ВОПРОС-ОТВЕТ (А. Власов) (Российская юстиция, 2003, n 9) Как повысить эффективность гражданского судопроизводства?

ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА?"
Задача построения в России правового государства требует коренных изменений в сфере осуществления правосудия : превращения судебной власти в реально независимую и самостоятельную ветвь государственной власти и повышения эффективности в ее деятельности.
Основной задачей гражданского судопроизводства является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. Однако жизнь показывает, что эффективность достижения этих задач и целей возможна лишь при соблюдении определенных условий.
Как известно, в русском языке под "эффективностью" понимается способность субъекта достигать определенных результатов, поставленных целей, действенность. Это в полной мере касается и отправления правосудия, осуществляемого судом в рамках гражданского судопроизводства. Основываясь на личном многолетнем опыте работы в качестве федерального судьи, полагаю, что применительно к правосудию по гражданским делам эффективность должна состоять из четырех составляющих: 1) правильной организации работы суда; 2) наличия идеального процессуального механизма, способного обеспечить выполнение поставленных перед судебной властью задач; 3) высокого профессионализма судейского корпуса, не допускающего в своей деятельности судебных ошибок; 4) морального облика судей и осознания ими ответственности за принимаемые решения. При отсутствии в этом блоке хотя бы одного из элементов вся судебная машина будет давать сбои, а судебная власть будет неэффективна.
Итак, для достижения поставленной законодателем цели, на мой взгляд, прежде всего в России должна быть изменена существующая система организации работы судов, которая привела к размыванию судебных функций, к смешению судебных и исполнительных функций и, как следствие, к нарушению принципа независимости судей, что негативно сказывается на судебной защите прав и законных интересов граждан и организаций.
В настоящее время судьи первой инстанции (а именно по их работе в основном можно судить об эффективности правосудия в гражданском судопроизводстве), на которых лежит основное и самое тяжелое бремя разрешения гражданских споров, организуют и проводят прием исковых заявлений у физических и юридических лиц, обеспечивают проведение судебного процесса, контролируют и несут ответственность за работу секретарей и т.д., чем они в принципе не должны заниматься.
Согласно проведенным научным исследованиям вся эта несвойственная им работа отрывает у них примерно 60% рабочего времени. Один только прием населения отнимает как минимум 2 рабочих дня в неделю, после которых они психологически и физически не способны адекватно осуществлять руководство судебным процессом. Уже в этой подготовительной стадии нередко назревает конфликт между судьей и сторонами по делу, что приводит достаточно часто к заявлениям об отводе судьи, поскольку, контактируя с различными гражданами, ему порой бывает трудно сдержаться и как-то не нагрубить. Вместе с тем эту несложную работу вместо судьи вполне мог бы выполнить любой подготовленный работник канцелярии с высшим юридическим образованием, а судья в это время мог бы лучше изучить материалы дела.
Все это не соответствует Рекомендациям Комитета министров Совета Европы (раздел II), согласно которым рекомендовано государствам-членам "не увеличивать, а постепенно уменьшать количество не имеющих к судебному разбирательству задач, возложенных на судей, поручая такие задачи другим лицам или органам".
Даже для того, чтобы попасть на прием к врачу, необходимо завести медицинскую карту, сообщить - что болит, а уже работник регистратуры решит, к какому врачу направить больного.
Поэтому освобождение судей от несвойственных им организационно-распорядительных функций позволит им получить реальную возможность "переварить" все возрастающее количество судебных дел, больше внимания уделить своей профессиональной подготовке и сохранить с достоинством свое лицо беспристрастного судьи, которого можно уважать и которому можно доверять. Это должно также повысить и авторитет Верховного Суда РФ, который должен больше уделять внимания вопросам разъяснений судебной практики в целях обеспечения ее единства и законности (ст. 126 Конституции РФ). К сожалению, непомерно разбухший количественный состав судей Верховного Суда (около 120 человек) в основном занимается исправлением судебных ошибок, т.е. дублированием работы нижестоящих судов, подменой их функций, задач, отчего и принижается его авторитет как высшей судебной инстанции в государстве. Задача государства должна состоять в ином - чтобы правильно организовать работу нижестоящих судов, а вмешательство Верховного Суда в исправление судебных ошибок должно иметь место лишь в исключительных случаях. В связи с чем в целях экономии государственных средств должен быть также сокращен и штат судей Верховного Суда РФ до 15 - 20 человек. Еще одним важным условием повышения эффективности правосудия по гражданским делам должно служить наличие действенного процессуального механизма, в полной мере отвечающего международным стандартам. Судья - правоприменитель. У него нет времени идти в научную библиотеку, чтобы получить ответ на тот или иной юридический вопрос. У него "гора дел" и толпа граждан на личном приеме. У него на столе должен лежать такой детализированный Гражданский процессуальный кодекс, который бы отвечал на все возникающие у него вопросы. К сожалению, разработчики хотя и потратили на его создание 7 лет, вместе с тем этот Кодекс имеет массу пробелов и противоречий и не отвечает насущным потребностям правоприменителей. Опросы судей, прокуроров, адвокатов подтверждают это.
