суд Республики Коми уголовному делу в отношении Щиголева А.Ф. судьей данного суда было обоснованно назначено предварительное слушание, поскольку при выполнении требований ст. 217 УПК РФ обвиняемый Щиголев заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, желал воспользоваться правом, предусмотренным п. п. 1 и 3 части 5 ст. 217 УПК РФ.
Согласно п. 2 ч. 1 ст. 227 УПК РФ по поступившему уголовному делу судья принимает решение о назначении предварительного слушания в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 229 УПК РФ для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей. Как предусмотрено ч. 1 ст. 229 УПК РФ, суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе при наличии оснований, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, проводит предварительное слушание.
Как видно из протокола предварительного слушания, государственный обвинитель указал, что обвинение Щиголева по ст. 298 ч. 3 УК РФ материалами дела не подтверждено. В связи с отсутствием состава преступления отказался от обвинения Щиголева в совершении преступления, предусмотренного ст. 298 ч. 3 УК РФ, просил прекратить в отношении Щиголева уголовное преследование по этой статье уголовного закона, а уголовное дело в отношении обвиняемого по ст. 319 УК РФ направить по подсудности мировому судье.
При таких обстоятельствах решение суда о принятии отказа государственного обвинителя от обвинения Щиголева по ст. 298 ч. 3 УК РФ является правильным.
В силу ч. 5 ст. 236 УПК РФ если в ходе предварительного слушания прокурор изменяет обвинение, то судья отражает это в постановлении и в случаях, предусмотренных УПК РФ, направляет уголовное дело по подсудности.
Принятые по результатам предварительного слушания по уголовному делу в отношении Щиголева А.Ф. решения судьи Верховного суда Республики Коми соответствуют требованиям закона. В данном случае решение этих вопросов не зависит от позиции обвиняемого.
В связи с изложенным утверждения Щиголева в жалобе о "неправомерности принятия судьей отказа прокурора от обвинения по ст. 298 ч. 3 УК РФ" несостоятельны, на законе не основаны.
Прекращение уголовного преследования Щиголева в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 298 УК РФ, по основаниям, указанным в постановлении, направление уголовного дела в отношении его по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, по подсудности не свидетельствуют об ухудшении его положения, о нарушении его права на защиту, как о том указывает Щиголев в жалобе.
Согласно ст. 252 ч. 1 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.
В соответствии со ст. 31 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 319 УК РФ, подсудны мировому судье.
Таким образом, с доводами Щиголева согласиться нельзя, его кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
постановление судьи Верховного суда Республики Коми от 3 июня 2003 года в отношении Щиголева Александра Федоровича оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] По делу оспаривается правомерность вынесения обвинительного приговора по делу о клевете в отношении членов признанного движения Сопротивления. Жалоба признана приемлемой. (по материалам Решения Европейского Суда по правам человека от 23.09.2003 по делу n 64915/01)  »
Общая судебная практика »
Читайте также