Особую актуальность это обстоятельство приобретает в связи с ратификацией 5 мая 1998 г. Российской Федерацией Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., а также признанием Россией юрисдикции Европейского Суда по правам человека по вопросам толкования и применения Конвенции с ноября 1998 г. в связи с вступлением 28 февраля 1996 г. в Совет Европы.
В силу ст. 6 данной Конвенции на государствах-участниках (в том числе и России) лежит обязанность по созданию и обеспечению функционирования институтов, необходимых для надлежащего отправления правосудия, а также по принятию законов, гарантирующих свободный доступ к правосудию, беспрепятственность и справедливость самого судебного разбирательства.
Таким образом, повышение эффективности осуществления правосудия напрямую зависит и от обеспечения его доступности, которая, в свою очередь, включает ряд процессуальных аспектов. Остановимся на некоторых из них.
Возможность беспрепятственно обратиться за судебной защитой и одновременно упрощение процедуры судебного разбирательства. В настоящее время в России сняты любые ограничения на обращение в суд, что в полной мере соответствует международным стандартам Совета Европы. Однако расширение сферы судебной защиты нередко приводит к перегрузкам в работе судейского корпуса, что в целом негативно сказывается на эффективности осуществления правосудия. Решение этой проблемы, как уже ранее отмечено, возможно как в организационном плане, так и процессуальном, путем исключения из судебной юрисдикции некоторых категорий малозначительных дел бесспорного характера при условии сохранения механизма последующего судебного контроля.
Ряд предложений по упрощению процедуры судебного разбирательства гражданских дел содержатся в Рекомендациях Комитета министров Совета Европы от 14 мая 1981 г. N R(81)7 "Комитет министров - государствам-членам относительно путей обеспечения доступа к правосудию" и от 28 февраля 1984 г. N R(84)5 "Комитет министров - государствам-членам относительно принципов гражданского судопроизводства, направленных на совершенствование судебной системы". Одним из таких предложений является активное использование мер по примирению сторон до судебного разбирательства, развитие института посредничества, сокращение судебных издержек, развитие особых процедур, направленных на обеспечение быстрого судебного разбирательства. С учетом этих рекомендаций в российском законодательстве также необходимо закрепить правила, ускоряющие разрешение спора: а) в случаях, не терпящих отлагательств; б) в случаях, связанных с исками на небольшие суммы; в) в связи с дорожно-транспортными происшествиями, трудовыми спорами, вопросами, касающимися отношений между арендодателем и арендатором жилища, и некоторыми вопросами семейного права.
Тем не менее упрощение судопроизводства не должно становиться самоцелью законодателя.
Так, по новому ГПК РФ суд не ориентирован на поиск истины, которая, несомненно, должна являться одной из целей судопроизводства. Еще А. Герцен в свое время писал, что "уважение к истине - начало премудрости", а М. Цицерон еще до нашей эры отмечал, что "природа наделила человека стремлением к обнаружению истины", а поиск истины предполагает активность, а не пассивность суда! В связи с этим возникает вопрос: можно ли достигнуть цели гражданского судопроизводства по защите нарушенных прав и законных интересов личности, не установив при этом истину? На мой взгляд, оторвать одно от другого невозможно (последние события по поводу ареста в июне 2003 г. в г. Москве сотрудников милиции - "оборотней", которые фабриковали уголовные дела, подбрасывая гражданам наркотики и оружие, подтверждают в полной мере этот довод. Поэтому, какими бы плохими ни были сотрудники милиции или прокурор, плохо надзирающий за работниками милиции, вся ответственность в итоге лежит на суде, который вынес обвинительный приговор невинным жертвам, в результате чего они необоснованно оказались в местах лишения свободы. И если бы суд был обязан в соответствии с нормами процессуального законодательства устанавливать истину по делу, то такого беззакония могло бы и не быть).
А, как известно, анемичный суд - это анемичная государственная власть, при которой расцветают алчность и произвол сильного, но не торжество правого.
Поэтому роль современного суда не должна проявляться и исчерпываться лишь в разъяснении прав и обязанностей лицам, участвующим в деле, и оказании содействия в их реализации.
Более всего недоумение и беспокойство вызывает также освобождение суда от обязанности защиты публичных интересов. Чревата отрицательными последствиями тенденция сворачивания форм внешнего контроля за правосудием на фоне гипертрофированной юридической неприкосновенности судей и расширения их индивидуальной юрисдикции. Я имею в виду исключение из нового ГПК судебного надзора, что прямо противоречит ст. 126 Конституции РФ. Ведь данная норма была принята Государственной Думой в нарушение Конституции РФ.
Я уже не говорю о прокурорском надзоре, призванном выполнять задачи по обеспечению законности в гражданском судопроизводстве, который также преждевременно исключен из ГПК. В связи с этим явно надуманными являются высказывания некоторых авторов о том, что прокурор осуществляет надзор "за судебной деятельностью". Этим ангажированным авторам необходимо раз и навсегда понять, что прокурор ни за судьей, ни за его профессиональной судебной деятельностью надзор не осуществляет.
С целью ввести в заблуждение "радетелями" независимости судей производится сознательная подмена понятий, поскольку "деятельность судьи по осуществлению правосудия" и принимаемое им в итоге "судебное постановление" - это разные категории. Да и что бояться судье, если он честный и принципиальный юрист? Прокурора может бояться только тот судья, которому необходима вседозволенность для достижения своекорыстных целей.
На мой взгляд, роль современного суда не должна исчерпываться лишь определением предмета доказывания по делу, разъяснением лишь прав и обязанностей лицам, участвующим в деле, и оказанием содействия в их реализации. В связи с этим отказ законодателя от прежней редакции ст. 14 ГПК РСФСР, по которой суд был обязан принимать все меры по выяснению всех обстоятельств дела, с учетом сложившейся тяжелой экономической и социальной ситуации в России, оказался явно преждевременным. Поэтому создание "классического" состязательного судебного процесса в России по ряду объективных причин - дело далекого будущего. К сожалению, приходится лишь наблюдать состязание не равноправных процессуальных противников, а соревнование кошельков. Кто богаче, тот и оказывается победителем в процессе, поскольку у него всегда имеется опытный, способный его защитить адвокат, да еще и не один. В проигрыше, к сожалению, остается неимущий гражданин.
При таком подходе вряд ли можно быть уверенным, что суд достигнет поставленной цели. Практика Европейского Суда по правам человека по рассмотрению гражданских дел подтверждает этот вывод.
Опасны также отступления от обеспечения принципа законности и необоснованная абсолютизация принципов диспозитивности и состязательности в гражданском процессе.
В последние годы в юридической литературе достаточно много публикаций посвящено вопросам диспозитивности, состязательности в гражданском процессе, однако как-то все забыли о законности и в этой связи - о ее значении для правосудия, защите прав личности.
Однако это является большим упущением, поскольку законность является тем прочным правовым фундаментом, без которого, как в строительстве, немыслимо возведение дома, ибо такой дом заранее обречен на разрушение, поскольку вначале в стенах будут появляться трещины, а затем и полное его разрушение. Так и в судопроизводстве: не будет должное обеспечение законности - не будут должным образом обеспечены и диспозитивность, состязательность сторон и многое другое, без чего невозможно эффективное осуществление правосудия и быстрое восстановление нарушенных прав и законных интересов физических и юридических лиц.
Таким образом, законность в гражданском судопроизводстве представляет собой достижение в государстве верховенства Конституции РФ, стабильности и непротиворечивости законов, точного и единообразного их исполнения всеми участниками процесса, и в первую очередь судьями. К сожалению, этот важнейший принцип, правильно ориентирующий суд на принятие законных и обоснованных решений, в ГПК РФ не закреплен, как, например, в Арбитражном процессуальном кодексе РФ.
Также вызывает сомнение целесообразность введения в ГПК РФ (ч. 3 ст. 11) применения в случае отсутствия норм права, регулирующих спорные отношения, аналогии процессуального закона и права, поскольку процессуальный механизм должен быть детально разработан самим законодателем. С одной стороны, это как бы дает суду право применять субсидиарно нормы иных отраслей права, но с другой стороны - это нередко приводит к судебным ошибкам и произволу. Тем более необходимо учитывать, что российский судейский корпус, активно пополняемый молодыми судьями, еще далек от высокого профессионализма.
Задача процессуальной науки состоит именно в том, чтобы совместно с правоприменителями усовершенствовать

ИНФОРМАЦИЯ (А. Петуховский) (Российская юстиция, 2003, n 9) Свидетельский иммунитет: проблемы развития процессуального института  »
Общая судебная практика »
Читайте также